1 балл
06 июня 2022 09:00
13138

Похищение и наказание. Пациенты рассказали о лечении в рязанском наркоцентре

Похищение и наказание. Пациенты рассказали о лечении в рязанском наркоцентре

«Я безответственный ленивый сорняк. Если я впредь буду так безответственно относиться к своим обязанностям, то так и сдохну, как сутулая собака под обоссанным забором, между ног у своей гниющей соигольницы, и похоронить меня будет некому». Эти слова рязанка Александра В. повторяет как мантру и говорит, что именно так ее лечили от якобы наркозависимости.

В 2020 году девушка совершила ошибку – несколько раз попробовала запрещенные вещества. Последствия ей не понравились, и она обратилась в платную клинику. Три дня провела под капельницами и уехала домой. Но за ней пришли неизвестные, ворвались в квартиру, сделали укол психотропным веществом и увезли в так называемый центр для реабилитации наркозависимых. Саша – сирота, и ни от нее, ни от ее родственников центр не мог получить согласия на подобные действия. Договор на оказание услуг девушка подписывала уже на месте, по принуждению. Спустя несколько месяцев «лечения» Александра вышла из клиники и обратилась к психологу. Специалист, выслушав историю рязанки, предположил, что произошедшее с ней – ненормально.

Журналист YA62.ru поговорил с Александрой и еще несколькими пациентами рязанского центра для наркозависимых, которые рассказали о реабилитации и ее последствиях.


«День сурка» и культура смирения

– Это был 2020 год, сложный очень, я работала в мемориальной конторе, которая занималась памятниками для могил, – рассказывает рязанка. – И как-то мы ехали домой с коллегами и одна знакомая предложила порошок. Вообще я по жизни человек очень позитивный и умею решать свои проблемы, не отступаю перед трудностями. Но после приема вещества, стала замечать, что впадаю в депрессию, и выйти из нее все сложнее. Стала гуглить симптомы и поняла, что все идет к наркозависимости. Испугалась, конечно, и решила обратиться в клинику.

Позвонила другу, с которым вместе работали, и попросила мне помочь. Он отвез меня в клинику детокса. Это было 1 декабря 2020 года, и я поступила туда трезвая. Заявление на лечение писал мой сопровождающий, контактные данные тоже оставлял свои. Меня положили под капельницу. В этой клинике я провела трое суток, но почувствовала, что мне стало хуже. Пришла врач, спросила, нет ли у меня проблем с сердцем. Я удивилась и сказала, что пришла к ним здоровая. Решила прекратить лечение. Но там меня никто и не держал, нахождение было делом добровольным.

Когда я уже собиралась, ко мне в коридоре подошел молодой человек – как я выяснила уже потом, волонтер другого центра для наркозависимых – и предложил пойти лечиться к ним. Я отказалась.

Позже из центра для наркозависимых позвонили другу Александры, тому самому, который отвозил ее на детокс и оставил свои контакты в клинике. Девушка предполагает, что организации могли обмениваться контактными данными пациентов в целях получения выгоды.

– Ему звонили люди, которые представились сотрудниками центра для наркоманов, и говорили, что я в опасности и сама не справлюсь с зависимостью. Потом уже, после всего, он мне признался, что испугался за меня и поверил им, – вспоминает собеседница издания. – В тот же вечер мне позвонили в домофон. Я увидела на видеозвонке, что пришел мой друг. Открыла. Смотрю, он вперед двоих мужчин пропускает. Ну, думаю, соседи, может, какие. Но эти двое ворвались ко мне в масках, стали заламывать руки. Я испугалась, потому что не понимала, что вообще происходит. Стала сопротивляться, и мне сделали в ногу два укола. Не знаю, что за вещество. Я обмякла, и меня вывели из квартиры. Позвать на помощь я уже не могла. Меня посадили в машину и увезли в неизвестном направлении.

По словам Александры, ее привезли в некую организацию, где отняли ключи и телефон, поместили в комнату, похожую на больничную палату.

