30 апреля 2020, 08:27 16365

Затерянная Рязань. Бесприданники

Затерянная Рязань. Бесприданники

...Было у отца три сына... Старший — скончался от костного туберкулеза, прожив на свете всего один год. Средний — возвел потрясающей красоты сказочный замок, ставший впоследствии чумным дворцом. Младший — любил лошадей, а потому построил целый готический город на землях своего имения, где занялся разведением элитных рысаков. Не стало хозяина, и лошадиный замок — подлинная жемчужина Рязанской земли — начал рассыпаться не по дням, а по часам. Затерянными эти места назвать сложно, а вот потерянными — запросто. Хотя бы потому, что уничтожением культурного наследия здесь занимается не только время, но и сами люди.

Команда YA62.ru по следам двух последних пожаров посетила Старожилово и его заброшенную гордость — конезавод фон Дервиза. 

27 марта старожиловцы стали свидетелями того, как полыхает культурное наследие: неизвестные, с позволения сказать, люди подожгли два здания ансамбля конезавода — скотный двор и служебный корпус. Пожарным удалось справиться с огнем, но на этом уничтожение народного достояния не закончилось. Спустя три недели, в пасхальное воскресенье, здание ансамбля конезавода фон Дервизов опять занялось пожаром. И снова, как считают градозащитники, это было дело рук человеческих. На такие мысли представителей общества по охране культурного наследия натолкнули уложенные в аккуратные стопки металлические листы с кровли здания. И действительно — зачем лезть на крышу, если можно сжечь и разрушить перекрытия и крыша сама упадет к ногам. Металл легко меняется на деньги, а с совестью всегда можно договориться. 

Стоит ли говорить о том, что изуродованное здание скотного двора тлеет и дымит до сих пор? А вокруг него повсюду простирается стихийная свалка. 

Фото 1 Сгоревшее здание Старожиловского конезавода.JPG

Впрочем, такими люди в Старожилове были не всегда. Например, два века назад местные с уважением относились не только к земле, на которой живут, но и к своим господам. Может быть, именно поэтому практически все постройки времен фон Дервиза устояли от разграбления и уничтожения в годы советской власти. У старожиловских крестьян рука не поднималась ни на кровопролитие, ни на уничтожение прекрасного. 

— За время своего существования село Старожилово сменило множество владельцев, — рассказывает автор проекта экскурсий «Я вам покажу!» Ксения Паначева. — В середине XIX века мимо населенного пункта прошла ветка Рязанско-Козловской железной дороги, и одному из концессионеров строительства — Павлу Григорьевичу фон Дервизу здешние места страсть как понравились. И он решил выкупить земли у тогдашней владелицы — княгини Орловой. 

Впрочем, это поместье было одним из многих его владений и сам фон Дервиз-старший здесь редко появлялся. Пока он был занят строительством Московско-Рязанской железной дороги, в Старожилове жила его жена с детьми. 

Фото 2 Жительница Старожилова на прогулке.JPG

— Павел Григорьевич был человеком не только дальновидным, но и очень современным, — отмечает экскурсовод. — После 10-летнего строительства железных дорог он сказал: на этом — всё. И уехал за границу к молодой любовнице. Его, конечно же, звали назад, на родину, мол давай к нам, заработаем еще больше денег! Но он решил, что с него хватит, и в Россию не вернулся. Правда, к тому моменту он уже достаточно сделал для страны. Например, после смерти первого ребенка построил в Москве детскую больницу.

В Старожилове осталась его прекрасная супруга и дети, у которых были уже свои семьи, и следовать по стопам отца — уезжать за рубеж — они не торопились. Сергей Павлович вскоре уехал в столицу и отдал предпочтение музыке и науке. А Павел Павлович фон Дервиз остался с матерью и начал строить один из самых необычных и величественных конных заводов России. 

Фото 3 Конезавод фон Дервиза.JPG

Прекрасное не было чуждо и старожиловскому фон Дервизу. Параллельно со строительством конного завода и производственных мощностей по ту сторону реки Павел Павлович занялся созданием собственного театра. Любовь к музыке перешла к детям от отца — Дервиз-старший любил музицировать и даже писал романсы. 

Театр был деревянным и до наших дней, естественно, не сохранился. Все, что известно о нем, это создание труппы из местных крестьян и весьма недурные постановки оперы «Евгений Онегин». Надо сказать, такое развлечение для сельской местности было весьма необычным, но местным жителям приходилось по душе. 

Фото 4 Жительница Старожилова.JPG

Имение фон Дервизов было устроено грамотно с точки зрения разделения территории: по одну сторону реки Истьи — производственная часть, по другую — жилая зона с приусадебным парком и семейным храмом. Строительство конного комплекса шло с 1891 по 1897 год. Сейчас может показаться, что объекты истории разбросаны по всему Старожилову совершенно разрозненно. Однако раньше, объединенные в неоготический ансамбль, они были словно город внутри села. 

