12 августа 2019, 13:07 27617

«Больница смерти». Во что превратилась рязанская ОДКБ

«Больница смерти». Во что превратилась рязанская ОДКБ

«Это бунт»! Так характеризуют сложившуюся ситуацию в Рязанской областной детской клинической больнице ее сотрудники. Внутренний конфликт руководства медучреждения с персоналом вылился на всеобщее обозрение весной этого года и сейчас продолжает набирать обороты. Само по себе восстание врачей против системы — явление удивительное, а для консервативной Рязани и вовсе уникальное. Узкопрофильные специалисты редко пользуются правом голоса, боясь быть уволенными с «волчьим билетом». Вероятно, непонимание между главным врачом ОДКБ Инной Лебедевой и медперсоналом достигло предела, раз дело дошло до ультиматумов и массовых заявлений на увольнение. Недовольны работой руководства больницы и родители тех детей, которые проходят там лечение.

Журналисты YA62.ru несколько месяцев общались с пациентами, врачами и сотрудниками ОДКБ. Мы публикуем расследование о главной детской больнице региона.


Без лицензии

Впервые в редакцию YA62.ru сотрудники ОДКБ обратились в марте этого года, когда заявление на увольнение по собственному желанию написала заведующая хирургическим отделением и единственный в Рязанской области детский хирург-уролог Любовь Клипова. По мнению медперсонала, к такому шагу ее вынудила главный врач больницы Инна Лебедева. И несмотря на то, что увольнение Клиповой было внезапным, на ее место спустя несколько дней был назначен «выпускник Воронежской медицинской академии, детский хирург, детский уролог Роман Попов. Молодой, перспективный и очень квалифицированный специалист, который имеет опыт работы по оказанию хирургической помощи при неотложных состояниях в экстренных условиях». Именно такой характеристики удостоил нового врача региональный минздрав.

Назначенный авторитарным решением Лебедевой детский врач, однако, не вызывал доверия у его рязанских коллег. По мнению нескольких хирургов ОДКБ, с которыми нам удалось поговорить на условиях анонимности, Роман Попов делал операции с нарушениями, не знал элементарных вещей и часто обращался за помощью к другим докторам.

Спустя неделю после назначения нового заведующего отделением хирургии в редакцию YA62.ru начали обращаться родители маленьких пациентов ОДКБ. Рязанка Екатерина Попова рассказала, что ее семимесячной дочери с врожденной патологией Роман Попов отказал в проведении операции, несмотря на то, что она была запланирована. Женщине пришлось везти девочку в Москву, где операцию провели успешно.

В середине апреля хирург Роман Попов отказал в операции 10-месячному младенцу. Собственный источник в ОДКБ отметил, что на тот момент это был не единичный случай и в постановке на операции отказывали многим детям.

Позже стало известно о том, что новый завотделением хирургии ОДКБ не смог качественно прооперировать грыжу ребенку. Об этом подробно можно прочитать в нашем материале. Отметим, что в протоколе операции Роман Попов сделал несколько фактических ошибок, которые, по мнению практикующих хирургов больницы, ставят под сомнение его профессионализм.

14 июня, пролежав с температурой две недели, перенеся две операции в ОДКБ, скончалась полуторагодовалая девочка. Операции по защемлению грыжи проводил все тот же Попов — 30 мая и 3 июня. По информации собственного источника YA62.ru, в этот период у хирурга закончилась лицензия и об этом знало руководство больницы. Однако от практики он отстранен не был и продолжал проводить операции. В пресс-службе CУ CКР по Рязанской области рассказали, что по факту смерти ребенка проводится проверка, о возбуждении уголовного дела информации не поступало. Однако родители детей, попавших в ОДКБ, с недавних пор называют это учреждение не иначе, как «больница смерти».

В распоряжение журналиста YA62.ru попал документ об отстранении Романа Попова от деятельности врача-хирурга в связи с окончанием действия сертификата. В нем же говорится о том, что врач обязан пройти проверку знаний и навыков, чтобы подтвердить свою компетенцию. Документ подписан главврачом Лебедевой 7 июня.

Фото 1 Приказ об отстранении Романа Попова от операций ОДКБ.jpg

Однако, если верить записям журнала операций, хирург Попов продолжал оперировать без лицензии даже после подписания приказа. Например, 26 июня доктор провел операцию ребенку, которому 3 года и 9 месяцев.

