14 ноября 2017, 14:13 9585

«С нами обращаются как с рабами». Откровения рязанских врачей

«С нами обращаются как с рабами». Откровения рязанских врачей

Во всех больничных бедах, по традиции, принято винить врачей. В понимании пациентов именно они – зло в последней инстанции. Нет лекарств? Клопы под матрасом? Ржавые кровати? Виноваты, конечно же, врачи, а вовсе не министерство здравоохранения, которое держит больницы на голодном пайке. В свою очередь сами врачи даже оправдаться или заступиться за себя во всеуслышание не могут: все публичные комментарии – только с разрешения минздрава. 

Журналисту YA62.ru удалось пообщаться с врачами рязанских медучреждений и узнать, кто мешает им работать. Все откровения опубликованы на анонимной основе. Потому что мы-то с вами знаем, что ждет докторов, которые посмели высказаться против существующего режима.


Три месяца без хлеба

– Ну, что вам рассказать? – спрашивает главврач одного из государственных медучреждений Рязани.

– Чего никому не говорили раньше.

– Могу рассказать истории свои и других врачей. Потому что никто вам этого больше не расскажет.

– Можете начать с госзакупок. Почему в больницах то и дело не хватает медсредств?

– Вот прямо сейчас мы всем обеспечены. Но когда совместные закупки только начались, был значительный провал. Я не знаю, зачем министерство это сделало. Например, аукцион по хлебу переносился три раза. Потому что все медучреждения области (!) взяли и включили в один аукцион. У нас нет таких хлебозаводов, которые могли бы обеспечить такую заявку. Когда поняли, что результатов совместных закупок не дождемся, махнули на них рукой и пошли заключать прямые договоры с поставщиками.

А рыба в прошлом году? Мы все плевались. Потому что мы всю жизнь сами ее покупали по цене гораздо более низкой, чем провели в централизованных закупках. Благо тогда врачи начали возмущаться, и аукцион тихо сняли.

Мы прекрасно знаем, что в министерстве [здравоохранения Рязанской области] свои отношения с поставщиками, интересы которых учитываются на аукционах. При этом нам это все преподносится под таким соусом, что все делается ради нас и нашего удобства. При этом на деле из-за объема поставок в совместных торгах из аукциона выталкиваются небольшие фирмы и остается всего несколько крупных поставщиков. Вот, например, был аукцион по перчаткам. Затесалась туда фирма московская, которая предложила 22 млн. Так главврачам рязанских больниц дали задание найти нарушения в документации этой фирмы. В итоге игрока выкинули из аукциона, а выиграл «перчатки» тот, кто и должен был выиграть изначально.


Под страхом увольнения

– А вы не пытались как-то спорить с министерством? Права свои отстаивать?

– С нами разговаривают и обращаются как с рабами в нашем министерстве. Если бы вы пришли на наше заседание, то все бы сами увидели. Раз пять за совещание нам говорят, что нас уволят. Не хочешь что-то выполнять? Уволят. Так же было и с договорами на совместные закупки. Не хочешь подписывать? Ну, смотри, смотри…

Все это знают, но все, конечно же, молчат. Когда Ковалев (бывший губернатор Рязанской области. – Прим. ред.) только создавал центр совместных закупок, нам же говорили, что теперь-то деньги будут экономиться! А то, что в итоге набрали штат из 40 человек и сняли целый этаж под офисы? Где экономия-то? Зачем это было нужно? Если вы считаете, что мы тут сидим и деньги воруем, ну, проверяйте нас, контролируйте. Из-за совместных закупок постоянно откладываются торги, постоянно много недовольных. А запасы-то медсредств заканчиваются. Получается, что торги не играются, но при этом обеспечены больницы должны быть всем необходимым. Вот только виноваты почему-то всегда врачи. Рыба с головы гниет, а если вдруг беда в больнице какая, то чистить ее начинают с хвоста.

– Представители поставщиков, которые отреагировали на наш материал про госзакупки, уверяли, что врачи сами вносят в таблицу совместных закупок то, что им необходимо.

– Ну да. Мне вот салфетки нужны были. Я их внес в совместные закупки. А мне из министерства позвонили, попросили вычеркнуть их из списка. Говорят, нет таких.

Спорить? Ругаться? Врачей запугали настолько, что все даже возмущаться боятся.


После взрыва

Наверняка все помнят ту трогательную историю о беременной девушке, спасшейся во время взрыва дома в Осеннем переулке. Рязанка тогда благополучно родила ребенка, а новость о том, как тогда еще губернатор Олег Ковалев вручал счастливой роженице цветы, облетела все СМИ. Сотрудник одного из роддомов Рязани рассказал, как эта история развивалась на самом деле.

