24 ноября 2015, 11:28 2764

Информационные вбросы. Как рязанцам не поддаться панике?

Информационные вбросы. Как рязанцам не поддаться панике?

Ощущение стабильной жизни понемногу улетучивается. Мир сотрясают катастрофы, жестокие теракты и экономический кризис. Информационное поле перенасыщено негативными новостями, неутешительными прогнозами от аналитиков и откровенно угнетающими настроение телесюжетами. Люди погружаются в этот круговорот катаклизмов с головой и начинают бесконтрольно сеять панику среди своих знакомых. Те подхватывают: «А вы слышали, что в России активно строят бомбоубежища?», «Так страшно отпускать детей в школу, ведь там ничего не охраняется», «А я сдал свою путевку в Европу, лучше дома посижу», «Да ко всему прочему это падение рубля».

Одни следят за происходящим в стране дозировано и тщательно фильтруют информацию, чтобы быть в курсе важных событий. Другие поддаются панике, верят всему, что читают и смотрят и нагнетают обстановку рядом с собой. Третьи выбирают радикальный путь — телефонный терроризм и информационные вбросы в качестве способа «пошуметь» в социуме и потешить свое самолюбие. Подробнее о том, как именно негативные новости действуют на людей и общество в целом, рассказал доктор медицинских наук, профессор кафедры психиатрии РязГМУ Алексей Меринов.


— Почему одни люди легче поддаются панике, чем другие?

— Начнем с того, что все люди отличаются по базисному уровню тревожности и эмоциональности. Кто-то более тревожен и даже подвержен паническим атакам, кто-то нет. На это заметно влияет и воспитание. Если у меня родители паникеры и постоянно волнуются, то каким должен вырасти я? Исходя из этого, люди реагируют на негативные события по-разному. Есть здоровые реакции, есть явные отклонения от нормы.

— Недавно в сети появился информационный вброс, о том что действует группа маньяков, которые убивают подростков. Они используют маленьких детей, которые якобы заблудились, чтобы заманить жертв в безлюдное место. В соцсетях эта информация распространилась как вирус и посеяла панику. Люди начали звонить друг другу, даже не проверив информацию, которая, конечно, оказалась подделкой. Почему подобные новости побуждают даже рациональных людей, не склонных к панике, нервничать и тревожить своих близких?

— У вас есть дети? Нет? В этом все дело, такая информация затрагивает только ту аудиторию, на которую рассчитана, в данном случае на родителей. У всех нас есть родственные связи, поэтому услышав о потенциальной опасности, мы хотим друг друга защитить. Даже я (а я не отношу себя к паникерам), услышав о группе таких преступников, начну беспокоиться за своих детей. Возможно, я даже позвоню родным и предупрежу их. Это здоровая реакция — желание защитить близкого. Все-таки иногда есть ситуации, когда лучше перестраховаться. Если человек не волнуется в такой ситуации, тогда стоит задуматься.

— Это локальные примеры, касающиеся отдельно взятых людей. А если рассуждать масштабнее? Каким образом повышается уровень тревожности в обществе и начинаются волнения во всей стране?

— Нормальные люди редко тревожатся без повода. Сейчас общество боится террористической угрозы. Но это объективный страх, теракты произошли в Европе, а потому могут произойти и у нас. Мы живем в сложное и довольно опасное время — вокруг много автомобилей, самолетов, преступников, люди живут в многоэтажных высотках. По большому счету, с каждым может произойти что-то трагическое. Возможно, даже сегодня Аннушка уже пролила масло.

Но несмотря на это каждый день мы пытаемся прожить счастливо и немного прикрываем глаза на ту реальность, которая существует. А ведь люди гибнут каждый день. Когда случается масштабная трагедия, например, авиакатастрофа в Египте или расстрел людей в Париже, каждый человек невольно ставит себя на место жертвы. Но тут же себя успокаивает, попадая в личную капсулу безопасности с мыслями «Я верю, что со мной ничего плохого не случится». И начинает свято верить в теорию своей богоизбранности. Иначе человек просто начнет сходить с ума от страха и жить нормально у него не получится. Групповые реакции на какое-то событие и массовая истерия начинается когда люди активно друг друга индуцируют. Человек по своей природе биосоциален, то есть биологически в нас заложен инстинкт выживания. Если мы устроим флешмоб и попросим 40 человек на улице побежать в одном направлении, какова вероятность, что случайный прохожий к ним не присоединится?

