1 балл
28 июля 2022 10:12
22816

Затерянная Рязань. Поезд дальше не идет

Затерянная Рязань. Поезд дальше не идет

Эта деревня словно сказочная избушка на курьих ножках – стоит к темному нижегородскому лесу передом, а к рязанским Иванам исключительно задом, о чем красноречиво заявляет разбитая вдребезги дорога. Оно и не удивительно, поскольку раньше сообщение с ближайшим населенным пунктом – поселком Выкса, что в Горьковской области, – происходило исключительно по узкоколейной железной дороге. Протрясешься по лесу пару часов и всё, тупик – поезд дальше не идет. Собственно, так это место в итоге и назвали.

Команда YA62.ru отправилась на самый краешек Рязанской области, чтобы рассказать, как живет сегодня поселок Тупик, который в свое время не только дал стране изрядно леса и угля, но и подарил звезду отечественного кино и театра.


Первую узкоколейную железную дорогу шириной всего 630 мм Выксунский металлургический завод начал строить еще в 1894 году. Спустя только 20 лет ее смогли дотянуть до местечка в Рязанской области, которому дали имя Тупик. Это была последняя станция ветвистой узкоколейки, соединявшей лесозаготовительные хозяйства с пунктом назначения – городом Выкса. В 1917 году узкоколейка перешла на ширину пути в 750 мм.

Лес здесь всегда был густой, а древесина качественная. В те годы, когда страна крайне нуждалась в древесине и топливе, узкоколейка здорово выручала. На пустых местах возводились целые поселки с развитей инфраструктурой, которой сегодня могут позавидовать даже районные центры. Жизнь кипела, а пену тех дней до сих пор можно увидеть в брошенных домиках, по самую крышу заросших травой.

Фото 1 Домик в Тупике.JPG

Мы пытались прорваться в Тупик еще прошлой зимой, но бросили затею, поняв, что из-за снегопадов дорогу намертво перемело. Решили дождаться лета. Но и в это время года дорогу с трудом можно назвать гостеприимной. От Ермиши до Мердуши лежит 30-летний асфальт, испещренный ямами с острыми краями. От Мердуши до Тупика идет щебеночная дорога, младше асфальта лишь на год. Путь в 20 км даже на внедорожнике занимает больше часа.

– Дорог здесь не было никогда, да и сейчас нет, – говорят местные жители. – Правда, когда в Мердуши было доменное производство братьев Баташевых, оттуда возили шлак, которым отсыпали дороги.

Кстати, по одной из легенд, на чугунолитейном заводе братьев Баташевых, вокруг которого и выросла Мердушь, непосильным трудом было загублено немереное количество душ. Мертвые души и дали название селу.

Будь рязанские власти дальновиднее, в этих краях давно бы обитали туристы.

Фото 2 Мердушь.JPG

К Тупику мы пробираемся крадучись. На самых подступах нам открывается вид молчаливый и печальный – полностью вымершая и брошенная деревенька с нежным названием Милейка. Вдоль дороги из высоченной травы и зарослей иван-чая еще выглядывают деревянные избушки, глазеют на путников слепыми окошками с резными наличниками. Но вокруг давно ни души.

А когда-то здесь даже школа была.

Фото 3 Милейка.JPG

Тупик встречает путников звенящей тишиной полудня. На улице ни ветерка, только тяжелые усталые слепни иногда низко жужжат над ухом. Мы бросаем машину в условном центре – возле магазина – и идем гулять пешком.

Первое, что бросается в глаза – тротуар. А еще зеркало, зачем-то прибитое на внешнюю стену деревянного магазина. И телефонная будка, в трубке которой закончились гудки. Деревенское молчание звучит пугающе, и даже кажется, что кто-то незримый все время наблюдает за тобой из окон домов.

Но на дальнем краю поселка кричат петухи, и это кукареканье успокаивает. Туда-то мы и пойдем на поиски историй.

Фото 4 Зеркало на здании магазина в Тупике.JPG

Дойдя до края полностью заброшенной центральной улицы поселка, возвращаемся к колодцу и поворачиваем налево. Сходим с асфальта, густая и мягкая трава прохладно щекочет щиколотки. Но здесь уже ощущается жизнь, а потому идти становится веселее. Вот мелькнул за забором ухоженный огород, там грядки с морковью и капустой. Скрипнули ставни, открылось окно. Из уютного голубого домика выглянула женщина, и оказалась не против поговорить.