— Непосредственно конезавод начал работу в 1893 году, — рассказывает экскурсовод. — Фон Дервиз решил вывести породу лошадей, которая будет превосходить силой и выносливостью рязанскую вершковую. Он заручился государственной поддержкой, и завод освободили от поставки лошадей в войска. Для конезавода закупали орловских рысаков российских конезаводов, бельгийских брабаносов, арденских кобыл.

Сегодня конюшни все еще работают, несмотря на то, что здания комплекса рассыпаются на глазах. Лошади гуляют в загонах, и к ним можно беспрепятственно подойти и даже погладить, если они в хорошем настроении. 

Фото 5 Лошади Старожиловского конезавода.JPG

Однако первыми, кто встречает гостей на конезаводе, оказываются вовсе не лошади и даже не смотрители предприятия, а самая обыкновенная дворовая шпана — боевые коты. Ласковыми они кажутся только на первый взгляд, но стоит «расчехлить» упаковку сосисок, как все они совершенно бессовестно виснут на тебе, не давая пройти. Впрочем, интерес к новой персоне они теряют сразу, как только заканчиваются угощения. Остается только надеяться, что лошади, обитающие на заводе, и люди, которые здесь работают, — не настолько же голодны. 

Фото 6 Старожиловские коты.JPG

Прогуливаясь по территории некогда большого производственного комплекса, становится понятно, что фон Дервиз занимался не только лошадьми. Здесь была и кузница, и винокурня, и скотный двор, и, куда же без этого, — молочный завод. Последний располагался в так называемом «доме с флигелем».

— Молочный завод делился как бы на две части: сыроварню и маслобойню, — рассказывают местные жители. — Не знаю, как сыр, но масло, говорят, было отменное. Его готовили по оригинальной французской рецептуре. И отвозили на продажу в Москву. А рядом стоял винокуренный заводик. Поговаривают, что традиционным напитком здешних мест был полугар. Но в основном, конечно, гнали спирт. 

Фото 7 Дом с флигелем - маслобойня.JPG

Постепенно усиливается запах гари, а это значит, что мы приближаемся к бывшему скотному двору — нынешнему сгоревшему объекту истории и культуры. Говорят, при фон Дервизе коровники были сверхпередовые: животным автоматически подавался корм и не менее автоматически отводился навоз. Советская власть нашла скотному двору более приятное применение — разделила помещение на квартиры и поселила людей. Выселились оттуда последние жители не так давно, и после этого культурный фонд начал стремительно рушиться. 

— С приходом советской власти Павел Павлович сменил фамилию — стал Луговым, — рассказывает экскурсовод. — На всякий случай, чтобы не гневить людей. Однако местные крестьяне его любили и даже помогли сбежать из Старожилова, когда начались революционные волнения. 

Позже фон Дервиз отдаст добровольно все свое имущество и капитал на, как он сам выразился, «единственно правильное переустройство мира». И вернется в свое имение, где открыли кавалерийские курсы, уже простым учителем математики. 

Фото 8 Бывшие жилые квартиры в ансамбле Старожиловского конезавода.JPG

Рязанские чиновники, говоря о Старожиловском конезаводе, очень любят говорить о том, как они гордятся этим памятником культуры, ведь именно здесь на кавалерийских курсах учился в свое время будущий великий маршал Георгий Жуков. Но почему-то забывают сказать о том, что, скажем, последний раз хоть какой-то ремонт на конезаводе был в 1993 году. А вот что пишет в своем блоге экскурсовод и автор проекта по восстановлению русских усадеб Вадим Разумов: 

«Большую опасность несут прогнившие полы: проваливаясь, лошади получают опасные травмы. Зимой у животных нет постоянного доступа к поилкам. Если при фон Дервизе конюшни хорошо отапливались, то сейчас невозможно даже поддерживать в помещении плюсовую температуру в холодный сезон. Вода замерзает, приходится приносить ее ведрами несколько раз в сутки». 

Власти об этом молчат. Вероятно, потому что смелость есть только на то, чтобы вспоминать старые победы. А на то, чтобы исправлять современные ошибки, то ли духу не хватает, то ли желания.

Фото 9 Конюшни Старожилово.JPG

В 2018 году Вадим Разумов собрал команду волонтеров и убрал от мусора, который наплодили жители Старожилова, всю территорию комплекса конезавода. Люди приехали из Москвы, чтобы собрать в мусорные мешки отходы за деревенскими жителями. Не прошло и двух лет, как свалки выросли снова на тех же местах. 

