19 сентября 2018, 08:47 18478

Спертый воздух. Кто украл у рязанцев право дышать?

Спертый воздух. Кто украл у рязанцев право дышать?

В начале сентября федеральное Минприроды опубликовало тревожный отчет: Рязань стала городом с самым грязным и опасным воздухом в ЦФО. Чуть ранее метеорологические лаборатории зафиксировали мощный выброс сероводорода в атмосферу, что превысило предельно допустимую концентрацию (ПДК) вредного вещества почти в восемь раз. Ни одна терроризирующая экологию города организация в лице крупных промышленных предприятий не взяла на себя вину за случившееся. Сложилось полное ощущение, что и действующей власти наплевать на то, как заводские выбросы травят горожан.

При этом по ночам в Рязани растекается то трупный запах, то аромат тухлых яиц, то горящего куриного помета. Кто смердит? Как некогда самый зеленый город России докатился до жизни такой? А главное, что с этим делать? Ответы на эти вопросы выяснял журналист портала YA62.ru

 

Ароматы ада

Рекордсменами по объемам выбросов экологи и градозащитники называют два предприятия: Ново-Рязанскую ТЭЦ и Рязанский нефтезавод. По информации активиста Андрея Петруцкого, «Новорязанка» выбрасывает окись азота и углекислоту. Особенно много газа выходит с предприятия зимой. РНПК, конечно же, многим известен как главный источник ароматов серы.

– В советское время от нефтезавода не было никакого запаха, – вспоминает Петруцкий. – Сильные выбросы начались, когда РНПК перешла на производство бензина «Евро-4» и «Евро-5». Что это значит? А то, что содержание серы в топливе – тысячные доли. Сера улавливается с помощью водорода, соединяется с ним и в виде газа поднимается вверх. А чистый бензин льется вниз. Куда же девается сероводород? На РНПК нам говорят, что они производят из него серную кислоту. Однако скрывают, в каких объемах. Даже школьник рассчитает по формуле, что серной кислоты там должно производиться несколько сотен тысяч тонн. Вот только дело в том, что серная кислота никому не нужна, ее давно перестали покупать. Куда же это, интересно, РНПК столько кислоты каждый год сплавляет? Мы можем только предполагать, но нам кажется, что сероводород, который образуется в процессе создания чистого топлива, уходит либо напрямую в атмосферу, либо на факельную систему. Попросту – сжигается.

Фото 1 РНПК.JPG

Руководитель Экологического рязанского альянса (ЭРА) Евгений Рыбаков тоже считает, что РНПК лукавит, говоря о том, что не делает вредных выбросов в атмосферу города.

– У нас шквал звонков из Дашково-Песочни, когда в Рязани дует южный ветер, – рассказывает Рыбаков. – Иногда эта вонь доходит даже до центра. Вообще, у РНПК две «вонючки» – сам завод и городские очистные сооружения, которые находятся на балансе у предприятия. Предполагаю, что, когда в городе пахнет тухлыми яйцами, это именно с очистных.

Эпопея с обещаниями руководства Нефтезавода вот-вот, со дня на день, построить современные очистные сооружения, длится уже с 2014 года. Арбитражный суд тогда признал РНПК виновным в отравлении воздуха и сточных вод. Вероятно, отделавшись легким штрафом, руководство предприятия закрыло на проблему глаза. В 2015 году даже вставал вопрос о приостановлении работы завода на 90 дней, однако региональные власти посчитали, что 2 млрд рублей в бюджет Рязанской области гораздо важнее здоровья людей. Но – о чудо! – в конце того же 2015 года в федеральных СМИ появилась информация о том, что «Роснефть» все-таки построит очистные на рязанском заводе. Выделить на эти цели обещали 3 млрд рублей. На этом все и закончилось. И все последующие годы вопрос об очистных на РНПК сопровождался невнятным лепетом бывшего губернатора Олега Ковалева о том, что Нефтезаводу дешевле снизить мощности и выбросы, чем ставить очистные.

К сожалению, на сегодняшний день не удалось сдвинуть с мертвой точки проблему и действующему губернатору Николаю Любимову. Однако экологи поделились инсайдерской информацией.

– Часть оборудования для очистных уже давно закуплена, – рассказал Евгений Рыбаков. – Почему их не устанавливают? Видимо, пока что РНПК преследует какие-то иные цели. Нам они говорят, что «делают проект». Но я не знаю, правда ли это.