– Я живу здесь с двух лет, помню, как после нашей начальной школы несколько лет ходила пешком в старшие классы в Мердушь, – вспоминает Тамара Григорьевна. – Поступила в педучилище в Рязани, а оттуда меня распределили учительницей обратно в Тупик. Вот так повезло вернуться к родителям.

Фото 5 Сельская учительница.JPG

– Когда я пришла работать в тупиковскую школу, в ней училось 211 детей, – рассказывает местная жительница. – Всего население поселка было больше полутысячи. Жили семьи в двухквартирных бараках, которые строили специально для работников лесозаготовки.

По словам Тамары Григорьевны, раньше в Тупике было всё: и клуб, и контора, и медпункт, и два магазина, и школа, и баня, и столовая, и даже хлебопекарня. Поселок всем себя обеспечивал сам. А чего не мог произвести – возили из Выксы по узкоколейке.

– У нас обеспечение-то было горьковское леспромхозное, к нам весь Ермишинский район приезжал отовариваться, – вспоминает собеседница. – Даже товары японского производства к нам поступали.

Сейчас же в Тупике не осталось ничего вообще. Только с десяток жилых домов, которых с каждым годом становится все меньше.

– Вместо школы теперь на том месте кусты сирени растут, – говорит учительница и добавляет: Только вы туда лучше не ходите, а то вас змеи еще не дай бог покусают.

Фото 6 Тупик центральная улица.JPG

На разговор из соседнего дома выходит улыбчивый мужчина, руки которого по локоть в белой извести. Говорит, печку в доме белил и решил полюбопытствовать.

– Верно, была раньше в Тупике узкоколейка, – говорит он, отвечая на вопрос. – И последний ее начальник стоит прямо перед вами…

Игорь Седов родился в Тупике, а потом женился и уехал в Выксу, где и проработал на узкоколейной дороге до самого ее закрытия. А потом подумал да и вернулся на родину. Говорит, есть что о молодости вспомнить.

– Здесь был поселок лесозаготовительных работ, который подчинялся Выксунскому леспромхозу. Он был единственным на территории Рязанской области, остальные все в Нижегородской. Отсюда до Выксы – 60 км по прямой. А железная дорога шла как раз там, где вы машину бросили, – вдоль магазина и в лес.

Фото 7 Архивные фотографии.JPG

Лес, говорит, был хороший, добротный. Гнали целыми хлыстами, в основном осину – из нее делали спички, и березу – из нее пилили фанеру на заводе в Муроме. Но, по воспоминаниям местных, тупиковскую древесину отправляли и на фабрику деревянных игрушек и разной утвари, где производились матрешки и ложки.

Недалеко находился и поселок Угли-Печи, где из местной древесины делали уголь и гнали его в Москву для военной и ракетной промышленности.

– Как работали поселки, – объясняет Игорь Седов. – Вырубались делянки, в которые заводилась узкоколейка. После чего происходила рубка вокруг. Когда место вырабатывалось, узкоколейка разбиралась и прокладывалась в другой делянке.

Постепенно лесосырьевая база вокруг Тупика была настолько истощена, что продолжать возить лес по узкоколейке стало нерентабельно. Поселок оказался никому не нужен – ни Нижегородской области, ни Рязанской.

Фото 8 Лес.JPG

– В 2002 году мне дали команду: снимать рельсы с Тупика, – вспоминает Игорь Седов. – Я сказал, что к первым не поеду. Как я буду в глаза смотреть своим-то? Стал снимать с других лесных деревень, которые также выработали свой ресурс. Потом уж здесь. А что поделаешь? Приказ есть приказ. Сняли узкоколейку, и леспромхоз перешел на вывозку леса автомобилями. Возили сырье по тем дорогам, что имелись. Так и оказался Тупик заперт в лесном кольце. Старики умирали, дети уезжали в город, потому что делать здесь нечего. Леспромхоз приватизировали. Обещали поставку нового оборудования, расширение, создание новых рабочих мест. А в итоге, спустя два года, нас разорили вусмерть и уехали. Было это в 2014 году.

Сейчас делянки Мердушинского лесничества взял в аренду предприниматель из Ермиши Александр Кузьмин. Местные о нем отзываются с уважением. Говорят, он и дорогу им зимой чистит, и даже рабочие места трудоспособным жителям Тупика умудряется дать. Говорят о нем примерно так: не дай бог у Александра Михайловича лес закончится и он от нас уйдет.

