18 апреля 2018, 12:41 6062

«У нас тут свой Волоколамск». Грозит ли Рязани мусор из Москвы

«У нас тут свой Волоколамск». Грозит ли Рязани мусор из Москвы

«Мусорный взрыв» в нашей стране назревал давно. И вот он грянул в подмосковном Волоколамске. Но сколько еще подобных сероводородных «бомб» зарыто в России? А в Рязанской области? И где гарантия, что завтра мы не будем ходить по городу в противогазах? Журналист YA62.ru попытался выяснить, грозит ли нам собственный Волоколамск и привезут ли в Рязань московский мусор.


Когда-то в 1979 году полигон «Ядрово» был небольшой свалкой бытовых отходов, мощностью 20 тысяч тонн в год. Пока объект не попал в руки частников, которые к 2018 году увеличили его нагрузку в 30 раз. По информации «Медузы», владельцы полигона перекладывают вину на чиновников – якобы, московские власти заставили превысить все возможные нормативы. При этом и сами владельцы внакладе не остались: выручка от мусора увеличилась в три раза. Многие годы владельцы полигона методично создавали своими руками бомбу замедленного действия, которая в конечном итоге ударила по обычным гражданам.

Описываем события в хронологическом порядке. 21 марта в СМИ появилась информация о массовом отравлении детей после выброса сероводорода на свалке в Волоколамске. В городе воинской славы начались забастовки против работы полигона, а грузовики с московским мусором двинулись подальше от столицы, словно в надежде найти полигон, готовый принять чужие отходы. 26 марта дорогу мусоровозам перекрывали уже жители Коломны. Сразу после этих событий в Рязани состоялась большая пресс-конференция губернатора Николая Любимова. На вопрос журналиста YA62.ru о ввозе московского мусора в наш регион Любимов ответил, что подобные действия даже со стороны частных полигонов будут пресекаться. При этом никаких гарантий, что чужой мусор не повезут в Рязань, глава региона давать предусмотрительно не стал.

А вот уже буквально через несколько дней «Коммерсант» написал, что подмосковные чиновники вовсю ведут переговоры с Рязанской областью о направлении столичного мусора на наши полигоны. Когда данная информация только появилась в СМИ, журналист YA62.ru попытался получить оперативный комментарий главы региона о том, действительно ли такие переговоры ведутся или это лишь блеф от испугавшихся народного гнева московских чиновников. Однако внятного ответа раздобыть не удалось. Пресс-секретарь губернатора Денис Арапов лишь отметил, что на данный момент актуален ответ Любимова, озвученный на пресс-конференции. Редакция YA62.ru посчитала, что косвенно такой комментарий указывает скорее на то, что Рязанская область действительно ведет переговоры с Москвой, а не высказывает свое категорическое «нет». Чем этот диалог закончился, мы можем только гадать, но уже 7 апреля машины с московскими отходами приехали в Касимов. Правда, с местным «нарушителем», принявшим у себя на полигоне 20 грузовиков московского мусора, власти разобрались быстро, жестко и публично. В предпасхальный вечер на место событий был отправлен целый вице-губернатор Игорь Греков. А природоохранная прокуратура поспешила найти нарушения на полигоне ООО «Утилизация» для возможного последующего расторжения договора аренды.

Фото 1 Московские мусоровозы в Касимове.jpg

Один такой проштрафившийся полигон – это, по меркам объемов московского мусора, капля в море. Но сколько еще в регионе есть свалок, готовых приютить чужие отходы? По официальным данным, в Рязанской области работает 38 мусорных полигонов. По данным карты Экологического рязанского альянса (ЭРА), помимо этого, на просторах региона есть несколько сотен несанкционированных свалок, на которые люди и разного рода учреждения годами выбрасывают мусор. И это мы еще не берем в расчет полигоны промышленных предприятий, у которых что ни свалка – то яд. Кстати, по информации того же альянса, из 2 500 населенных пунктов региона договоры на вывод мусора подписаны только у 700. Куда деваются отходы остальных трех четвертей? Официальных данных нет. Но есть и неофициальные, которые видны в лесах и оврагах Рязанской области невооруженным взглядом. Рязань зарастает мусором, а районные и городские власти либо отчитываются о липовой уборке стихийных свалок, либо просто игнорируют обращения граждан, аргументируя это тем, что люди сами в своих бедах виноваты.