– Когда дом в Осеннем переулке взорвался, беременную девушку привезли к нам. Она сама так захотела. Просилась в наш роддом и была всем довольна. Но через несколько дней к нам приехали из министерства. Министр говорил, что у нас в больнице бардак, нет ремонта, а к роженице приедет Ковалев. Как же его будет снимать телевидение на фоне обшарпанных стен? В итоге, было принято решение перевезти девушку в Перинатальный центр, который, к слову, в тот момент был закрыт. Так что ребенка она родила у нас, а через четыре дня ее увезли туда.

– А почему у вас в роддоме нет ремонта?

– Потому что денег на него не дают. В министерстве нам говорят так: ищите коммерческие фирмы, которые как спонсоры вам все отремонтируют.

Видимо, по мнению нашего минздрава, следом за учителями в бизнес должны пойти еще и врачи.


Угроза инфекций

– Никаких сведений без разрешения главврача я вам дать не могу… – говорит заведующая санитарно-эпидемиологическим отделением одной из больниц Рязани.

– Мы поговорим анонимно.

Статья у вас была на портале. Про закупки. Эмоциональная очень. Но все правильно, все так. Аукционы висят (встреча с врачом состоялась в середине лета. – Прим. ред.). То, что должно было отыграться уже на IV квартал этого года, играется только на первый. При этом какие-то больницы имеют запас медикаментов, а какие-то – нет. Выйти из ситуации очень тяжело. Денег на прямые закупки дают мало. У меня вот 100 тысяч рублей. Сиди и думай, на какую статью потратить: то ли перчатки купить, то ли дезинфицирующие средства, то ли лекарства. В этом году впервые внесли в совместные закупки дезсредства, и сразу коллапс случился. До этого проблемы были со шприцами, антисептиками, хлебом.

– Ваши коллеги говорят, что не все пункты в совместных закупках соответствуют запросам больниц.

– Я просила три вида антисептического мыла, внесли только одно. Вы поймите, мы ведь просто так ничего не заказываем. Сперва все средства проходят апробацию, потому что даже в разных отделениях одной больницы разная микробиологическая среда. Что уж говорить о разных больницах. Есть же специфические медучреждения. И я что, буду заставлять сотрудников работать на одном и том же мыле, когда у одних есть на него аллергия, у других – нет? Чтобы они у меня сыпью, что ли, покрылись? Раньше, когда мы самостоятельно отыгрывали аукционы, линейка средств была гораздо шире. Мы сперва заказывали их попробовать, проводили лабораторные анализы и только потом принимали решение, заказывать или нет. Сейчас все мои технические характеристики в закупках были не учтены. Я понятия не имею, насколько качественные средства придут нам в больницу. Теперь нас заставляют сперва купить, а уже потом проверять. Но, вы сами понимаете, будет уже поздно.

– Но если средство вам не подходит, больница может отказаться от аукциона?

– Да, может. А потом будет сидеть вообще без препаратов и дезсредств.

– Допустим, что вам привезли дезинфицирующие средства, но они не подходят больнице по показателям. Почему это плохо?

– Потому что реакция на эти средства может выскочить любая. При плохом исходе неподходящее средство может сказаться на внутрибольничной заболеваемости пациентов, на состоянии дорогостоящего оборудования, на заболеваемости персонала. И я уже молчу об экономических характеристиках средств, потому что не знаю, насколько они эффективны, экономичны, долговечны и так далее.

– Проще говоря, если дезсредство плохо обрабатывает помещение от бактерий, пациенты имеют больший риск подхватить инфекцию и чем-то заразиться?

— Да.


Цена вопроса

– Нацеленные на победу участники торгов говорят, что сроки сдвигаются из-за недовольных претендентов.

– Техническое задание в совместных закупках прописано так, что создаются препятствия конкуренции. Фирмы оспаривают это, и они имеют на это право. Конкуренцию свели к минимуму. Характеристики прописаны так, что они соответствуют только определенным фирмам. Совместные закупки преподносились нам как возможность сэкономить. На деле же этого не происходит. Иногда цены бывают завышены на препараты так сильно, что если бы мы играли аукционы отдельно, то нам закупка обошлась бы в несколько раз дешевле. Многие позиции просто прописаны под одного производителя.

– Мы называли его в статье?

– Да. И еще есть несколько фирм. Но ведь по закону такого быть не должно.

– На вас оказывалось давление со стороны министерства?

– Давление было. Оно не было явным, но чувствовалось, что отказаться от совместных закупок нельзя. И мы тоже не рискнули отказаться. Не дай бог вообще бы остались без дезсредств.


Добавлять какой-то вывод к вышесказанному не имеет смысла. Это все, что нужно знать о системе здравоохранения в Рязани и Рязанской области. Подчеркиваем – о системе, а не о врачах, которые в большинстве своем заперты внутри безвыходных ситуаций.

Михаил Агиров

Возврат к списку

Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
−5°
Пасмурно