– Мне сказали, что я в центре для реабилитации наркоманов, что мой друг подписал согласие на мое размещение в нем и связаться с ним они мне не дадут, – рассказывает девушка. – Так начались мои 4,5 месяца в изоляции. Я была оторвана от внешнего мира полностью. У меня просрочились кредитные платежи, из квартиры в неизвестном направлении вынесли всю мою мебель и вещи. Хозяйка квартиры ее пересдала, и я лишилась жилья, работы. Когда я пыталась объяснить это сотрудникам центра, мне отвечали, что это во мне наркотики играют и так я оправдываю свое пагубное пристрастие.

Рязанка рассказала, что быстро поняла местную «культуру смирения». За любой проступок и неповиновение следовало наказание. Причем если провинился один, наказать могли всех. Вот такая коллективная ответственность.

– Например, могли заставить всю ночь писать по кругу вот такую фразу: «Я безответственный ленивый сорняк…» и так далее. Это такая вот реабилитация от наркозависимости. Буйных привязывали к кроватям, могли побить тех, кто сопротивляется. В качестве дисциплинарного наказания заставляли учить шансон наизусть или собирать тюремный жаргон – слово и что оно означает. По понедельникам был час честности. Там же везде стояли камеры, они секли, кто чем занимается. И мы раз в неделю как бы исповедовались, кто что натворил.

Если, например, камеры засекли и сотрудники это знают, а ты не рассказал о содеянном – тебя сажают в так называемый «карантин». Помещают в комнату с закрашенными окнами, там стоит телевизор, по которому тебе от подъема до отбоя показывают «День сурка», по кругу, несколько дней. Первые два дня еще ничего, а потом начинаешь сходить с ума, потому что психика не выдерживает. Если вдруг задремал или отвернулся – будят, заставляют смотреть дальше. Это может длиться неделю.

Фото 1 Наркоцентр в Рязани.jpg

 

Беременность и потеря ребенка

По словам собеседницы издания, первое время она угрожала, что когда выйдет из центра, то напишет заявление в полицию обо всем, что там происходит.

– После этих высказываний меня стал «окучивать» на тот момент руководитель центра, – говорит Александра. – Сперва я увидела, что он добр со мной. Потом стал проявлять интерес. Между нами возникли романтические отношения. Об этом знали все обитатели центра. И никто не удивлялся, потому что практика отношений между сотрудниками и пациентами была обычной для этого заведения. Сотрудники легко могли войти в доверие к пациентам, поскольку имели доступ ко всем психологическим записям и дневникам. Нас заставляли вести такие тетради, в которых мы должны были описывать все о себе, начиная с детства и взаимоотношений с родителями. Описывать все свои грехи, зависимости, слабости. Мы писали, они это читали. А учитывая остальное психологическое воздействие там, втереться в доверие, пользуясь откровенными записями, было легче легкого.

По словам Александры, за ее пребывание в центре платил друг, который ее туда и поместил. За 4,5 месяца он отдал около 200 тыс. рублей. Ответ на вопрос, зачем он это делал, Саша так и не смогла получить, поскольку друг перестал выходить на связь.

– Мне сказали, что я должна была провести в этом центре целый год, но у друга произошли финансовые проблемы и он прекратил платить, – вспоминает девушка. – По сути, меня сразу и выставили. Но так как с руководителем я была в отношениях, я попросила его позволить несколько дней пожить у него, пока буду искать работу и жилье. Он разрешил. Впоследствии мы вступили в сексуальную связь, и я забеременела.

Александра говорит, что между ней и сожителем начались скандалы, так как выяснилось, что у него есть еще сожительницы из числа бывших пациенток реабилитационных центров. Мужчина неоднократно выгонял девушку из дома, после чего снова принимал ее. В результате постоянных стрессов Александра потеряла ребенка на пятом месяце беременности.

