3 балла
27 февраля 2024 12:28
11171

Мертвые туши. Рязанцы обвиняют экс-депутата ЕР в рейдерском захвате экофермы

Мертвые туши. Рязанцы обвиняют экс-депутата ЕР в рейдерском захвате экофермы

В конце 2023 года по рязанским соцсетям разлетелись сообщения о том, что в результате рейдерского захвата экофермы в Клепиковском районе гибнут животные. Фотографии и видеозаписи не для слабонервных иллюстрировали последствия вторжения на частную территорию: оголодавшая худая скотина, множество полуразложившихся трупов овец и коров. Позже история стихла, но не закончилась.

В редакцию YA62.ru обратились представители крестьянско-фермерского хозяйства – экофермы «Меркулово», Алексей и Наталья Егоровы. Они рассказали, что война за ферму длится уже не первый год и, несмотря на предписания прокуратуры и полиции, за последние полгода перезахват территории происходил уже три раза. «Захватчиком» Егоровы называют бывшего депутата «Единой России» Сергея Трепьева. Интересно, что этот человек уже известен читателям YA62.ru по другому неприятному эпизоду: в августе 2022 года Трепьев сломал руку своему соседу и оставил возглавляемое им ТСЖ с многомиллионными долгами.

Однако у самого Сергея Трепьева имеется иная версия происходящего. По мнению экс-единоросса, единственным законным владельцем фермы является его жена Светлана – дочь и прямая наследница первого директора предприятия. Трепьев уверяет, что это Егоровы захватили ферму и, пользуясь некими связями в силовых структурах, не дают законной владелице вернуть себе хозяйство. Обе стороны предоставляют документы, подлинность которых в силах определить только экспертиза.

Журналистка YA62.ru выслушала обе стороны конфликта. Подробнее о произошедшем в нашем материале.

 

Наследники

Рязанская область, Клепиковский район, деревня Меркулово, что в пяти километрах от Тумы – место живописное и располагающее к ведению сельского хозяйства. Наверное, поэтому в 2008 году два двоюродных брата – Алексей Егоров и Виктор Васькин – решили организовать на этой земле собственное фермерское хозяйство. Задача была не столько бизнес создать, сколько обеспечить продукцией две большие семьи.

– Я на тот момент был индивидуальным предпринимателем, – рассказывает Алексей Егоров. – По законодательству того времени, если у тебя уже есть ИП, то нельзя оформить на себя еще и крестьянско-фермерское хозяйство. Поэтому мы договорились, и оформили землю и КФХ (крестьянско-фермерское хозяйство. – Прим. ред.) на моего брата – Виктора Васькина. Никаких проблем по этому поводу у нас никогда не возникало, мы работали вместе, вкладывались в равных долях. За все время существования фермы, мы оба вложили в нее примерно по 13,5 млн рублей. Постепенно отстраивали хозпостройки, заготавливали сено, приобретали скот. Например, покупкой коров и других животных занимался я, скот был на меня записан.

Фото 1 Животные на ферме Меркулово.jpg

Как вспоминает Алексей Егоров, другие члены семей тоже помогали в содержании фермы. Естественно, готовую продукцию распределяли поровну, никто не уходил обиженным. Часто устраивали семейные праздники.

Но в 2021 году устоявшаяся крестьянская жизнь была нарушена – в результате ковида умер владелец фермы Виктор Васькин. В качестве наследников у него остались жена и три дочери от двух браков.

– Супруга Васькина сразу сказала, что бросать дело мужа не надо, нужно его продолжать, ведь вложено столько сил, – вспоминает Алексей Егоров. – Совместно было принято решение организовать новое крестьянско-фермерское хозяйство на той же материальной базе. Так как земля, на которой стоит ферма, по документам вся принадлежала покойному Васькину, она распределилась между наследниками в равных долях. Но так как семья Васькина уже несколько лет как переехала в Рязань и в Туме почти не появлялась, было принято решение новое КФХ оформить на мою жену – Наталью Егорову, и подписать соглашение о передаче участков земли в пользование этому хозяйству. Передали все, кроме старшей дочери – ей принадлежала часть территории фермы.

Фото 2 Документ с подписями о передаче земель в КФХ.jpg

По словам хозяев фермы, этот вопрос решался просто: старшая дочь могла бы либо вывести свою часть участка под личные нужды, либо предложить фермерам выкупить ее пай. Однако никаких претензий или предложений не поступило, и ферма продолжила существовать в первозданном виде.

– Мы зарегистрировали новое КФХ, в документах к которому официально указаны земельные участки с соответствующими кадастровыми номерами, – рассказала Наталья Егорова. – Но позже окажется, что мы совершили большую ошибку: нужно было сперва закрыть старое КФХ, зарегистрированное на покойного Васькина. О том, что так нужно сделать, не знала даже бухгалтер, которая убедила нас, что КФХ автоматически аннулируется в связи со смертью единственного владельца. В реальности все оказалось по-другому, и этой лазейкой воспользовался муж старшей дочери Васькина – бывший тумский депутат от «Единой России» Сергей Трепьев.