11 сентября редакция YA62.ru отправила руководству РНПК официальный запрос. На момент публикации статьи получить ответа от Нефтезавода не удалось.

Фото 2 РНПК трубы-2.JPG

Градозащитники отмечают, что РНПЗ хоть и лидер по объемам выбросов в атмосферу, но в плане вреда для организма вовсе не он главное зло.

– Знаете, когда в городе стоит трупный запах? Это пахнет фенолом и формальдегидом, – объясняет Андрей Петруцкий. – А выделяют эти вещества заводы по производству разного рода пластмассы. Например, «Аутомотив Лайтинг», который занимается выпуском фар для автомобилей.

По словам Петруцкого, подобных предприятий в Рязани развелось огромное множество. И все они утверждают, что не являются опасными для здоровья людей.

– Я уже не говорю о «Технониколь», – подытожил Петруцкий. – Я помню, еще во времена Ковалева, когда он к ним приезжал, то очень просил: вы уж, пожалуйста, ночью не выключайте электрические фильтры, которые осаждают вредные вещества. Однако для экономии электроэнергии сотрудники «Технониколь» фильтры все равно выключают. Никакого контроля ночью нет, и вредные вещества спокойно уходят в атмосферу. Там видно рыжий дым.

Редакции YA62.ru удалось получить оперативный ответ от «Технониколь». В пресс-службе предприятия данную информацию не подтвердили, приведя следующие доводы:

«Отключение установок очистки газов по ночам невозможно технически, произойдет полная блокировка работы всей производственной линии. Даже после остановки линии, например для проведения планово-предупредительного ремонта, в течение 40 минут газоочистное оборудование не отключается».

В официальном письме также говорится о том, что фенол и формальдегид проходят две степени очистки, а дополнительное оборудование позволяет снизить выбросы на 90%.

Фото 3 Технониколь.JPG

 

Конечная остановка – кладбище!

Заводы заводами, говорят экологи и градозащитники, но от смрада предприятий город задыхается только когда дует южный ветер. По статистике, 90% загрязнения воздуха в Рязани приходится на транспорт. Иными словами, стоя в пробках, рязанцы травят себя сами.

– Смог от транспорта остается в городе, даже если дует северный ветер, – рассказывает Андрей Петруцкий. – Улицы узкие, они просто не проветриваются. Да и Рязань была изначально рассчитана на 240 тыс. человек, а сейчас в городе проживает больше полумиллиона. Город не справляется.

В советское время, вспоминает градозащитник, было даже постановление Совета министров о запрете расширять Рязань. Однако, как считает экоактивист, каждое министерство хотело поставить за городом свой завод, из-за чего привлекалось население из близлежащих деревень.

– Вы не поверите, но превышение ПДК идет по сероуглероду! – восклицает Петруцкий. – Это не бензин и не выхлопы. Это выделяется гадость от трения резиновых шин об асфальт. Вы представляете, до какой степени город перегружен автомобилями?!

Фото 4 Пробка.JPG 

В засилье личного автотранспорта в Рязани виновны два фактора: чрезмерное число маршруток и попытки городских властей уничтожить единственный экологичный вид транспорта – троллейбусы. Потому что нормальные люди рано или поздно отказываются от поездок в небезопасных, тесных «скотовозках» и за неимением альтернативы в виде цивилизованного комфортного общественного транспорта спешат пересесть в личное авто. В итоге мы имеем пробки и круглосуточный смог над Рязанью.

Известный российский блогер-урбанист Аркадий Гершман, который специализируется на транспортной аналитике современных городов, ответил на вопросы журналиста YA62.ru и рассказал, к какому краху может привести засилье маршруток и «заказное убийство» троллейбусов.

– Транспортный сервис города должен создавать такие условия, при которых люди для каждодневных поездок будут выбирать общественный транспорт, велосипед, пешие прогулки, – отметил Гершман. – Таким образом, мы приходим к тому, что, с одной стороны, нужно вводить платные парковки, чтобы повышать стоимость пользования личным автомобилем, с другой – создавать комфортный и удобный общественный транспорт. Например, учащать движение троллейбусов, где каждый пассажир сможет ехать сидя.