Фото 2 Журнал операций ОДКБ Попов.jpg

Как рассказал собственный источник в ОДКБ, эта операция была не единственная, они проводились регулярно.


Массовые увольнения

В конце июля 12 врачей ОДКБ и 20 медсестер написали заявления об увольнении. Требований было три: убрать Инну Лебедеву с должности главного врача, вернуть Любовь Клипову в хирургию и уволить Романа Попова. После встречи сотрудников ОДКБ с министром здравоохранения Андреем Прилуцким последнее требование было выполнено. Хотя официальная версия минздрава звучит так: Попов ушел по собственному желанию, в связи с переездом в другую местность. Заявления об увольнении врачей и медсестер были отозваны.

Как удалось выяснить журналисту YA62.ru, за время руководства Инны Лебедевой массовые увольнения в больнице уже случались, однако не были преданы огласке. Нам удалось пообщаться с бывшей заведующей отделением лучевой диагностики ОДКБ Татьяной Епишиной. В 2017 году из больницы уволилось все отделение, из-за невозможности работать под руководством главного врача.

— Я работала в ОДКБ с 2009 года, за это время сменилось три главврача, и больница под их руководством процветала, — вспоминает собеседница YA62.ru. — А потом, под Новый год, к нам пришла Инна Лебедева. Не могу сказать, что это был открытый конфликт. Просто случались ситуации, во время которых она унижала, оскорбляла меня и врачей моего отделения. Работать в таких условиях стало трудно. Мое отделение было уникальным, единственным таким во всем регионе. Мы научились делать все виды лучевой диагностики, старались выполнять свою работу идеально, однако я постоянно слышала от нее о своих докторах, что они лентяи и бездари. Подписывать работы на квалификационные категории она оказывалась. Она даже издала свой приказ, противоречащий основному приказу о категориях по срокам их получения. А это еще больше уменьшало и так небольшую зарплату врачей ОДКБ и снижало их статус. Когда министерство здравоохранения выделяло бюджетные места на обучение сотрудников — причем места целевые, уже оплаченные, под конкретных специалистов, — Лебедева не подписывала путевки, хотя они уже вот, на столе у нее лежали. Заявляла, что не нужно учить моих докторов, это бесполезно.

По словам бывшей завотделением, главный врач совершала много действий, которые в простонародье можно было бы охарактеризовать как самодурство.

— Если она шла по коридору и видела, что у кабинетов очереди, — она ругалась на врачей, почему очереди собрали, — вспоминает бывшая сотрудница ОДКБ. — Если очередей не было, то кричала, почему нет людей, что мы совсем не работаем. Были угрозы о том, что она нас уволит с такой характеристикой, что больше никто нас в Рязани работать не возьмет.

По поводу манеры общения Инны Лебедевой с сотрудниками неоднократно писались жалобы в министерство здравоохранения Рязанской области. Ответ Прилуцкого всегда был одинаков: проведена проверка и разъяснительная беседа.

Фото 3.1 Жалоба на Лебедеву ОДКБ.jpg

Татьяна Епишина вспоминает, что после очередной жалобы вышестоящему руководству Инна Лебедева ходила по кабинетам и требовала у докторов расписаться, что эту жалобу писали не они. 

— Со мной был случай, когда сломался датчик на пульсоксиметре для контроля состояния маленьких пациентов под наркозом, — вспоминает собеседница. — «Родной» датчик очень дорогой, я попробовала использовать обычный пульсоксиметр, и он работал в слабом поле нашего магнита. Согласовала необходимость приобретения замены с зам. главного врача. Мы написали служебную записку: просим взамен прибора за 400 тысяч рублей приобрести прибор за 20 тысяч рублей. Приложили обоснование. Вечером этого же дня мне домой позвонила главврач и орала в трубку, какое право я имею указывать ей, что покупать, собрала в кучу оскорбления на все отделение.

По словам Епишиной, первым отделение лучевой диагностики покинул молодой врач, потом уволилась она сама, а за ней и еще двое. Сложилась ситуация, когда снимки МРТ и КТ в детской больнице описывать стало просто некому. Возникли проблемы с УЗИ-обследованиями, снова очереди растянулись на недели. Как рассказала доктор, снимки МРТ отправлялись в Белгород, а КТ — в Подмосковье, чтобы специалисты из других городов делали по ним описание. Точность в большинстве ситуаций страдала, так как «доктора по удаленке» не видели полной картины болезни.