 

Рейдерский захват по-деревенски

– Когда все наследство было поделено и документы подписаны у нотариуса, Сергей Трепьев пошел и переоформил ОГРН старого КФХ на свою жену, – объясняет Наталья Егорова. – Как я уже сказала, в нашем КФХ есть документ, в котором перечислены все участки в нашем владении. У Трепьева такого документа нет, но он уверен, что чем старше документы – тем они правдивее.

По словам фермеров, первая попытка захвата хозяйства произошла в июне 2022 года. Тогда Трепьев приехал на ферму с неким Евгением Сазановым и заявил, что теперь он будет руководить бизнесом.

– Мы оперативно вызвали на место событий сотрудников прокуратуры, написали заявление в полицию. Представители правоохранительных органов приехали на ферму и разъяснили Трепьеву, что он действует не по закону и его документы не имеют юридической силы, – рассказал Алексей Егоров. – На тот момент это был просто разговор, без попытки изолировать территорию фермы. 19 января 2023 года все повторилось. Трепьев и Сазанов снова приехали на ферму, но на этот раз они выгнали сотрудников и повесили замок на ворота. Когда мы прибыли на место событий, нас отказались пускать. Мы вызвали полицию, но и сотрудников УМВД тоже не пустили: мол, частная территория, не имеете права. Полицейские стали собирать документы, и Трепьев показал бумажку, согласно которой родственники Васькина, не поставив нас в известность якобы передали ему свои доли земли под фермой в бессрочное пользование.

По словам Егоровых, в ситуации стала разбираться прокуратура, и выяснилось, что согласно федеральному законодательству, таким образом передавать землю из одного фермерского хозяйства в другое нельзя. Хозяева земли должны были соблюсти все юридические процедуры и поставить владельцев хозяйства в известность. Ферму снова удалось освободить от предприимчивого Трепьева. Однако 25 ноября 2023 года он вернулся и привел с собой частное охранное предприятие.

Фото 3 ЧОП работает на ферме Меркулово.jpg

– Представители ЧОПа «Рэкс» закрыли ворота, они были вооружены и предупредили нас, что, если мы попытаемся войти, – будут стрелять на поражение, – рассказала Наталья Егорова. – Наших сотрудников с фермы выгнали. Всего у нас работало семь человек. Мы 25 дней отвоевывали хозяйство назад, не понимали, что там происходит с животными. Ходили вокруг забора, приглядывали. Видели, что стало исчезать сено, которое мы заготовили. Возможно, его продали, потому что животные сильно похудели – вероятно, их не кормили. В какой-то момент мы увидели, что над фермой стало кружить много воронья. Мы заподозрили, что это может свидетельствовать о наличии трупов животных. Вызвали полицию. Сперва их не хотели пускать на ферму, но сотрудникам удалось туда проникнуть, и мы вошли вместе с ними. Кругом были трупы: забитые, посиневшие животные. Были трупы овец без одной ноги, с выпотрошенными животами. Позже, когда была оттепель и снег подтаял, стали из-под снега появляться головы мертвых ягнят. Сотрудники полиции зафиксировали ущерб, а мы посчитали потери и подали на Трепьева иск в суд на 2,36 млн рублей. Ферму нам тогда опять вернули. Захватчики пытались на нас повесить свои скотомогильники, якобы это мы умертвили животных, но экспертиза показала, что трупы недельной давности.

Фото 4 Трупы животных на эко ферме.jpg

По словам Алексея Егорова, все новогодние праздники фермеры помогали животным восстановить здоровье, поили витаминами и откармливали. А 17 января 2024 года Трепьев снова ставит на ворота ЧОП, фермерам снова приходится вызывать полицию, и захватчикам снова выдают очередное предписание.

– На данный момент правоохранительные органы официально передали мне на ответственное хранение имущество фермы и участки, без права вхождения Трепьева, его жены, ООО «Рэкс» и иных юридических лиц на территорию хозяйства, – подчеркнула Наталья Егорова. – Но мы все равно боимся, что ситуация повторится вновь, несмотря на то что по закону мы правы.

Как отмечают Егоровы, они готовы отдать семье Трепьева ту часть земли, которая по закону принадлежит им, или выкупить эту часть за деньги, однако та сторона на компромисс не идет.

 

«Долю свою не продам – это память об отце»

Сергей Трепьев согласился поговорить с журналисткой YA62.ru и рассказать свою версию сложившейся ситуации. Бывший тумский депутат уверен, что рейдерский захват совершили именно Егоровы, а его жена – законная наследница фермы и жертва в этой истории. По словам Трепьева, он хочет, чтобы проблема решилась в соответствии с законом, однако сомневается в правомерности действий представителей правоохранительных и надзорных органов.

