30 августа 2016, 12:44 2791

Сгореть на работе. Как рязанца расплавленным свинцом обожгло

Сгореть на работе. Как рязанца расплавленным свинцом обожгло

Когда работаешь на опасном или вредном предприятии, никогда не знаешь, с какой стороны может подкрасться несчастный случай. Так и рязанец Александр Безруков, несколько лет проработавший грузчиком на заводе по переработке вторичных ресурсов «Сплав», даже не гадал, что выражение «сгореть на работе» будет применимо к нему. О том, к чему привело халатное отношение руководства предприятия к обеспечению безопасности сотрудников, корреспонденту портала YA62.ru рассказал сам пострадавший, сравнительно недавно оправившийся от ожогов.

Это был обычный день, как тысяча таких же до этого. Утренняя смена вышла на службу. Приступил к своим обязанностям и Александр Безруков, который не первый год работал на рязанском ЗАО «Сплав» грузчиком. Если говорить простым языком, то основная функция предприятия – переплавлять свинцовые аккумуляторы в печи, температура внутри которой достигает 800°C. Задача грузчика, естественно, доставлять сырье для переработки. Казалось бы, все просто. Но есть нюанс.

— Моего мужа брали на работу в должности погрузчика, — рассказывает супруга пострадавшего Елена Безрукова. — Трудовой устав предприятия говорит о том, что в его обязанности входят погрузочно-разгрузочные работы, которые осуществляются с помощью специальной техники. Слова не было о том, что он будет заниматься загрузкой раскаленной печи, находясь при этом в непосредственной близости.

Претензии женщины вполне обоснованы. По законодательству, работодатель обязан обеспечить безопасность своих сотрудников в опасных условиях труда. А работа со свинцовым сплавом, который получается после переработки аккумуляторов, – это первый класс опасности. При этом никакая защитная форма одежды для грузчиков на предприятии не выдавалась.

Фото 1 Разбитое стекло.jpg

Погрузчик, на котором приходилось работать Александру, как и другим грузчикам, представляет собой небольшую машину со специальными вилами впереди. Именно этими выступающими подпорками они поднимают груз и, после того как перевезут в конечную точку маршрута, опускают. Но чтобы точно положить груз в раскаленную печь, необходимо подъезжать на расстояние меньше метра. Машина, как и сами грузчики, не была снабжена никакой защитой, а потому и трагедия в таких условиях труда была лишь делом времени.

— Аккумуляторы, прежде чем их закидывают в печь, дробятся и промываются, очищаясь от ненужных веществ, — рассказывает о технологическом процессе сам Александр Безруков. — Соответственно, погрузчик набирается полный, вместе с водой. И в раскаленную печь заставляют загружать все в таком виде. Хотя по всем правилам сырье должно быть сухим. При загрузке из-за разности температур произошел выброс жидкости – смеси воды и фракций металла.

Выброс пришелся на стекло погрузчика, которое не приспособлено для столкновений с такими температурами. Стекло разбилось, водитель погрузчика, рискуя жизнью, попытался отогнать технику от печи, включив заднюю передачу, после чего последовал еще один взрыв, которым залило уже самого Александра Безрукова. От летальных последствий сноровистого водителя спасла исключительно реакция.

— Я успел только лицо прикрыть и на пол погрузчика лечь, — вспоминает пострадавший. — В результате инцидента мне обожгло руку и часть корпуса – грудь и спину с левого бока. По заключению врачей, ожог составил 11% от всего кожного покрова тела. Следы остались навсегда.

Фото 2 Стекло погрузчика.jpg

По большому счету, ситуация аварийная, из ряда вон выходящая. Поведи себя грузчик иначе, потеряй контроль и не успей прикрыть лицо рукой, последствия могли быть плачевными. А будь выброс сильнее, все могло бы закончиться и вовсе летальным исходом. Однако в этот раз удалось отделаться «легким» ожогом третьей степени. И пойти бы руководству «Сплава» на мировую, выплатить компенсацию и повысить уровень безопасности на предприятии, но начальство решило следовать другим путем, обвинив в инциденте самого потерпевшего. Несмотря на то что вышел на работу Александр Безруков рано утром, а взрыв произошел в 5:10, в табели время его смены было отмечено с 8:00. Якобы раньше находиться на смене грузчик никак не мог, а если и был на заводе в это время, то вообще не понятно, чем занимался. Кроме того, пострадавшего обвинили в том, что он не был одет в спецодежду, находясь возле открытого источника пламени. Видимо, в ту самую, которая для грузчиков на «Сплаве» не предусмотрена.

Чтобы разрешить ситуацию в свою пользу, супруга пострадавшего отправила письмо в ЛДПР – депутату Госдумы Александру Шерину. Написанный от его имени депутатский запрос разошелся по таким инстанциям, как прокуратура, Роспотребнадзор и инспекция по охране труда. Благодаря действиям депутата ЛДПР пострадавший все-таки был признан невиновным.

— Нам пришел ответ из прокуратуры, в котором говорилось о том, что на заводе после депутатского запроса была проведена проверка, — отметила Елена Безрукова. — В письме было сказано, что на предприятии выявлен ряд нарушений. В результате чего работодателя обязали нарушения устранить в течение года.

Однако, как утверждает потерпевший, прошло уже несколько месяцев, а ситуация с халатностью в отношении безопасности сотрудников на предприятии «Сплав» не изменилась. Рабочие все так же трудятся в условиях, близких к экстремальным. И в любой момент может произойти очередное несчастье.

Фото 3 Аварийная ситуация.jpg

— Когда я вышел в первый день после больничного, дорабатывать, взрыв в печи произошел снова, — рассказывает пострадавший на «Сплаве». — Благо я стоял далеко. Но слышал, как старшие сотрудники стояли и обсуждали вовсе не то, что это опасно для здоровья подчиненных, а то, что если еще пару раз так рванет, придется печь по кирпичикам собирать, а это большие деньги. В общем, к людям там относятся, как к пушечному мясу.

После того как Александр Безруков покинул место службы, из рядов «Сплава» ушли еще двое сотрудников, посчитавших, что жизнь дороже. По словам потерпевшего, этому предприятию чудом удается проходить каждый год проверки безопасности. Все замеры вредных веществ завод осуществляет исключительно с выключенными печами. В противном случае вся копоть идет внутрь помещения. Но даже при таких условиях труда людям не выдают соответствующую спецодежду и респираторы, считая, что с них вполне хватит тканевого комбинезона и повязки на лицо.

— Мы, грузчики, люди подневольные, нам что говорят делать – то мы и делаем, — признается Александр Безруков. — Попробуешь отказаться и не подчиниться – естественно пригрозят увольнением. Не нравится – не работай. Поэтому все и молчат. Работу сейчас сложно найти.

Фото 4 Задымленность.jpg

В настоящее время Александр Безруков восстанавливается после происшествия и ищет новую работу. Впрочем, к «Сплаву» у четы Безруковых вопросы еще остались. Юристы утверждают, что в данном случае по страховке можно отсудить у завода до двух миллионов рублей. Судебная же практика показывает, что 1/10 поврежденного кожного покрова работника может стоить рязанскому предприятию всего 50 тысяч. Пострадавший говорит, что теперь будет тщательнее относиться к вопросам безопасности на предприятии и в такую контору, как «Сплав», больше не пойдет. Жизнь дороже.

Беседовал с пострадавшим Михаил Агиров

Возврат к списку

Архив новостей