На уровень общественной тревожности влияет и страна, в которой мы живем. Например, житель Швейцарии, может проснувшись спокойно пить чай у камина, зная что он живет в стране с самым низким уровнем преступности и кантон уже 200 лет находится в нейтральной позиции по отношению к войнам. Так что вероятность того, что случится нечто плохое и коснется его жизни, стремится к нулю. Мы живем в России, у нашей страны есть враги и напряженные международные отношения. Естественно, что уровень тревожности поднимается, мы хотим, чтобы зло было наказано, так как никто из нас не хочет находиться в точке удара.

— Мы сталкиваемся с регулярным нагнетанием обстановки и подавлением общественного настроения в стране. Телевидение буквально давит зрителей негативной информацией. В сети противоречивой, тревожной и никем не подтвержденной информации еще больше. В чем смысл такой эскалации конфликта? И кто от этого выигрывает?

— Во-первых, СМИ. Рейтинг новостей о катастрофах и бедствиях невероятно высок. Журналисты мусолят актуальную тему, заставляя людей паниковать. Они используют рычаги давления на общество, порождая определенные настроения и волнения. Есть просто люди, не чистые на руку, которые поддерживают рейтинги своих каналов и порталов. Есть люди, которые выполняют какой-то заказ властей, хотя и не хочется так думать.

— Кстати с точки зрения психологии, почему люди больше любят плохие новости, чем позитивные?

— Людям приятно читать о трагедиях, которые происходят как можно дальше от них самих. А если что-то неприятное произошло с народом, который мы не очень любим, тем более. Еще древнее общество характеризовалось своей тягой к «хлебу и зрелищам». И часто эти зрелища были кровавыми и жестокими, например гладиаторские бои. У некоторых людей, наблюдающих за трагедиями, срабатывает механизм проекции. Они начинают выражать собственную злобу, нереализованность и недовольство миром. Я иногда посещал матчи по единоборствам, мне было интересно наблюдать за зрителями. И часто замечал, как люди агрессивно кричат спортсменам «бей», «бей», получая от всего действа кайф.

«Мы живем в сложное и довольно опасное время — вокруг много автомобилей, самолетов, преступников, люди живут в многоэтажных высотках. По большому счету, с каждым может произойти что-то трагическое. Возможно, даже сегодня Аннушка уже пролила масло».

В целом, новостей про боль, страдания людей в лентах всегда намного больше, на десять плохих новостей одна светлая и добрая. Невозможно себе представить ситуацию, что в эфире вдруг все станет хорошо.

— Возвращаясь к вопросу о том, кто выигрывает от эскалации конфликта. Вы предположили, что нагнетание обстановки в стране может быть важным для власти. В таком случае, какие мотивы могут быть у власти, сеющей массовую панику. Напуганными людьми легче управлять?

— Рассмотрим этот вопрос на примерах истории. Когда общество недовольно своим правительством, дело, как правило, идет к революции. В таких ситуациях любая власть начинает предпринимать одинаковые шаги. Чувствуя повышенный уровень тревожности населения, правительство начинает искать внешнего врага. Тогда людям говорят, обратите внимание, вот эта страна (Ирак или Северная Корея, например) наш враг. Таким образом, власть заставляет народ быть сплоченным и настроенным против этого самого врага. Какое-то время общество верит в определенную национальную идею, не замечая того, что в собственной стране дела не так уж хороши. Когда народу становится, к примеру, сложно выплачивать ипотечные кредиты, а инфляция растет, он начинает прозревать и выражать недовольство. Тогда власть находит внутреннего врага, например какого-нибудь, опасного преступника, который хочет подорвать всю страну. Нация снова объединяется против врага и начинает активно бороться с ним. В результате преступника уничтожают, а народ на пару лет не обращается к власти с вопросом, где деньги и почему госдолг у страны такой большой? Затем начинается активная популяризация лидера. Но рано или поздно приемы для отвлечения внимания общества у власти заканчиваются, и тогда государство просто разваливается. Так было в Римской и Византийской империях.

