25 ноября 2016, 11:54 12707

Подростки в сети. Рязанские родители против «групп смерти»

Подростки в сети. Рязанские родители против «групп смерти»

В 90-е у родителей было немало обязанностей: объяснить ребенку ПДД и пагубный вред наркотиков, не пускать гулять допоздна, запретить ходить на стройки и другие опасные объекты, курировать учебу, следить за здоровьем. Этот список постоянно пополняется.

Сегодня подростки буквально живут в сети. Естественно, родителям надо интересоваться, что детей окружает, с кем они общаются. Несовершеннолетнего, как и взрослого, могут обмануть мошенники или выйти с ними на связь асоциальные личности. В худшем случае посиделки «ВКонтакте» могут закончиться смертью.

Я не сторонник таких резких и пугающих заявлений, но что остается писать после разговора с людьми, чьи дети погибли. И виновата не несчастная любовь, неблагополучность семьи или плохие оценки.


Родители против смерти

Каждый раз, когда происходит трагедия, люди пытаются дать ей логичное для них объяснение. Так было и с гибелью двух рязанок.

Дочка Елены Давыдовой ушла из жизни 25 декабря 2015 года. Через несколько недель аналогичная трагедия случилась с ребенком Ларисы Кузнецовой и Сергея Пестова. Елена Давыдова попыталась выйти с ними на связь, но, по словам Сергея Пестова, первую неделю их семья не была готова к общению. Спустя некоторое время родители объединили свои силы, проанализировали ситуацию и поняли, что их дети стали жертвами «групп смерти».

— Мы проанализировали страницы наших детей в социальных сетях, нашли вторые, третьи. Выявили много похожего, начали обобщать, смотрели страницы детей, с которыми такие трагедии произошли до этого и после, связывались с родителями. На основе полученной нами информации был подготовлен материал, который в дальнейшем был передан в правоохранительные органы, одновременно предоставлен Галине Мурсалиевой, журналисту «Новой газеты», — рассказал Сергей Пестов.

Поняв сложившуюся ситуацию, изучив другие подобные случаи по стране, они поняли, что у них только один путь, — менять ситуацию, борясь за жизни других детей, рассказывать родителям и близким подростков об угрозе, противодействовать злу.

— Поняв, что кто-то должен остановить это, мы решили действовать. Пускай это будет памятником нашим детям, — та работа, которую мы начали проводить, — отметил Пестов.

Так появилась региональная общественная организация « Спасение детей от киберпреступлений».


Общественное обсуждение

По мнению родителей, обсуждение смерти Рины Поленковой, которая покончила с собой в Уссурийске, вызвало такой бурный всплеск, потому что один из сотрудников полиции выложил в сеть фотографию с места происшествия. Также сейчас широко распространяются фото- и видеоматериалы, связанные со смертью подростков в Пскове.

— Когда наша дочь погибла, у нас то же самое пытались сделать друзья и одноклассники ее. Они пытались фотографии ее везде выставлять. Мама одной девочки вообще заявила: «Я книгу напишу, я фильм сниму». Зачем? Мы пресекли это. Слава богу, с нашим ребенком этого не произошло, — рассказала Лариса Кузнецова.

По мнению родителей, лишняя популяризация и романтизация такой страшной гибели детей не нужна. Общество просто должно знать о существовании такой угрозы, как «группы смерти». Что действительно необходимо, так это внесение изменений в ряд статей Уголовного кодекса РФ, в том числе и в статью 110 УК РФ «Доведение до самоубийства».

Рязанцы начали активно сотрудничать со Следственным комитетом. Представленные доводы были приняты во внимание правоохранительными органами и в дальнейшем при проводимой проверке нашли подтверждение. Вновь открывшейся правдой были шокированы как СМИ, так и общество. Активисты рассказали, что один федеральный телеканал снял передачу о «группах смерти» с их помощью. Однако постепенно историю ужали до сюжета, пустили в эфир на Дальнем Востоке, в Сибири, в Уральском регионе, а на ЦФО в эфир дать не решились.


Сила мысли

Не стоит недооценивать воздействие «групп смерти». По словам родителей умерших девочек, пагубную силу их влияния ощущают и взрослые люди. Сразу после трагедии Елена Давыдова начала проводить расследование вместе с подругами, которые не смогли помогать дальше — стало страшно.