Фото 5 Общественный транспорт.JPG

Собеседник YA62.ru отмечает, что в нормальном городе главным общественным транспортом должен быть трамвай. Во-первых, потому что у него самая высокая перевозная способность: два-три вагона с одним водителем могут перевозить 500-700 человек за маршрут. Такие цифры могут только сниться владельцам «резиновых маршруток». Во-вторых, трамваи экологичнее даже троллейбусов, поскольку во время движения идет износ металлических колесных пар, а не образуется резиновая крошка, которая гораздо вреднее для здоровья людей. Однако руководство Рязани отдало свое сердце маршруткам, разобрав последние трамвайные пути. И теперь говорить о цивилизованном транспорте в городе стало сложнее.

– В больших городах важен комплексный подход: как люди будут добираться до общественного транспорта, как будут передвигаться после, – объясняет урбанист. – Поэтому там развивается велотранспорт, как способ добраться до электрички или метро, минуя необходимость ехать на маршрутке. В Рязани это гораздо проще, так как велосипед может выступать основным видом транспорта, что называется, «от двери до двери». При этом стоит он недорого, полезен для здоровья и является внесезонным видом.

Фото 6 Велосипедисты.JPG

– Маршрутки – это не просто прошлый век, это уровень стран третьего мира, стран Африки, – комментирует Гершман. – Хотя даже там уже есть города, в которых вкладываются в создание трамваев и качественного сервиса. Маршрутки, как правило, выгодны бизнесменам и отдельным чиновникам. Они себя окупают только в черной бухгалтерии, неконтролируемым потоком денег. Маршрутки не дают возможности комфортно передвигаться по городу: в них душно, мало места, небезопасно. Этот вид транспорта паразитирует на городской транспортной инфраструктуре и на жителях в целом. При этом массово нарушаются трудовое законодательство и безопасность движения. Троллейбус – это качественно другой уровень услуг. И если мы хотим, чтобы он был в городе, то нужно убирать маршрутки с маршрутов троллейбусов, пускать чаще, обновлять подвижной состав. Вы не поверите, но очень часто происходит так, что троллейбус начинает приносить прибыль. Есть живой пример. Город Ковров (в соседней Владимирской области. – Прим. ред.). Несколько лет назад в нем убрали маршрутки с троллейбусной трассы. И городской троллейбус начал самоокупаться, через год управление накопило прибыли на несколько новых единиц подвижного состава.

В беседе с журналистом YA62.ru блогер подчеркнул, что маршрутки – это паразитирующий вид транспорта. И если город идет по этому пути, то либо это кому-то выгодно, либо у власти стоят люди, которые совершенно не разбираются в вопросе общественного транспорта, не хотят брать на себя ответственность за непопулярные решения и тратить деньги на спасение городского троллейбуса.

– Но, как показывает практика, если город заполонят маршрутки, то это приведет только к новым пробкам, – рассказывает Гершман. – Потому что люди, у которых есть такая возможность, сбегут на личный транспорт. И вот уже пересадить из автомобиля обратно, даже в самый комфортный троллейбус, их будет очень сложно. Городским властям проще создать такие условия, при которых людям бы не хотелось передвигаться по Рязани на машине. Когда город окончательно встанет в жуткую пробку, эти проблемы все равно придется решать. Лучше не допускать ситуации, когда транспортный коллапс в городе дойдет до точки невозврата.

Фото 7 Маршрутки.JPG

 

Всеобщее лицемерие

Так уж повелось, что на все проблемные вопросы власти города научились давать один железобетонный ответ: нет денег. Мы же считаем это лицемерием. Потому что отсутствуют у руководства Рязани не деньги, а мотивация и политическая воля. Зато, смеем предположить, присутствует заинтересованность в «откатах» от частных перевозчиков.

На редакционный запрос о том, какие меры городская администрация принимает, чтобы спасти горожан от бедственного положения в условиях отравленного воздуха, в мэрии ответили, что органы местного самоуправления не наделены полномочиями контролировать загрязнение воздуха на объектах хозяйственной деятельности. Если городские лаборатории фиксируют превышения ПДК вредных веществ в воздухе, то данные эти отправляются в соответствующие надзорные органы. Говоря о мерах, которые городские власти принимают, чтобы бороться с проблемой загазованности улиц, мэрия ответила, что активно строятся развязки, дороги-дублеры, общественный транспорт переводится на газовое топливо, происходит реорганизация транспортных потоков. Видимо, рязанские чиновники считают, что этого более чем достаточно.