Напомним, одним из самых громких происшествий в Рязанской ОДКБ в этом году стала смерть 14-летней девочки в туалете медучреждения. Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту «смерти по неосторожности». Девочка поступила в ОДКБ с травмами головы, однако ребенку не было проведено соответствующее лечение — в том числе не был сделан снимок. По мнению одного из источников, отказаться от диагностики могли из-за того, что аппарат МРТ был сломан.


Сомнительные закупки

Деятельностью главного врача ОДКБ недовольны и родители юных пациентов. С журналистом YA62.ru связались мамы детей, больных диабетом, и рассказали о том, что госзакупки препаратов и комплектующих проходят по завышенным ценам.

— Примерно с 2014 года все тендеры на поставку расходников в ОДКБ выигрывает некое ООО «Диамед», которое по сути является простым перекупщиком, — рассказывают родители, пожелавшие не называть себя в тексте (в распоряжении редакции есть диктофонная запись разговора и все предоставленные документы). — Эта же компания занимается продажей инсулиновых помп и в розницу. И если сравнить цены, то становится непонятно, зачем вообще проводить аукционы, если в розницу товар в несколько раз дешевле? 

Информатор YA62.ru предоставила документы, согласно которым устройство для инфузии, приобретенное у «Диамеда», в розницу стоит 810 рублей, в то время как закупочная цена по конкурсу для ОДКБ составила 1 640 рублей. Оба документа датированы апрелем 2016 года.

Фото 4.1 Розничная закупка.jpg

Фото 5 Госзакупка ОДКБ завышенные цены.jpg

— Мы стали обращаться в УФАС и министерство здравоохранения Рязанской области, в прокуратуру, следственный комитет, — рассказывают родители. — Никаких нарушений в деятельности Лебедевой обнаружено не было, зато ситуация в декабре 2018 года исправилась сама собой: цены по закупкам приблизились к розничным. Может быть, руководство ОДКБ чего-то испугалось, или это просто временные меры, чтобы мы от них отстали.

Помимо закупок, руководство ОДКБ, по мнению родителей, проводит махинации с приписыванием несуществующих посещений пациентам, больным диабетом. На это также обратили внимание родители детей.

— Мы запросили в своих страховых компаниях, к которым относятся наши полисы ОМС, распечатку посещений и их стоимость, — рассказывает мама одного из детей. — Оказалось, к примеру, что если по факту мы посещали ОДКБ один раз в месяц, в страховую отсылались данные, будто было три или четыре посещения. Кстати, одно посещение эндокринолога в детской областной больнице стоит 2 700 рублей, что в четыре раза дороже, чем в частной клинике.

По словам родителей, они написали заявление в страховую о том, что указаны лишние посещения, и попросили разобраться с руководством ОДКБ по этому поводу. В результате родителям пришло письмо от страховой компании, в котором говорится, что руководство ОДКБ не отрицает наличия фиктивных посещений и объясняет это тем, что деньги, вырученные от данной деятельности, идут на покупку необходимых диабетикам лекарств.

Фото 6.1. Ответ страховой фирмы по припискам. jpg

Фото 7.1 Ответ Лебедевой по припискам ОДКБ.jpg

Тогда родители написали запрос в минздрав Рязанской области, чтобы узнать, на какие деньги закупаются необходимые расходники. В ответе было сказано, что на приобретение всего необходимого деньги выделяются из федерального бюджета и ОДКБ обеспечена полностью.

Фото 8.1 Ответ минздрава по обеспечению диабетиков лекарствами ОДКБ.jpg

Фото 9 Продолжение ответ Минздрава.jpg

— Какими бы благими побуждениями Лебедева ни объясняла незаконные приписки — мы ей не верим, — утверждают родители. — Эта деятельность в любом случае незаконна. А если уж нам отвечают, что средства на диабетиков выделяются из бюджета страны, то возникает вопрос: куда вы, Инна Николаевна, деваете страховые деньги? Когда я начала задавать эти вопросы Лебедевой лично, она стала в ответ мне угрожать. Говорила, что если я не перестану копать, то мне проведут принудительную психиатрическую экспертизу, которая покажет то, что нужно, и лишат родительских прав. Я ответила, что экспертизы не боюсь, но если и будем проводить ее, то независимую, в Москве. На этом наше общение закончилось.