— После двух пожаров мы собрали волонтеров и опилили весь бурьян вокруг бывшего скотного двора, собрали мусор на расстоянии 10 метров от здания, — рассказал активист и представитель ВООПИиК Игорь Кочетков. — Часть мусора нам помогли вывезти на свалку представители «Эко-Пронска». Но так как грузили отходы вручную, основная часть осталась лежать возле здания. Глава администрации Старожиловского района Александр Татарников пообещал, что проконтролирует вывоз остального бурьяна. Мы проследим, как он исполнит свое обещание. 

Фото 10 Мусор рядом с историческим зданием.JPG

Если спросить у градозащитников, кто отвечает за сохранность уникального комплекса сегодня, они ответят честно: там полная каша! Пять зданий конезавода являются памятниками федерального значения и находятся под началом «дочки» Министерства культуры — Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПИК). Эта контора, в свою очередь, наняла субподрядчика для непосредственной охраны объектов — ЧОП «Шквал». Однако после двух поджогов и разграбления кровли здания возникают вопросы о том, насколько ответственно охранники подходят к своей работе. 

— Этим должна заниматься полиция и Следственный комитет, потому что не наша работа искать умысел в таких деяниях, — отметил в телефонном разговоре Игорь Кочетков. — Мы сейчас работаем над тем, чтобы выявить остальные объекты культурного наследия на территории комплекса и привести в порядок имеющийся реестр. Просто сейчас здания, описанные в нем, не соответствуют историческому описанию. Там сплошная путаница. 

Фото 11 Мужики.JPG

Также представитель ВООПИиК поделился с командой YA62.ru и своими опасениями относительно обозримого будущего главного здания Старожиловского конезавода. 

— Нам известно, что АУИПИК пыталось найти так называемого «эффективного пользователя», готового вложиться в конезавод и помочь с его сохранением, — отмечает Кочетков. — Среди желающих есть некий интересант, который, по некоторым данным, не против сделать в историческом здании — фитнес-комплекс. И именно под этого интересанта агентство разрабатывает инвестиционный паспорт с проектом возможности приспособления здания. Мы боимся, что это приведет к полному закрытию конезавода. И будем выступать исключительно за историческое использование здания. 

Фото 12 Конезавод и вид на загоны.JPG

Люди, которые борются за сохранение культурного наследия, уверены, что из зданий комплекса Старожиловского конезавода можно было бы сделать прекрасный туристический кластер с конюшнями, собственной маслобойней, сыроварней и винокурней. Однако наши чиновники предпочитают вкладываться не в наследие и богатое приданое от предков, а в заведомо провальные проекты-однодневки типа «Новогодней столицы». 

А тем временем в самом Старожилове любители прекрасного заклеивают историю сайдингом и творят вот такую красоту:

Фото 13 Благоустроенный сквер.JPG

А вишенкой на торте убранства современного Старожилова можно назвать скульптуру фон Дервизов, которая расположилась аккурат напротив векового архитектурного ансамбля. Арт-объект современный, поставленный в прошлом году по инициативе жителей Старожилова при поддержке муниципалитета и регионального правительства. Зачем поселку, по которому разбросаны настоящие памятники архитектуры и непосредственно стоит сам конный завод, нужна безвкусная, словно распечатанная на 3D-принтере и выглядящая недоделкой композиция подковы, — неясно. Зато легко предположить, сколько можно было спилить бурелома и заделать окон для сохранения исторических зданий на эти деньги. 

Кстати, от подковы открывается прекрасный вид на остатки сгоревшего здания. 

Фото 14 Подкова и пожарная машина.JPG

Осенью 2017 года только что пришедший на рязанские земли губернатор Николай Любимов с воодушевлением обещал «многое сделать, чтобы сохранить этот памятник архитектуры в Старожилове и привести его в порядок». Он попросил помощи в реконструкции конезавода не только у Министерства культуры России, которое в принципе должно следить за тем, чтобы наследие страны не рассыпалось в прах, но и у Министерства обороны. Начинающий глава региона надеялся получить «поддержку, которая позволит нам не только сохранить объект, но и сделать его жемчужиной туристического потенциала Рязанской области».

С момента обещаний прошло почти три года. За это время удалось разве что лицезреть, как сгорело два исторических здания ансамбля конезавода. Если так пойдет и дальше, от наследия фон Дервиза в Старожилове останется одна только подкова. Которая не имеет к нему никакого отношения. 

 

P. S. 

В условиях пандемии коронавируса журналисты YA62.ru общались с жителями Старожилова и градозащитниками исключительно по телефону.

Большой фоторепортаж смотрите по ссылке.

Лошадей гладила Дарья Копосова

Фотографировала Мария Илларионова

Экскурсию читала Ксения Паначева

Самый оперативный Telegram-канал Рязани. Подписывайтесь!
Это нравится:0Да/0Нет
09.05.2020 02:00:43
Отличная статья! Спасибо, было интересно прочитать.
Ссылка Это нравится:0Да/0Нет
Архив новостей