Фото 9 Заброшенный дом в Тупике.JPG

Жители соседних домиков выходят во двор, садятся на покосившуюся лавочку и присоединяются к разговору.

– Я сюда приехала с мужем, он в лесхозе работал, а я сама в пекарню пошла, – рассказала пенсионерка Анна Ивановна. – Пекли в основном черный хлеб, конечно, но был и белый. И даже булки сладкие, но их совсем чуть-чуть.

– А какой вкусный был белый хлеб в больших буханках! – поддерживает ее учительница Тамара Григорьевна. – Как я его любила! Да с холодным деревенским молоком.

– Молодые были, всё было весело. В клуб ходили кино смотреть, в том числе и индийское, – вспоминает Игорь Седов. – Аппарат допотопный такой работал, мне и самому приходилось его крутить. Киномеханик, бывало, налупится, лежит, а люди-то пришли уже кино смотреть. Ему свистят из зала: «Сапожник!», а он уже никакой. Приходилось с парнями всё брать в свои руки.

Фото 10 Местная жительница.JPG

К удивлению своему, мы узнали, что уроженцы Тупика очень любят свою малую родину и регулярно собираются в поселке в первые выходные августа. Этот день был выбран спонтанно много лет назад, но его старается не пропускать даже известная российская актриса Ирина Пегова, детство которой тоже прошло в Тупике.

– Ох и смелая девка! – вспоминают жители. – Бывало, идет сенокос, заготовка, отец ее на стог закинет и подает ей сено, а она укладывает. Папа ее сейчас здесь живет, мед заготавливает. А ее ждем в начале августа, как положено.

Соседи Пеговых отмечают, что, несмотря на свою звездность, Ирина остается душевным и добрым человеком, с которым приятно посидеть за чашкой чая и вспоминать минувшее.

Фото 11 Актриса Ирина Пегова в Тупике.jpg

– Сейчас-то? Ну, сейчас лавка продуктовая ходит раз в неделю, надо же нас как-то продуктами снабжать, – отвечают местные на вопрос о том, как им теперь живется в Тупике. – Фельдшер тоже раз в неделю приезжает, укол поставить, таблетку дать. Еще к одиноким пожилым людям приезжают соцработники, и это огромное подспорье. Потому что даже из колодца воды принести многим не хватает сил – больно далеко колодец-то.

Летом в Тупике постоянно проживают 17 человек. Зимой и того меньше. Говорят, возвращаются в поселок на постоянку только те, кто прожил здесь молодость. Чужаки не выдерживают комаров и слепней.

– Есть один москвич, но он буквально на пару недель в году является: ягоду соберет и убегает, сил, говорит, нет от насекомых, кусаются, – смеются местные.

Фото 12 Животные ТУпика.JPG

Когда узкоколейка закрылась, Седовы предлагали оставить на территории Тупика то, что сейчас бы назвали арт-объектом – часть железнодорожного полотна со списанным тепловозом и вагончиками. Чтобы хоть как-то оставить память о минувшей вековой работе поселка.

– Но куда там, – машет рукой Игорь Седов. – Остатки путей распилили самые находчивые и сдали в металлолом. Обидно, потому что знаю, в нижегородских лесных деревнях такой памятник стоит.

Фото 13 Брошенная техника в Тупике.JPG

Ермишинский Тупик только кажется тихим. На деле же он уже так намолчался за годы забвения, что жителям хочется говорить, рассказывать приезжим, интересующимся, случайно заплутавшим, как хорошо и весело, как живо и многолюдно здесь было когда-то, каких-то полвека назад. Как важен был этот лесной поселок и люди, работавшие в нем, для страны.

Эту историю не найти в интернете – ее там просто-напросто нет. И единственное, о чем я теперь жалею, что не осталась, когда последний начальник узкоколейки так настойчиво звал на чай.

Большой фоторепортаж доступен по ссылке.

Подписывайтесь на Telegram-канал «Затерянной Рязани». Там еще больше интересного из наших путешествий по деревням.

В Тупик зашла Дарья Копосова
Фотографировала Мария Илларионова
Путь прокладывал Илья Бычков
Также использовано фото из соцсетей Ирины Пеговой

Самое интересное – в Telegram-канале «Новости Рязани». Подписывайтесь!

Вам может понравиться

Нашли ошибку?
Регистрация

*Поля, обязательные для заполнения.

Вход на сайт