29 января 2018, 15:35 14300

Затерянная Рязань. Жизнь в «медвежьем углу»

Затерянная Рязань. Жизнь в «медвежьем углу»

Пожалуй, нет на карте Рязанской области более глухого и заброшенного всеми места, чем деревня Голованово. Три века назад ее построили потомки рыцарей Ливонского ордена, век назад туда была проведена пассажирская узкоколейная железная дорога, полвека назад в Голованове работал крупный завод по лесозаготовке, а всего десятилетие назад деревня вместе с местными жителями стала никому не нужна.

Здесь старики неделями сидят без света, потому что кабель лежит в болоте, и месяцами не выбираются в город за лекарствами, потому что дороги больше нет. Голованово окружено болотами и горельниками. Машины здесь не проходят, а пешком много не нашагаешь – в лесах много волков. Журналисты портала YA62.ru сумели преодолеть гиблую дорогу и добрались до заброшенной деревеньки. Как умирает некогда процветающее село – в материале Рязанского портала.


Если верить историческим справкам, то деревня Голованово появилась еще в XVIII веке, когда в тумские непроходимые болота сослали «людей в потрепанных европейских платьях». Были они выходцами из Курляндской губернии, которая только-только вошла в состав Российской империи. В народе их называли «воры», потому как не хотели они делиться с людьми государевыми тайными знаниями строительства и обработки полезных металлов. Сами же себя эти люди считали рыцарями и наследниками Ливонского ордена. Сослали их в самый центр Мещерского леса – бежать из этих мест было бесполезно: если не утонешь в болоте, то медведь задерет.

Фото 1 Горельники-16.jpg

В 1913 году в Голованове построили так называемую «дачу» – предприятие по заготовке леса и торфа. А к нему провели узкоколейную железную дорогу. По воспоминаниям местных жителей, лесное предприятие работало вплоть до 90-х годов, пока не перестало быть прибыльным. Пару раз его пытались перекупить частники, но так и не смогли «поднять с колен». Все, что осталось от лесозаготовки, – это старые доски.

Фото 2 Старое предприятие-121.jpg

Но несмотря на то, что узкоколейная железная дорога перестала использоваться в промышленных целях, по ней продолжались пассажирские перевозки. По словам местных жителей, они не только сами ездили по ней в Туму по делам, но и детей отправляли туда учиться. Железная дорога была единственным способом связи с цивилизацией, и альтернативных путей в другие населенные пункты не было никогда.

– Когда узкоколейку разбирали в 2008 году, к нам глава Клепиковского района Сергей Архипочкин приехал тогда на дрезине и столько всего обещал. Говорил, что дорогу нам хорошую к деревне построят, автобус пустят. В итоге ничего исполнено не было. Архипочкин, кстати, сейчас сидит, – рассказывает местная жительница Ольга Косачева.

Фото 3 Остатки узкоколейки-123.jpg

Сегодня до Голованова можно добраться только на внедорожнике в очень сухую или морозную погоду. Существует два альтернативных пути: через села Ольгино и Бусаево. Если вы решите поехать за острыми ощущениями по навигатору, то он поведет вас по бусаевской «трассе», которая является основной и стоит на балансе местных властей. К слову, сейчас она выглядит вот так:

Фото 4 Яма-9.jpg

Фото 5 Доски-1.jpg

Дорога обрывается сразу после перечеркнутой таблички «Бусаево», и по ощущениям машина проваливается прямиком в ад. Ямы настолько глубокие, что в них легко может уместиться взрослый человек. Кое-где они закрыты досками – позаботились водители лесовозов. Но в основном дорога представляет собой череду заболоченных ям, во льдах которых может затереть даже внедорожник, за рулем которого находится водитель со стажем.

Фото 6 Лужа-11.jpg

Репортеры YA62.ru ехали от Бусаева до Голованова почти четыре часа и дважды застревали в ямах. Оба раза нас спасали водители лесовозов, которым по счастливой случайности в этот день было с нами по пути. В противном случае машина могла застрять посреди болот и горелого леса, в местечке, где не ловит мобильная связь.