Подозрение на психические отклонения

— Я работаю в ОДКБ 24 года, и мы с коллективом пережили много трудностей, — рассказывает анестезиолог-реаниматолог Ольга Леонидовна Перкова. — За все эти годы я ни разу не слышала ни одного неуважительного слова ни от одного из главврачей. Все они были профессионалами, на плечах которых лежала забота о детях. Когда пришла Инна Лебедева, она ясно дала понять, что она не руководитель, а работодатель, что в корне отличалось от привычного уклада. Началась активная текучка кадров: уволилось все отделение лучевой диагностики, весь отдел кадров. Уходили специалисты и других областей. В ОДКБ стало невозможно не только работать, но и развиваться профессионально.

— Например, мне Лебедева необоснованно перестала делать выплаты за категорию, положенные по закону, — рассказывает собеседница YA62.ru. — Притом что категория подтверждена, есть соответствующая запись в трудовой книжке. Но главврач не подписывает приказ.

Фото 10 Присвоение категории Перковой.jpg

— Существует много медицинских конференций, где доктора делятся знаниями, — рассказывает реаниматолог. – Я в них тоже участвовала и была лектором. В августе 2018 года правительство Рязанской области предложило нашим докторам выступить с идеями и предложениями, что можно поменять к лучшему в региональной медицине. Я предложила свой проект по улучшению оказания медицинской помощи детям в регионе и передала мотивационное письмо в приемную губернатора Николая Любимова. Спустя какое-то время мне позвонила Инна Лебедева, которая кричала в трубку и спрашивала, что за проект я представила и какое право я на это имела. 

По словам Ольги Перковой, позже она общалась с Ларисой Крохалевой и Андреем Прилуцким по вопросу своего проекта и было решено устроить общественный совет и обсуждения. В итоге доктору пришла резолюция по проекту: он не был отклонен, но было предписано доработать его с учетом замечаний.

Фото 11 Выводы по проекту.jpg

— Перед подготовкой презентации проекта состоялся очередной нелицеприятный разговор с главврачом ОДКБ, в ходе которого она оскорбляла меня и называла сумасшедшей, — вспоминает доктор. — А потом отправила все наше отделение на обследование в психдиспансер. Там мне в довольно жесткой форме сказали, что Лебедева считает меня сумасшедшей, из-за чего я должна пройти расширенное медицинское освидетельствование. Я не отказалась. Но и от работы меня Лебедева не освободила. То есть я должна была проходить осмотр в личное время, но доктор в психдиспансере принимал только до обеда и получить справку мне не представлялось возможным. В итоге Инна Николаевна отстранила меня от работы, потому что я не прошла осмотр. В психдиспансер я пришла с адвокатом. Получила справку от невролога, психолога о своем здоровье. Опасения Лебедевой не подтвердились.

Как рассказала врач, ранее на нее не поступали жалобы от пациентов, а на ежегодных профессиональных осмотрах у психотерапевтов не возникало вопросов к ее душевному здоровью. 

Фото 12 Справка о здоровье Перковой.jpg

По мнению Перковой, данные действия главврача ОДКБ можно рассматривать как желание оказать давление.

— Мне был объявлен выговор и наложено дисциплинарное взыскание, — поясняет врач. — Я обратилась с этим в трудовую инспекцию, которая, рассмотрев жалобу на действия Лебедевой, встала на мою сторону и признала главного врача ОДКБ виновной в административном правонарушении трудового законодательства. Инна Лебедева свою вину признала.

В части невыплаты денежных средств за категорию трудовая инспекция также признала главврача ОДКБ виновной и обязала возместить Ольге Перковой финансовый ущерб.

Фото 13 Трудовая инспекция признает Лебедеву виновной.jpg

Желание Инны Лебедевой упрятать в психушку свое окружение больше похоже на патологию, чем на здоровую критику.

По информации YA62.ru, сейчас прокуратура Рязанской области проводит большую проверку по ОДКБ. Надеемся, что контролирующий орган проявит объективность.

Михаил Агиров

Самые свежие и интересные новости в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!
Архив новостей