В «группах смерти» на детей воздействуют разными средствами, в том числе с помощью нейролингвистического программирования. По словам Сергея Пестова, подведение подростков к последней ступени похоже на методы вербовки, используемые военными.

Рязанцы провели большую работу и приехали на встречу в Главное Управление СК РФ, имея на руках информацию о 130 подобных случаях.

По мнению активистов, за 2015-2016 годы в Рязани было несколько подобных случаев, когда дети кончали с собой из-за «групп смерти».


Борьба со смертью в будни и выходные

Сейчас благодаря воздействию СМИ рязанцы получают большой отклик: пишут родственники детей, которые находятся под воздействием. Также сами родители ведут активный мониторинг и пытаются снять детей с «крючка». От своего лица центр «Спасение детей от киберпреступлений» общается только со взрослыми, находит выход на родственников, сотрудников школы и полиции их города, звонят следователям. Ребенок, оказавшийся близко к последнему шагу, может быть из любой точки России.

Естественно, помимо экстренных случаев есть много обращений по детям, которые еще не зашли так далеко. Всего, по словам рязанских активистов, есть несколько ступеней, которые ведут ребенка к смерти. На первых спасти гораздо легче. Тем не менее, на вопрос, что делать родителю, который заметил вовлеченность ребенка в «группы смерти», ответ один — обращаться к психотерапевту. По мнению Елены Давыдовой, которая сама является психологом, рядовым гражданам без участия специалистов в таких ситуациях невозможно оказать необходимую помощь ребенку. К тому же велик риск того, что он вновь вернется в эти группы. У рязанцев есть реальный пример: у девочки из-за «группы смерти» умер близкий человек, она знает, что в ней состояли братья, она включилась в активную борьбу, однако сама оказалась во все это вовлечена.


Ловля на «блесну»

Детей «ловят» в разных группах. Так, подростку достаточно увидеть ссылку в знакомом сообществе, перейти во второе, третье, четвертое, и он уже там, где его ждут.

— В конце концов ребенку навязывают, что ты никому не нужен — ты отвергай всех, а мы тебя любим, иди за нами, познаешь истину. При этом ребенку запрещено кому-либо об этом говорить, — рассказала Елена Давыдова.

Тут самое место вспомнить Оруэлла, так как дети уверены, что «старший брат» следит за ними. Родители признались, что не замечали за своими детьми ничего необычного. У Елены Давыдовой дочка рисовала бабочек и китов. Сейчас женщина знает, что эти животные являются суицидальной символикой в определенном кругу, а тогда даже не догадывалась.

По мнению активистов, новое «движение», если его так можно назвать, вобрало в себя очень много различной символики. Есть определенные отличительные черты у детей, попавших под влияние, проявляющиеся в одежде и внешней атрибутике. Да, многое из этого может быть просто данью современной моде, но каких-то более конкретных или четких примет или признаков не существует.

— Моя дочь тоже просила покрасить волосы в синий цвет, когда я ей запретила, они с подружкой купили специальные мелки и покрасили мелками, — вспомнила Елена Давыдова.

Детям предлагают отвергнуть какие-либо гендерные различия, религию, родителей. Активисты подчеркнули, что религиозность семьи или строгое воспитание не защитят ребенка от воздействия. Также подростку навязывается, что он толстый, некрасивый, не является индивидуальностью. Если ты биомусор, лишний, то зачем тебе жить? Кстати, именно слово «биомусор» в своих интервью употреблял задержанный администратор «групп смерти» Филипп Будейкин.

По словам Сергея Пестова, подросткам предлагаются определенные книги, музыка и видео, которые вводят в состояние депрессии.

— Когда взрослые люди слушают эту музыку и читают эту литературу, им становится плохо. Даже когда журналисты проводили расследование и изучали все это, они говорили: «Мы взрослые люди, мы спать перестали», — отметила Лариса Кузнецова.

Также в форме игры школьникам предлагаются задания, а потом прививается нелюбовь к себе и нанесение себе увечий, в том числе в виде порезов.

Если у подростка царапины на запястьях, на плечах и над коленями, родителям стоит обратить на это внимание. Елена Давыдова подчеркнула, что не стоит верить в оправдания, что это последствия неудачной игры с кошкой.