Фото 7 Пейзаж-23.jpg

В Голованово мы приехали, когда на деревню спускались первые сумерки. В лесу темнеет быстро, и нужно было поторопиться, чтобы и пейзажи отснять, и быт, и с местными успеть пообщаться. Самые активные жители села собрались в магазине, здание которого раньше принадлежало «конторе». Напротив магазина – относительно целая остановка общественного транспорта. На двери – шарж. Как расскажут потом местные – добрая карикатура на одного из жителей села от головановского художника Константина Григорьевича Фролова.

Фото 9 Шарж-68.jpg

Первой эмоцией от встречи с журналистами было удивление: головановцы спрашивали, как мы вообще сумели до них добраться. После чего местные жители предложили остаться у них переночевать, чтобы не ехать ночью по непроходимому лесу.

– Через Бусаево ехали?! Ой, да вы с ума сошли, – сокрушается Валентина Петровна Кочеткова. – Обратно езжайте через Ольгино. Там только одно гиблое место, где озеро разлилось. Вот его если проедете, дальше нормальная дорога. Там два дня назад как раз врачи с комиссией встали. Не доехали до нас. На следующий день их на пожарной машине к нам привезли. Воду слили и привезли.

– А часто к вам врачи приезжают? – уточняем на всякий случай.

– Так раз в год! – отвечает Ольга Косачева. – И то они к нам поехали, потому что им власти втык сделали, что они к нам не ездят. А когда доехали они до нас, то медосмотр устроили в сельсовете. А там уж давно свет отключили, потому что не могут никак решить, кто за электричество платить должен. Окулист хотел было зрение проверить, а там не видно ни черта. Так мы с ним поговорили вот, как с вами сейчас, и он уехал. А еще врачи нам рецепты написали: пропейте это, пропейте то. А медикаментов никаких не привезли. Где я эти таблетки возьму? Мы уже второй месяц не можем выехать из села.

Фото 10 В магазине-50.jpg

– Вызывали как-то «скорую», плохо местному стало, – вспоминает Валентина Кочеткова. – Так она в лесу до лужи доехала, развернулась и даже мыкаться не стала. А деду моему как-то ночью захужело, температура 39. У меня таблеток нет никаких, к соседям – у них тоже нету, кончились. Что делать? Я ему голову капустным листом обложила. Говорю: дед, ты, наверное, ночью этой помрешь, не выживешь. Но обошлось, не помер. А когда врачам звонишь, спрашиваешь, чего ж они к нам не ездят, они нам отвечают: как же вы, головановские, нам надоели.

– И не только врачи, власти бусаевские, к которым мы относимся, тоже нам постоянно так говорят: вы нам надоели, – подтверждает слова односельчанки Ольга Косачева. – Ну, что ж поделать? Закопайте нас тут! И по «Первому каналу» покажите. Вот выборы сейчас скоро будут. Пускай Путин к нам приезжает.

Фото 11 Заброшенные дома в Голованове-113.jpg

В том, что перед выборами местные чиновники приедут в Голованово с обещаниями, жители села даже не сомневаются. Говорят, что власть имущие только тогда и вспоминают о людях, когда галочку поставить надо. Но дальше слов диалоги с чиновниками не заходят. По-настоящему обратить на себя внимание головановцам удалось в минувшем декабре, когда жители деревни две недели просидели без света, прежде чем удалось достучаться до региональных СМИ. Художник Константин Фролов, который в свои 70 лет залезает на крышу дома, чтобы позвонить, смог связаться с рязанским штабом ОНФ. Из Народного фронта информация попала к журналистам. И после двухнедельных отговорок в Голованово привезли электрогенератор.