– Вся ферма была создана отцом моей супруги Виктором Васькиным, кроме него никто в это хозяйство ни копейки не вложил, – рассказал Трепьев. – Он делал проектно-сметную документацию, строил мощности, подстанцию, собирал земли, покупал скот. У меня есть официальная бумага, согласно которой Егоровы продали Васькину свои паи и получили за них деньги. У Егоровых, кстати, тоже есть земельные участки, они примыкают к земле Васькина. На этих участках – пруды, в которых разводят рыбу. Так как братья хорошо общались, Васькин разрешал Егоровым проезжать через свой участок, реализовывать на своих мощностях рыбную продукцию. Рыба из прудов перерабатывалась на ферме Васькина. Когда тесть скоропостижно скончался, и вся семья занималась похоронами и находилась в состоянии траура, Егоровы предложили свою помощь с фермой, мол, присмотрим, подсобим, вы не отвлекайтесь, занимайтесь похоронами.

Фото 5 Территория фермы Васькина на 2018 год.jpg

По словам Трепьева, с разрешения семьи Васькина Егоровы действительно стали полностью контролировать ферму, занимаясь и хозяйством, и бухгалтерией. Мнение собеседника YA62.ru таково, что именно в этот момент у родственников покойного созрел план по присвоению фермы.

– Стали нашей семье говорить: вы же в Рязани живете, зачем вам ферма, тут работать надо, а она убыточная, – вспоминает Трепьев. – Но моя жена Светлана сказала, что долю свою не продаст и будет сама заниматься хозяйством, так как это память об отце. Вероятно, в этот момент Егорова, которая имеет доступ ко всей документации хозяйства, подделывает какие-то документы и подписи. Мы об этом не знаем. Но в январе 2023 года до меня доходит информация о том, что Егоровы хотят увезти на забой крупную партию скота с фермы. Я говорю, что позволить это сделать категорически нельзя, приезжаю на ферму и выставляю там круглосуточную охрану. Егоровым это, конечно же, не нравится. Они вызывают полицию и заявляют, что я осуществляю незаконные действия.

По словам Трепьева, в полиции стали разбираться в документации и выяснили, что у Егоровых нет документов на ферму. Они согласились оставить хозяйство, но решили забрать скот. Сергей Трепьев оказался против и предложил, чтобы вопросы по скоту решали их юристы. Однако дальше диалог не продвинулся, так как Егоровы не пошли на контакт, а полиция возбудила уголовное дело по факту самоуправства и ограничила доступ Трепьеву и нанятому им ЧОПу на территорию фермы.

– Моя жена Светлана была совладельцем фермы своего отца с 2016 года, и после смерти Васькина крестьянско-фермерское хозяйство перешло ей, – утверждает Трепьев. – Те документы, которые всем показывают Егоровы, с подписями родственников Васькина о передаче участков земли в КФХ, сделаны задним числом и с большой вероятностью являются поддельными. Потому что родственники от сложившейся ситуации в шоке, вдова Васькина написала письменное заявление о том, что ничего не подписывала. Экспертиза, проведенная по требованию Трепьева, подтвердила, что подпись не подлинная.

Фото 6 Экспертиза на подлинность подписи.jpg

На вопрос о том, что же случилось с животными на ферме и откуда взялись фото и видео с трупами именно после того, как ЧОП нанятый Трепьевым занял территорию, собеседник YA62.ru отвечает так.

– Я эту историю никак объяснить не могу по той простой причине, что в момент, когда были опубликованы эти кадры, меня и ЧОПа там уже не было. Полиция увезла сотрудников ЧОПа с охраняемого объекта без объяснения причин, оставив ферму без присмотра. Что там после этого происходило – я не знаю. Считаю, что Егоровым была выгодна публикация этих кадров, чтобы обратить ситуацию в свою сторону. А полиция и прокуратура этой ситуации только способствуют.

Фото 7 Труп животного на ферме Меркулово.jpg

Трепьев рассказал, что было возбуждено уголовное дело по факту самоуправства в отношении неопределенного круга лиц, но оно уже переквалифицировано лично на него. По словам собеседника издания, все решения в пользу Егоровых и против наследников Васькина будут обжалованы в суде.

Неравнодушная общественность, которая следит за судьбой фермы и животных, обитающих на ней, задается вопросом: как вообще возможен рейдерский захват собственности в современной России.

Редакция YA62.ru придерживается мнения, что правоохранительные органы – полиция и прокуратура – смогут проверить документы обеих сторон конфликта на подлинность, сумеют выяснить, кто и при каких обстоятельствах ставил свои подписи, и установят истинного законного владельца экофермы «Меркулово».

Дарья Копосова

Самое интересное – в Telegram-канале «Новости Рязани». Подписывайтесь!

Вам может понравиться

Нашли ошибку?
Регистрация

*Поля, обязательные для заполнения.

Вход на сайт