18 апреля 2016, 13:45 2212

«Ока-Река»: наше масло покупают другие молзаводы

Еще в советские годы, задолго до того, как стать известной своим маслом компанией «Ока-Река», это был колхозный молочный цех в Новоселках Рыбновского района. По словам директора предприятия Владимира Донского, у его партнера по бизнесу неподалеку была дача, и он предложил заодно еще и молочное производство в деревне поднять. Сегодня масло «Ока-Река» известно тем, что оно одно из немногих в нашем регионе производится из настоящих сливок. О том, как развивалось молочное дело, корреспондент Делового портала YA62.ru узнал из первых уст.
«Ока-Река»: наше масло покупают другие молзаводы Досье
Владимир Донской Владимир Донской, генеральный директор ТД «Ока-Река». В 1993 году закончил мехмат МГУ им. Ломоносова. С 1992 по 1994 год работал в компании «Стиплер», менеджер проекта «Денди». С 1994 по 1995 год был заместителем председателя правления АКБ «Объединенный банк». С 1995 по 1996 год — советник президента АКБ «Агроопторгбанк». С 1996 по 2002 год — коммерческий директор «Агросельмаш». Специализация компании — реализация с/х техники. С 2002 года генеральный директор Торгового дома «Ока-Река».

— Мне и в страшном сне не могло присниться, что я буду когда-нибудь в своей жизни заниматься сельским хозяйством, — вспоминает Владимир Донской. — Друг уговорил. Мы тогда, 15 лет назад, молодые были, хотели делать что-то хорошее для людей. И уверены были, что все должны пить натуральное молоко по небольшой цене. Думали, вот сейчас запустим линию, не будем ничем молоко бодяжить, вкусное оно будет, и клиент пойдет.

— И пошел?

— Не совсем. В истории нашего завода мы наступили на все грабли, на которые было возможно наступить и набили столько шишек, сколько можно было набить. Сначала мы сделали завод на тонну молока в сутки. Оказалось, что это вообще ни о чем по меркам торговли. Переделали на три тонны. Через год довели до десяти тонн, и, естественно, на каждую модернизацию приходилось тратить огромные деньги. Зато легко вошли во все торговые сети, и нашу продукцию можно было увидеть на каждом прилавке.

— То есть помимо масла вы производите другую молочную продукцию?

— Молоко, творог, масло и все сопутствующие товары. Оказывается, войти в магазин со скоропортящейся продукцией очень легко. Особенно, если с возвратом у тебя нет никаких проблем. При этом изначально основной упор мы сделали на продажу наших товаров в Москве. В Рязани же из нашего можно было встретить только масло. Нам казалось, что это правильно, замахнуться на масштаб. Кто же знал, что на деле все окажется совсем не так радужно?

— Что-то пошло не по плану?

— Мы через год посчитали статьи доходов и расходов, и оказалось, что мы в таком минусе, что дешевле отказаться от этой идеи, чем продолжать ее развивать. Логистика по Москве съела все деньги. Потому что звонит, скажем, магазин «Перекресток» и просит один литр молока привезти, а мы же не можем отказать, у нас договор. Приходилось везти. Представляете, каково это в масштабах Москвы использовать грузовик, чтобы доставить одну бутылку молока? В итоге в столице мы остались только в самых крупных торговых сетях, где товар доставляется оптом.

— В Рязани «Ока-Река» известна все же более всего как производитель масла. Легко было войти на региональный рынок новичку да еще и с небольшими объемами?

— Когда входили в рязанские сети, то с первого раза расфасовали тонну масла. Отборного, настоящего, сделанного из сливок. Срок хранения, как и любого другого подобного продукта, был 20 дней. И за это время нужно было его продать. Причем мы предлагали не по большой стоимости, так как цену регулировать могли сами даже себе в убыток, лишь бы взяли. Пошли сперва не в магазины, а на рынок. Настоящим удивлением для нас стало, что ни один продавец молочной продукции, оказывается, не ест свое же молоко и масло. Это просто фантастика какая-то. Так и хотелось спросить: чего же вы его тогда продаете, раз сами не едите? 

Стали предлагать, мол, возьмите наше, оно хорошее. И оказалось, еще тогда, 15 лет назад, что оно никому не надо. Люди не покупают качественный продукт, предпочитая брать дешевый. И продавцам было просто не интересно с нами сотрудничать. Так что процесс продажи нашей первой тонны масла затянулся и превратился в настоящий кошмар.