Недугом всеобщего лицемерия страдают также руководители промышленных предприятий и региональные власти: одни строят вид, что не делают выбросов, от которых задыхается половина населения Рязани, другие делают хорошую мину при плохой игре, подсылая за пробами воздуха лаборатории, которые из года в год показывают один и тот же результат – не сероводород, а альпийские луга. По подсчетам руководителя ЭРА Евгения Рыбакова, за экологией Рязани следят восемь (!) контролирующих организаций. При этом наш город остается самым грязным в масштабах ЦФО.

– Просто чиновников надо подбирать профессиональных, а не лояльных, – подводит итог Рыбаков. – Рязань вообще развивается неправильно. Нас загнали в каменный мешок. Застроили все зоны проветривания в городе. Вместо того чтобы сажать деревья, их вырубают. Санитарные зоны вокруг предприятий переводят в промышленные. «Зеленый щит», конечно же, может стабилизировать ситуацию, но, чтобы была динамика, нужно сажать деревья. А не то, что высадили вдоль Куйбышевского шоссе. А ведь мы говорили: сажайте ели, липы. Можно даже пирамидальные тополя. Все они хорошо живут в городе. Что касается контролирующих органов и рязанских предприятий, то и здесь есть своя логика. Вот представьте, приходит контролирующий чиновник на завод, который делает выбросы: с одной стороны, городская экология, с другой – две тысячи рабочих мест. Что он, по-вашему, выберет?

Градозащитник Андрей Петруцкий уверен, что экономить на экологии города и здоровье людей нельзя, однако понимает, почему руководители предприятий с этим мнением не согласны.

– Некоторые предприятия в Рязани настолько старые, что если ставить на них современные очистные и фильтры, то заводы могут стать попросту нерентабельными, – отмечает экоактивист. – В России люди имеют прибыль за счет уничтожения окружающей среды. В Европе за подобное бы уже штрафами неподъемными обложили. А у нас пока что можно все. Норма для рязанского нефтезавода – 5 млн тонн нефти. Но сегодня он перерабатывает 17 млн тонн. То есть мы имеем вместо одного РНПК – три. Так почему бы не обязать руководство предприятия построить в Рязанской области три новых завода по современным технологиям, чтобы не было выбросов? Правительству давно пора принять какую-то программу, чтобы люди знали, что через 10 лет, через 20 этой гадости в городе не будет. Иначе у нас просто нет будущего.

Из радикальных предложений эколог остановился на создании технопарка вдали от населенных пунктов: предложил постепенно в течение 10 лет переводить туда рязанские предприятия. И поставить условие: или каждый год вы на 10% снижаете выбросы, или через десять лет вас здесь не будет.

– Я понимаю, что сейчас это звучит слишком смело, но люди-то дороже, – объясняет Петруцкий. – Рано или поздно руководству региона придется решать эту проблему: или заводы переносить, или город.

Фото 9 Смог.JPG

 

P. S.

Регулярные выбросы сероводорода, которым, предположительно, снабжает Рязань РНПК, и высокая концентрация этого вещества в воздухе чаще всего вызывают: болезни глаз, легких, бронхов, расстройство желудочно-кишечного тракта, головные боли и даже кожные болезни. Формальдегид, который, возможно, по ночам сбрасывает «Технониколь», это ядовитое вещество первого класса опасности. Отравление им вызывает аллергию, злокачественные опухоли, лейкемию и мутационные изменения в организме. И, наконец, сероуглерод, которым мы дышим в пробках, поражает не только все отделы нервной системы, но и приводит к нежелательным опасным последствиям в работе внутренних органов, эндокринной и кровеносной системы.

Ко всему вышесказанному хочу добавить, что по онкологическим заболеваниям Рязанская область тоже в лидерах.

Остается вдохнуть гнилой городской воздух полной грудью и лечь в гроб. Потому что властям города, как и руководству региона, наплевать как на статистику, так и на ежедневные жалобы людей.

Михаил Агиров

Читай, где удобно! YA62 в Яндекс Дзен
Ключевые слова: михаил агиров экология
Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
+16°
Ясно