Еще один тревожный «звонок» — переутомленный вид ребенка, который, казалось бы, вовремя ложится спать.

— Их заставляют выходить ночью в интернет, в определенное время, иначе ты лишний, и мы тебя не примем. А ночью мозг спит, и воздействовать на него проще, — рассказала Елена Давыдова.

Как пояснили общественники, даже доверительные отношения с ребенком не могут быть гарантией того, что все благополучно. Необходим контроль со стороны родителей за страницами детей в социальных сетях. Тут встает еще один важный вопрос: о вторжении в личную жизнь подростка. Естественно, ни один школьник не будет рад, если родители будут читать его переписку. Однако как минимум беседу с сыном или дочкой провести стоит. У подростка должно быть осознание того, что он личность, его жизнь бесценна, его любят.

— В социальной сети у ребенка тоже складываются доверительное отношения. Всегда легче поделиться с тем, кого не видишь, — объяснила Елена Давыдова.


Суд или самосуд

Рязанские активисты уверены, что это не обычные самоубийства.

— В переписках погибших детей неоднократно звучало: «Если я этого не сделаю, меня все равно убьют», — отметил Сергей Пестов.

Родители склоняются к мысли, что есть «контролеры», которые следят за тем, чтобы ребенок сделал последний шаг. Следят реально или виртуально через специальные приложения. По словам активистов, иногда свидетели трагедии рассказывают им, что на крыше ребенок на момент гибели был не один.

Отвечая на вопрос о том, кто является «кукловодом» всего этого ужаса, специалисты центра «Спасение детей от киберпреступлений» подчеркнули, что не считают это игрой подростков с подростками, в схеме «выпиливания» людей из жизни присутствуют взрослые люди, используя определенную методику подталкивания жертв к последнему шагу. Родители уверены, что несовершеннолетние в этих недетских «играх» используются лишь для того, чтобы реальные организаторы могли избежать уголовной ответственности.


Буква закона

Центр «Спасение детей от киберпреступлений» выступает за фильтрацию информации в Сети, но в России нет закона, который бы этот вопрос регулировал. По словам Сергея Пестова, к примеру, в израильском законодательстве четко прописано, что любая демонстрация или призыв к суициду наказывается лишением свободы до 20 лет. Также и в других странах законодательно прописано наказание за склонение к суициду, есть специальные службы, которые могут помочь человеку, находящемуся на грани. Более подготовлены и сами социальные сети. Так, в других странах в Facebook есть кнопка, с помощью которой можно сообщить о суицидальных наклонностях пользователя.

Пестов отметил, что в нашей стране владельцы социальных сетей не несут ответственности за материалы, которые в ней публикуются.

Естественно, решением этого вопроса должен заниматься и детский омбудсмен. Однако пока рязанским активистам не удалось выйти на связь с недавно назначенной Анной Кузнецовой.

В качестве первоначальной меры реальной борьбы с ситуацией центр «Спасение детей от киберпреступлений» предлагает ввести единый на всю страну телефон доверия. Чтобы любой человек из любой точки страны мог позвонить и сказать: я знаю, что в городе N есть подросток, готовый покончить с собой. Позвонивший сообщает известную о подростке информацию: номер странички или идентификатор в социальной сети, если известно — имя, номер телефона или школы. После этого звонка к работе по выявлению, установлению ребенка и его родителей подключаются правоохранительные органы на местах.

Активисты центра «Спасение детей от киберпреступлений» подготовили памятку для родителей, которая была направлена, с соответствующим разъяснительным письмом, уполномоченным по правам ребенка во все регионы РФ. Отклик был разный: кто-то проигнорировал, кто-то отправил в Роскомнадзор, третьи раздали школьникам. Памятку для родителей раздали школьникам! То есть очень мощно промахнулись с целевой аудиторией.

Все это кажется розыгрышем, детской игрой, которая зашла слишком далеко. Хочется винить близких и учителей, которые недоглядели за ребенком. Однако такой взгляд на вещи очень быстро меняется, когда ты замечаешь картинку китов или репост из такой группы у дочки, племянницы или сестры. С этого момента тебя интересует лишь одно: почему такие группы не закрываются? И кто должен за этим следить?

Стала более внимательной к близким Кристина Феофанова

Возврат к списку

Архив новостей