— Однако в итоге «Ока-Река» стала брендом весьма узнаваемым. Прибегали к каким-то особым рекламным ходам?

— Наш главный рекламный ход — это 15 лет работы. Но могу рассказать о том, как проводили дегустации в одной из федеральных сетей магазинов. В них нельзя было войти без проведения минимум четырех дегустационных выставок. Я пришел в рекламное агентство, где мне показали несколько девушек, которым впору разве что лак для ногтей рекламировать. Пришлось дать объявление в газету, что набираю бабушек, чем старше — тем лучше. Потому что бабушки могут продать все! К тому же, вот вы лично кому поверите, что масло хорошее? Молодежи или бабуле, которая все на своем веку повидала? В итоге этот ход отлично сработал. Каждая такая бабушка за дегустационный день продавала порядка двух тонн молока.

«Наш главный рекламный ход — это 15 лет работы».

— Помимо масла из натуральных сливок, чем еще сегодня гордится «Ока-Река»?

— Мы гордимся, что поставляли свою продукцию олимпийской сборной России в Сочи. Причем организаторы нас нашли сами, мы не навязывались. Они сказали, что долго искали качественную продукцию и остановились на нас. Возить, правда, в Красногорск было не очень удобно, но ради имиджа и сборной страны чего только не сделаешь. А еще есть одно крупное молочное предприятие, которое раз в месяц заказывает у нас для своих сотрудников масло, несмотря на то, что сами тоже его производят. Считаем это нашей маленькой победой, а фирму раскрывать не буду.

— Не могу не спросить про историю с плесенью, которая была найдена в вашем масле. Она сказалась на предприятии негативно?

— Скорее нет, чем да. Во всяком случае, поставки и покупки продукции не уменьшились. Но точно знаем, что могли бы увеличиться, потому что нам звонили люди и говорили: хотели у вас покупать масло, но прочли про плесень и передумали. И если раньше мы сдавали продукты на анализ раз в квартал, то теперь каждые две недели, чтобы не проворонить ничего. А это весьма затратно. 

Когда пытались с плесенью справиться, сдавали анализы каждые пять дней. Чистили и сдавали, чистили и сдавали. А она опять вылезала. В итоге побороли ее только каким-то специфическим средством, которое нашли у немцев. Сейчас все в порядке. Зато благодаря этой экспертизе вся Рязань официально знает, что наше масло из сливок.

— Существуют ли в мире модные тенденции, в рамках которых можно расширить ассортимент продукции вашего завода?

— Начну издалека. Не знаю, как в Рязани, а в Москве сейчас бум на собственные самогонные, сырные и пивные аппараты. Люди неожиданно поняли, что цены в магазинах растут, а вкус продуктов и качество падают. И те, кто могут себе это позволить, покупают домой самогонные аппараты и готовят односолодовый виски, например. Естественно, это не на продажу, а для собственного потребления. Точно так же приобретают аппараты для сыроварения и производят сыры в домашних условиях. 

И тут возникает такая проблема: не из всего молока, что продается в магазинах, можно сделать сыр. Потому что в пакеты разливается молоко высокой и суперпастеризации, в котором разрушены все полезные связи, и сыр из такого просто-напросто не сворачивается. Частным сыроделам приходится искать молоко по деревням и платить за него большие по меркам одного литра деньги. У нас есть шикарное молоко с высоким уровнем белка и убивать его высокой пастеризацией жалко. Вот у меня и возникла идея запустить на нашем заводе линию по производству молока для сыроварения. Это будет пользоваться спросом и многим упростит жизнь.

— Помимо этой линии планируете еще как-то расширять завод и увеличивать мощности молочного производства?

— До начала эпопеи с кризисом у нас был бизнес-план на расширение завода. Были прописаны новые цеха, мы получили все договоренности с министерством сельского хозяйства, они нам помогали. Но сейчас проект заморожен, кредитов нет или они безумно дорогие, а на свои деньги сделать это невозможно. Когда началось импортозамещение, мне все друзья позвонили: «о, поздравляем, вот теперь-то завод заживет». А на самом-то деле нет ничего хорошего в этом. Для сельского хозяйства «хорошо» — это когда спокойно, когда цены не растут, уровень жизни ровный, без всплесков, а завтрашний день похож на вчерашний.

Дарья <люблю бутерброды с маслом на завтрак> Копосова

Возврат к списку

Архив новостей