– Провод электрический лежит в болоте, – рассказывает о проблемах села Вера Васильевна Кутейникова. – Его после пожаров 2010 года собирали из чего смогли. Вот уже семь лет живем так, что по несколько недель без света. В Бусаево звоним, а нам отвечают: делаем.

Фото 12 На крыше с телефоном-89.jpg

По рассказам местных жителей, раньше Голованово было передовым селом численностью 850 человек. Полутора сотен жителей не хватало до статуса рабочего поселка. Пока предприятия работали, здесь и молодежь жила, и школа была, и библиотека, и медпункт.

– Тогда и нас за людей считали, – вспоминает Валентина Кочеткова. – Бабы и мужики работали, надрывались на лесном хозяйстве. Женщины детей бросали, коров доили — и на лесопилку. Вагоны руками разгружали и погружали. А они каждый день приходили. Из лесу деревья хлыстами, мы их на лесопилку тащим. Хорошо жили! Думали, все время будем так жить…

Фото 13 Портрет местной жительницы-54.jpg

Местные до сих пор задаются вопросом: кому мешала узкоколейка? С тех пор, как ее разобрали, в деревне все равно оставалась нерабочая деревянная станция и наметки путей из толстого бруса шпал. Будь это место не таким глухим, давно бы все растащили на дрова да лом. Но в Голованове «мародерить» некому, там все свои. И к истории своей относятся с уважением. Однако до приезда журналистов станция «Голованова дача» не достояла. Была уничтожена руками РЖД.

– Позвонили, сказали, что не собираются больше за эту постройку аренду платить, –  вспоминает представитель сельской администрации Марина Романова. Она сама живет в Голованове, ездит в лес на лыжах и докладывает в Бусаево о том, чего не хватает в деревне и что нужно срочно привезти. – Приехала от РЖД бригада, снесла станцию и уехала. Я смотрю – куча досок лежит, груда хлама. Звоню им, говорю: чего ж вы разрушили и не убрали за собой? А мне и отвечают: мы и не планировали ничего вывозить.

Только когда от истории осталась гора мусора, местные жители осмелились начать забирать оттуда доски. Говорят, может случиться так, что и печки скоро будет нечем топить.

Фото 14 Останки станции Голованова Дача-124.jpg

– Можем остаться в лесу без дров, да, – подтверждает Ольга Косачева. – Потому что дрова нам возят из Тумы. Дома мы печками топим. А сейчас по такой погоде никто проехать к нам не может.

– Вот так помрешь, и досок негде будет взять, чтобы гроб сколотить, – задумчиво произносит Валентина Кочеткова. – Надо заказать из Тумы досок. Нас с дедом двое, пускай хоть один стоит про запас.

Газ в баллонах тоже привозят два раза в год. Воду местные жители носят из колодцев. Звонят с крыши домов. Далеко в лес стараются не ходить: стая волков ходит. Ночью на все село горит один фонарь. В пожарных прудах давно нет воды, потому как они заросли уже не только камышом, но и елками, а по осени еще и грибами.

– Пожарных прудов у нас несколько, но их не чистят, – рассказывает Ольга Косачева. Она в деревне главный лесник. – Внуки на лето приезжают, искупаются и все грязные приходят. Пожарные недавно были с проверкой, все тут обошли, табличку поставили: до пруда 500 метров. А и что с того? Воды-то в нем нет.

Фото 15 Табличка-99.jpg

Единственное, с чем в Голованове нет перебоев, это продукты. Магазин пополняется раз в неделю как по часам, и в любую погоду. Местные жители даже не смогли вспомнить, когда такое было, чтобы они остались без продуктов. Говорят, за поступлением продовольствия следит Марина Романова: названивает в Бусаево, чтобы хлеб всегда был.

Фото 16 Продавец-62.jpg

Выходим на улицу и снова взглядом натыкаемся на остановку общественного транспорта. Эта инсталляция в условиях головановских дорог вызывает много вопросов.