– Сожитель мой сразу исчез, а я провалялась по больницам, – вспоминает собеседница YA62.ru. – Вышла, устроилась на работу, нашла жилье. И пошла к психологу, потому что мне эта история не давала покоя. Психолог помог осознать, что произошедшее со мной – это не нормально. Мне должны были в этом центре как бы помочь, но в итоге мне сломали жизнь. Почему я сразу не обратилась в полицию или другие органы? Сработал личный фактор. Я винила себя. Сама же виновата, сама принимала, сама попала, сама влюбилась, сама дура. Но терапия помогла осознать, что я в этой истории жертва. Я потеряла ребенка, все свои вещи, у меня осталась сильнейшая психологическая травма. Разве адекватное лечение в клинике должно приводить к таким последствиям? Хотя, по сути, и лечения там никакого не было – только лекции, выступления психологов, анализ чувств. Люди, которые работают в этом центре, не имеют медицинского образования. Это бывшие наркоманы, которые вроде как перестали употреблять.

Фото 2 Девушка забеременела после лечения в рязанском наркоцентре.jpg


«Тебя там в зверя превратили»

Одновременно с Александрой в центре проходили реабилитацию порядка 30 человек. Нам удалось связаться с еще двумя девушками, которые частично подтвердили информацию Александры и рассказали новые детали пребывания в учреждении.

– Когда меня привезли в центр, Саша там уже была, – рассказала собеседница, пожелавшая не раскрывать своего имени в прессе. – Я пробыла там больше полугода, и когда вернулась, муж сказал, что после такого лечения надо ехать еще и в санаторий. Говорит, тебя в зверя превратили, одна злость осталась. Это действительно так, потому что сидишь там и ненавидишь всех. Я считаю, что такие условия – это издевательство, особенно для девочек. Сотрудники и сами говорили: здесь вам тюрьма и армия. Когда мы болели ковидом, нас там просто заперли и ушли. То же самое было, когда в здании травили тараканов. Мы сидели на верхнем этаже.

Кормили так: утром каша, в обед суп, вечером каша. Если мясо добавляли – то одну курицу на 35 человек. И говорили – ну и хорошо, здоровая еда, не отравитесь. Родственники приносили мне продукты и сигареты, но мне их не передавали.

Родственников я увидела впервые через пять месяцев. Позвонить разрешили спустя месяц. При этом разговоры слушаются, и говорить, что тебе плохо – нельзя, накажут. Раз в неделю можно было передавать записку для родных, на закупку необходимого, типа порошка, геля для душа. Я каждый раз писала про воду. И мама догадалась, что что-то не так, раз у меня даже воды питьевой нет. Один раз меня там ударили, потому что я отказывалась подписывать документы, в которых не стояли даты и печати.

Они сразу дали понять, что как-то сопротивляться и качать свои права бесполезно. О том, что я подвергалась там психологическому давлению, я рассказала только мужу. Никакого заявления в полицию мы не писали, потому что не хочу больше связываться с этой конторой. Однажды нас всех вывозили на день в другой центр. Говорят, в этот день проходила проверка правоохранительных органов и, чтобы самые строптивые не высказались, их отправили подальше.

После выписки сотрудники центра долго не отстают. Звонят родителям, спрашивая, как обстановка, как я чувствую себя после реабилитации. А потом подсылают людей, якобы мам других наркоманов, чтобы те убедили моих родителей, что мне надо еще полечиться. Так выкачивают деньги. За месяц моего пребывания родители отдавали по 35 тысяч.

Фото 3 Психологические пытки в рязанском наркоцентре.jpg


«Угрожали показать мужские гениталии»

Еще одна пациентка центра рассказала, как Александру доставили в учреждение:

– Это была зима, поздно, мы уже все спали. Там же, как в тюрьме, всё по режиму. Услышали голоса, что сейчас привезут девочку. Она была в шоковом состоянии, не понимала, где находится, спрашивала, тюрьма это или что? Она говорила, что мужики ворвались к ней в квартиру, вкололи что-то, чтобы не сопротивлялась. Я знаю, что такая практика в этом центре существует. Эта практика называется «захват». Меня тоже так забирали. Но я худенькая, маленькая, колоть не стали. Но, когда меня в машину посадили и сказали название центра, я испугалась и спросила, не будут ли меня бить и привязывать к батарее.