– У нас свой Волоколамск скоро случится и без помощи Москвы, – уверен председатель ЭРА Евгений Рыбаков. – Потому что Рязанской области уже сейчас нужны новые полигоны, современные и оборудованные. А также нужно наладить раздельный сбор мусора. Потому что проблем с переработкой мусора нет, а вот с сортировкой — есть. Научиться бы нам хотя бы на две фракции сортировать — упаковка и неупаковка, тогда со всем остальным уже проще справиться, да и сами мусороперерабатывающие комплексы будут стоить уже не таких баснословных денег.

Рыбаков отмечает, что при сегодняшней катастрофе, которая случилась в Волоколамске, возможно, единственное спасение Москвы – это мусоросжигательный завод. Однако в целом такая практика – это плохая идея.

– Опасность заключается в составе наших помоек, – поясняет Рыбаков. – В них сейчас валяется все подряд: батарейки, градусники ртутные, шприцы, органика. Это слишком опасный состав для сжигания. Еще один аргумент против — исконно русский: нет веры в то, что заводы будут использовать дорогие фильтры и постоянно их менять. Поэтому строительство мусоросжигательных заводов — всего лишь хорошая кормушка для кого-то.

Если же говорить о налаженном потоке московского мусора в Рязанскую область, то руководитель ЭРА уверен, что это практически невозможно по одной простой причине: к нам его просто некуда возить. Все существующие полигоны не рассчитаны на столичные объемы.

– Мудрость властей и политическая воля их должна заключаться как раз в том, чтобы выбрать для полигона такое место, чтобы никому не мешало, – отмечает Евгений Рыбаков. – И сделать полигон нормальным, высокотехнологичным. А еще лучше – пусть Москва привозит к нам хороший сортированный мусор. Все же там кричат: давайте разделять! Ну вот, давайте…

Фото 2 Раздельный сбор мусора ЭРА.jpg

Никаких опасений относительно существующих в Рязанской области свалок не высказывает даже известный экоактивист Андрей Петруцкий. Он уверен, что при существующей ситуации в регионе повторение сероводородного Волоколамска Рязани не грозит, потому что свои объекты – безопасные, хоть и тоже довольно неприятные.

– Что такое рязанская свалка на Южном промузле? – задает вопрос Петруцкий. – От нее никогда не было никакой вони, потому что рядом работал завод «Центролит». И весь формовочный песок отвозился на свалку. То есть на несколько машин мусора приходилось несколько машин обожженного песка. Он как адсорбент все впитывал, и никаких проблем не было. Зато были строгие правила эксплуатации свалок.

Петруцкий уверен, что если свалку эксплуатировать правильно, то на ней можно не только деньги зарабатывать, но и рекультивировать землю под ней без ущерба для здоровья людей. Он напомнил, что такая практика существует в Англии: там на месте одной из свалок сделали ботанический сад. Люди гуляют по нему и даже не помнят уже, что когда-то там была помойка.

– В Рязанской области много места, где можно было бы создать высокотехнологичный и безопасный мусорный полигон, – уверен градозащитник. – Например, есть угольные отвалы в Новомичуринске, где в радиусе 20 км никто не живет. Этими отвалами можно было бы мусор и засыпать. Хорошая свалка работает в Рыбновском районе: она сделана по нормативам и засыпается землей. Но эта свалка относительно небольшая. А новых полигонов люди боятся, потому что заранее знают, что свалки будут эксплуатироваться неправильно.

В этом страхе людей упрекнуть сложно, да и жить возле свалки не хочет никто. Однако, по мнению Петруцкого, пока что Рязанская область не может финансово позволить себе строительство мусороперерабатывающего завода. Это удовольствие хоть и передовое, но слишком дорогостоящее. Поэтому ближайшие годы жители региона будут обходиться старыми добрыми помойками. Однако, как говорит Петруцкий, отсутствие нового современного и вместительного полигона на территории области вовсе не защищает нас от столичного мусора.

– Конечно, есть вероятность, что в Рязанскую область повезут московский мусор, – отмечает эколог. – В Клепиках есть удобная свалка, в Заборье по темноте возят мусор. Мы вообще, откровенно говоря, не знаем, что по ночам происходит. За всеми частными свалками установить контроль невозможно. Но я могу сказать точно, что в Рязани не случится такой ситуации, как в Волоколамске. Москва — это все-таки огромный город, и отходы на полигонах накапливались годами. Хотя я бы лучше беспокоился о таких предприятиях, как, например, «Рязцветмет», который постоянно сбрасывает тысячи тонн химикатов, ядов. О нем все молчат. Хотя эта экологическая опасность к Рязани куда ближе, чем та же свалка на Южной окружной. И в разы опаснее.