— У нас общественный транспорт до ноября ходил раз в две недели, – утолили любопытство местные жители. – Ну как, транспорт… Машина такая, ГАЗ-66. С будкой. Холодный, печки нет. Застряли мы на нем по осени на дороге по пояс, наши мужики нас кое-как вытащили оттуда домой. Все, с тех пор больше ничего не ходит.

Фото 17 Остановка-46.jpg

Уже стемнело, а мы еще не заглянули к главному герою Голованова – художнику Константину Фролову. На самом деле он еще и физик, и музыкант. Об увлечениях пенсионера с порога говорит большая библиотека и разливающаяся по дому народная музыка. В Голованово он приехал 11 лет назад из Таганрога, судьба привела.

– Я сперва на Алтай хотел, к Шукшину. Но подумал, что там такие морозы! А я все-таки человек южный. И поехал сюда, на узкоколейку. К Паустовскому, Некрасову, Куприну…

Лучше, чем Константин Григорьевич, про мещерскую железную дорогу не рассказывает никто. Он мог бы стать прекрасным экскурсоводом, если бы рязанские власти безжалостно не уничтожили последнюю в Центральной России узкоколейку.

Почти все вопросы Константин Григорьевич переспрашивает и просит говорить погромче, потому что плохо слышит. Хотя в Голованове в свои 70 лет считается еще довольно молодым. Он сам пишет музыку для гитары и даже издает ее в нотных сборниках. На видеокадрах звучит как раз она – головановская мелодия. Смесь джаза и русских народных мотивов.

Фото 18 Сборник музыки-82.jpg

В деревне есть одинокие старики, но большинство все-таки тех, у кого дети и внуки в городе живут. Но сами пенсионеры уезжать из этой деревни не собираются. Говорят, где родились, там и умирать будут. Да и детям на шею садиться не хотят.

На самом деле головановцы на жизнь свою не жалуются. Скорее, со смехом вспоминают пережитые тяготы. И постоянно зовут приехать летом за грибами и ягодами.

– А какой у нас тут воздух, ой! – хвастаются местные. – А вода какая вкусная! Ягод и грибов полно, мы бы продавали, да некому в нашей глуши. В еще в лесу зверья-то сколько: зайцы прыгают, волки бегают.

Фото 19 Волчьи следы-100.jpg

Обижаются только местные жители, что чиновники никак проблему с дорогой не решат. Всего-то нужно девять километров от деревни Ольгино починить. И ведь многого головановцы не просят: чтобы хотя бы разровняли дорогу да лесовозы обязали за собой колеи убирать, досками стелить или хотя бы как-то приводить ее в нормальное состояние.

– В этом году так дорогу изуродовали, что дети к нам не смогли даже на Новый год приехать, – сетуют местные.

О том, что власти снизойдут до того, что засыплют эти девять километров щебнем, головановцы даже и не мечтают. Единственная просьба — чтобы машины в болоте и воде не вязли да на песчаных гребнях не садились. Чтобы «скорая» проехать могла да дети в любое время приезжали, а не ждали засухи или морозов.

Фото 20 Дорога через Ольгино-126.jpg

По подсчетам местных жителей, сегодня в Голованове постоянно проживает 44 человека. Летом – чуть больше, благодаря дачникам и родственникам. В остальное время жизнь в медвежьем углу постепенно угасает. И ведь что интересно: случись ЧП с таким же числом жертв, уже давно бы раструбили во всех федеральных СМИ, а чиновники не умолкая говорили бы о том, что впредь подобное недопустимо. Но медленная смерть целого села в Рязанской области, видимо, обычная вещь. Причем смерть – не естественная. А по причине того, что чиновники уже 10 лет не могут найти денег, чтобы отремонтировать обещанную людям дорогу.

Фоторепортаж можно посмотреть по ссылке.

В «медвежий угол» забралась Дарья Копосова

Фотоисторию рассказали Мария Илларионова и Наталья Кратенко 

Самые свежие и интересные новости в нашем Telegram-канале. Подписывайтесь!
Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
−5°
Небольшой снег