В общем, кое-как уложили Сашу спать. Утром она проснулась и спрашивает, с кем переговорить, чтобы выяснить, за что ее посадили. Мы говорим, что она в центре для наркоманов. Но она ответила, что не понимает, о чем речь, потому что уже давно «чистая». У нее не было с собой никаких вещей, и мы давали ей свою одежду.

В центре существуют определенные правила. Два месяца нельзя звонить родственникам, смотреть в окно. Моей маме обещали, что кормить будут как в санатории. Это не так. Жаловаться родственникам ни на что нельзя, иначе сажают в «карантин». Пребывая там, ты всегда находишься в состоянии опасения, что что-то можешь сделать не так, и последует наказание. Со стороны это может звучать как ерунда, но мы боялись наказаний как огня. Мне там было сложно. Там ломают людей психологически. И если бы я выбирала центр, я бы туда не пошла. Ко мне в целом относились нормально, но была одна девочка, которая днями и ночами сидела на табуретке в изоляции, на нее кричали и угрожали, что покажут ей мужские гениталии. Про отношения между пациентами и сотрудниками центра тоже знаю. К моей знакомой подкатывал консультант. Такие гнилые моментики имели место быть.

Фото 4 Рязанка пожаловалась на издевательства в наркоцентре.jpg


Проверки

Александра В. написала ряд заявлений в органы правопорядка о том, что с ней происходило в центре. Редакция YA62.ru отправила в эти же ведомства официальные запросы.

В прокуратуре Рязанской области ответили, что была проведена проверка, по итогам которой на данный момент в центре не происходит никаких противоправных действий. Информация о совершении преступлений в отношении потерпевшей была передана в полицию, а заявление перенаправлено в Росздравнадзор.

В Росздравнадзоре в проведении проверки центра отказали, сославшись на постановление губернатора о плановых проверках.

В пресс-службе УМВД по Рязанской области на запрос редакции ответили, что центры наркореабилитации регулярно проверяются в соответствии с законодательством России.

Александре В. лично в полиции сказали, что ее заявление для дальнейшей проверки передано в Следственный комитет.

Следственный комитет на редакционный запрос ответил, что проверка действительно проводится, но конкретику ведомство пока разглашать не может.

Журналисту YA62.ru удалось связаться центром, о котором идет речь. После непродолжительной переписки с безымянным сотрудником редакция получила адрес электронной почты, на которую согласились принять запрос. Прошло больше трех недель, но ответа так и не последовало.

Отметим, что глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин еще в сентябре 2019 года анонсировал масштабные проверки так называемых реабилитационных центров для наркозависимых во всех регионах. Об этом говорилось в релизе, опубликованном на сайте СКР после личного приема граждан Ленинградской и Калининградской областей. Тогда два человека пожаловались на деятельность местного центра реабилитации.

«Председатель Следственного комитета России поручил подчиненным проанализировать данную ситуацию и установить, как много подобных «центров помощи» сегодня действует по всей стране», – говорилось в тексте релиза.

По информации gazeta.ru, в 2019 году в России насчитывалось более 3,5 тыс. частных реабилитационных центров. Подобные центры зачастую носят статус НКО.

По словам собеседниц YA62.ru, среди пациентов центра есть люди, которым подобная терапия помогает. Однако сама Александра считает, что ее права в данном центре были нарушены.

Сейчас потерпевшая готовит коллективный иск на центр реабилитации для наркозависимых, о котором идет речь в статье. Если вы узнали это учреждение и считаете, что, пока вы пребывали в нем, были нарушены ваши права и свободы, а также был нанесен вред вашему психологическому и физическому здоровью, напишите на адрес редакции [email protected], и мы передадим ваши контакты Александре для подачи заявления в правоохранительные органы.

Михаил Агиров

Иллюстрации Pexels 

Самое интересное – в Telegram-канале «Новости Рязани». Подписывайтесь!

Вам может понравиться

Нашли ошибку?
Регистрация

*Поля, обязательные для заполнения.

Вход на сайт