Фото 3 Промышленные отходы.JPG

О том, что фокус общественного внимания смещен от более серьезной проблемы к менее серьезной, считает и Олег Шишов — бывший мэр Рязани, а ныне владелец компании «Региональные инвестиции», которая обслуживает главную городскую свалку у Южной окружной дороги, а также ряд других подобных объектов в Рязанской области. По данным собеседника YA62.ru, твердые бытовые и коммунальные отходы составляют лишь 5% всего «мусора» Рязанской области. Остальные 95% приходятся на долю промышленных предприятий, и именно этих отходов действительно стоит бояться. В основной своей массе они являются опасными химическими соединениями, за переработку которых не берется никто, потому что дело это еще более дорогое, чем переработка ТБО. Журналист YA62.ru пообщался с Шишовым о мусоре — рязанском и московском.

– Люди, которые живут в Волоколамске и отстаивают свои права, безусловно правы, – отметил в диалоге собеседник. – Им не повезло. Возможно, полигон эксплуатировался с нарушениями, поэтому подобное произошло. Но одновременно с этим я хочу сказать, что свалки, которые эксплуатируются правильно, не приносят проблем людям. Сам по себе объект не может быть источником бед. Возьмем для примера нашу свалку. Она не горит и не пахнет. Если объект правильный и люди на нем правильные, то все происходит слава богу.

Я искренне не понимаю, как можно было закрыть половину полигонов в Московской области и не предложить ничего взамен. Да, у Москвы есть деньги, они эти свалки даже рекультивируют. Но при этом никому внятно не объяснили: 9 миллионов тонн мусора, простите, куда денутся?

– В Коломну и Рязанскую область?

– Рязанские полигоны и свалки наших соседей из Коломны принципиально не смогут принять всего, что вывозят из Москвы. На Кучинский полигон (полигон «Кучино» в Балашихе, закрытый властями в прошлом году. – Прим. ред.) выходила 1 000 машин, на Тимохово (полигон ТБО «Тимохово», Ногинск. – Прим. ред.) — 1 200, на «Ядрово» (полигон ТБО в Волоколамске. – Прим. ред.) — я не знаю — но, вероятно, тоже исчисляется несколькими сотнями. Давайте будем реалистами: на нашу свалку в день приходит 150-200 машин. Всего в области работает 38 свалок, проходимость которых в день исчисляется единицами [мусоровозов]. О чем здесь можно говорить? Если в Рязань приедет мусор хотя бы с одного московского объекта, нам настанет кирдык моментально. Ну, предположим, что 150 машин взяла Коломна. Куда делись остальные?

– Ну не в лес же?

– В лес.

– Но это же невозможно. Если бы машины в таком количестве сваливали мусор в лесу, кто-то бы это уже увидел.

– Знаешь поговорку: весна покажет…

Фото 4 Несанкционированная свалка в Михайлове.jpg

– Почему вы отрицаете возможность, что московский мусор приедет на рязанские полигоны? Был же инцидент с касимовской свалкой.

– Был. Решили запихнуть туда какие-то несчастные 20 грузовиков. И это увидели сразу и все. Сколько они продержались? День?

– Кстати, насколько это распространенная схема: заключать контракт на один день?

– Позволю себе предположить вслух, поскольку правильного ответа я не знаю. Вот если тебе предложат халтурку, ты же сперва заключишь маленький договор? Посмотришь, прокатит ли. Вот в Касимове попробовали, не получилось. Тут еще что нужно понимать... Если ты годами принимал по 10 машин в день, а тут вдруг сверху привез еще 20, то с точки зрения Москвы — ты им ничем не помог. А с точки зрения себя — нагадил по полной. Так что это дело может вообще теперь закончиться передачей свалки другому частнику.

– Может местная власть запретить владельцам свалок принимать московский мусор или напротив – заставить его принимать?

– У нас по законодательству федеральному полномочия по организации обращения с отходами лежат полностью на субъекте Федерации — то есть, на правительстве Рязанской области. И вся полнота принятия решений лежит на нем же.

– Кстати, а вам не предлагали московский мусор за большие деньги?

– Год назад у меня был такой период, когда ни дня не проходило, чтобы мне кто-нибудь не предлагал. В месяц было до 20 разных предложений. При этом в диалоге были задействованы разного рода посредники, которые обещали, что «все будет правильно». Я всех отправлял на Ленина, 30 (адрес правительства Рязанской области. – Прим. ред.) решать эти вопросы. Кто-то воспринимал это с юмором, кто-то реально ходил... Но как ни странно, это все прекратилось недавно, перед самым Волоколамском. Получается, большая волна пошла еще в конце 2016 года, когда в Москве начали закрывать свалки. Стучались не только ко мне. Создавалось ощущение, что люди просто веером рассылают факсы по всем соседним регионам, чтобы увезти мусор хоть куда-нибудь. При этом, что странно, никто не заламывал цены. К нам приходили и считали, что мы тут в своей Рязани будем рады копейкам. Когда же москвичи подняли реальную цену, но все равно никто за это не взялся, они поняли, что дело действительно дрянь.