— Со СМИ и властью разобрались. В последнее время у нас появилось немало телефонных террористов, которые подбрасывают информацию, о том, что на вокзале или в ТЦ находится бомба. Какие мотивы у таких людей? Они психически нездоровы?

— Когда мы растем и познаем мир, то часто, что-то разрушаем, отрываем куклам руки или ломаем машинки, например. Есть люди, которые продолжают заниматься разрушением, когда вырастают. Для них чужая боль — это изощренная форма получения удовольствия. Телефонные террористы из их числа, и конечно эти люди психически не здоровы. Они как пироманы, которые совершают поджог, смотрят как пламя разгорается, а затем помогают тушить пожар. Или как серийный маньяк, который наблюдает за процессом раскрытия его преступлений. Для таких людей важно доставлять страдания людям и эгоистично наслаждаться собственным всесилием. Они хотят чувствовать себя великими и важными, рождая рядом с собой суету и хаос. Этакие «недонаполеоны». Но на самом деле, это проблема собственной низкой самооценки и нереализованности.

— Сейчас встречается все больше людей, которые настолько поддаются панике, что забывают о своей реальной жизни, и каждый их день строится лишь на обсуждении очередного выпуска новостей? К тому же эти люди, как правило, пассивны. К примеру, они жалеют беженцев или голодающих детей в беседах, но не готовы им помогать. Отчего это происходит?

— Мы живем в информационную эпоху и, так или иначе, находимся в курсе событий. Мы чувствуем нестабильную ситуацию, наша покупательская способность падает, кризис затрагивает многих людей. В такие переходные периоды человек готов думать о чем угодно, но только не о последствиях и способах собственного выживания. И он готов с энтузиазмом обсуждать темы, которые никак его не касаются. В психологии этот механизм защиты называется смещением. А постоянные разговоры о том, что беженцы наводнили Европу, а в Нигерии гибнут люди — это часто просто пустое времяпровождение. Такие беседы — это вопрос внутреннего спокойствия и уверенности в завтрашнем дне.

Во времена царской России были домашние салоны, собирающие в свои круги художников, политиков, писателей. На встречах они беседовали и философствовали, но никаких действий не предпринимали, чаще всего никому не помогали и ни в чем не участвовали. Такие собрания позволяли им чувствовать себя включенными в события, не быть инертными. С тех пор мало что изменилось. В России по-прежнему масса «досужих рассуждунов».

— Так как же не стать заложником информационного поля и не поддаться панике?

— Иногда мои пациенты пожилого возраста с недовольством вспоминают период застоя. Они говорят, что не было демократии и доступа к важной информации. А ведь, возможно, люди тогда жили счастливее, чем сейчас. Они свято верили в коммунизм и социализм. В то время любой простой рабочий знал, что если будет много работать, то обязательно получит жилье, и сможет купить себе «Жигули». А если дети будут учиться хорошо, то смогут получить высшее образование и станут достойной сменой родителям. Люди знали, что у них будет будущее, они жили в стабильности, до них просто не доходила негативная информация.

Сейчас дело другое, информации куча, а фильтровать ее могут далеко не все. У нас люди волнительные и как ни крути, постоянно лезут в интернет. А ведь его не отрежешь. Я могу лишь посоветовать учиться фильтровать информацию и поглощать ее дозировано. Читайте в сети только то, что вас по-настоящему волнует. Не пытайтесь пропускать через себя весь информационный мусор, к тому же непроверенный, с которым сталкиваетесь. Надо понять, что думая об опасностях и находясь в постоянной тревоге, вы только привлекаете негативные события в собственную жизнь. Задайте себе вопросы: «Действительно ли я хочу регулярно переживать за то, что не касается меня напрямую?», «Хочу ли я быть счастливым и жить своей жизнью»?

— В последнее время в Рязани усилили охрану и работу полиции. Это влияет на горожан успокаивающе или наоборот, вселяет тревогу?

— Я думаю, успокаивает. Вот если после тревожных новостей и событий мы не увидим полиции в городе и усиленного патрулирования улиц — это повод для беспокойства. Создаются возможные неудобства, досмотры, но люди чувствуют защиту и заботу государства на системном уровне. А это сейчас очень важно для того чтобы выровнять накаленную обстановку.

Училась не поддаваться панике Дарья Козырь

Возврат к списку

Архив новостей