– В Рязани может повториться Волоколамск?

– Нам это не грозит. Совершенно точно. Я вам открою тайну, что подкладывать всякую дрянь на наши свалки предлагали не только московские, но и свои деятели. В том числе и представители власти. Хотели подвезти на наши объекты то, что нельзя. Я им описывал, к чему это может привести. Кто-то понимал и отступал, кто-то пытался давить и изничтожить. Так что у нас такой катастрофы не будет точно. А что Волоколамску предложить во спасение? Даже не знаю...

Фото 5 Сортировка мусора в Берлине.jpg

– Сейчас много говорится об экотехнопарках или, проще говоря, современных мусоросортировочных и мусороперерабатывающих заводах. Однако строительство такого объекта один регион может и не потянуть финансово. Имеет ли смысл в таком случае строить один экотехнопарк на несколько регионов? Будет ли он справляться со всеми отходами?

– Такая практика уже существует. Лет 15 назад, когда мы только начали заниматься переработкой пластика, мощностей не хватало. Сейчас до Урала уже есть три завода, на которых перерабатывают ПЭТ. Стоит такой завод и на границе Рязанской и Владимирской областей. Но, к сожалению для нашей налоговой, все-таки во Владимирской. Его владельцы приходили и в Рязань, при одном из предыдущих губернаторов. Не буду говорить, при каком. Походили, удивились. И ничего у них здесь не получилось. Потом поехали туда. Сделали один звонок губернатору, тот им сказал: никуда не уходите, пейте чай. За столом переговоров собрались профильные министры, и через полтора часа конструктивного диалога были достигнуты договоренности. И это даже без участия губернатора. Он был не в области тогда. Зато мы теперь возим пластик во Владимир.

– Сегодня делают ставку на то, что как только будет принята терсхема обращения с отходами, мы сразу же заживем в чистоте. Это действительно так?

– Теоретически это должно привести к тому, что мы будем жить по формуле 0% отходов на землю. Мы можем прийти в этому в течение пяти лет. И это не фантастика. Но важно, чтобы все участники процесса захотели сделать именно это. Ведь что такое «институт регионального операторства»? Звучит красиво, да? А на практике это рискует превратиться в перераспределение бизнеса. Ни к чему хорошему это не приведет. Если мы действительно поставим задачу – 0% отходов на землю, то тогда даже на московском мусоре можно будет заработать без ущерба для здоровья людей. Европа так и живет: в Берлин привозят мусор из Швеции. И в этой технологии нет ничего такого, чего бы мы не могли делать уже сегодня. В Сан-Франциско такой же мусор, как и у нас. Все можно сделать с помощью технологий. Просто поставьте нам правила игры и не трогайте пять лет. А вот кто возьмет ответственность за то, чтобы мы думали о 95% отходов, а не о 5% – я не знаю.

– Губернатор говорил, что экотехнопарки – это дорогое удовольствие и стоит порядка 6 млрд рублей.

– У нас нет экотехнопарков в стране. Но могут появиться. Если мы говорим об инвесторе, то он сидит перед тобой. У нас есть деньги и знания. Но у властей Рязанской области может быть другое, отличное от моего мнение.

Фото 6 Сортировка мусора в Америке.jpg

Как бы ни успокаивали нас чиновники и экологи, в конечном итоге направление московского мусора будет зависеть от самих рязанцев. Если бы жители Касимова не отличились своей гражданской позицией, то, вероятнее всего, свалка из столицы продолжала бы заполнять местный полигон, отравляя не только землю, но и жизнь касимовцам. Готовы ли рязанцы отстаивать свое право на нормальную жизнь без чужого мусора, как это сделали жители Коломны, перекрывшие дорогу мусоровозам? Или нам проще безропотно наблюдать, как сотни грузовиков везут неизвестного содержания отходы в нашу область, и ограничиваться гневными комментариями в соцсетях? Остается только надеяться, что рязанцы не будут безмолвствовать, а местные власти не останутся равнодушными к голосу народа.

Мусорным вопросом задался Михаил Агиров

Читай, где удобно! YA62 в Яндекс-новостях
Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
−5°
Ясно