02 августа 2017, 12:16 21604

Без пощады. Как лечат пациентов врачи Сасовской ЦРБ

Без пощады. Как лечат пациентов врачи Сасовской ЦРБ

Клятва Гиппократа, которая аккумулирует в себе морально-этические нормы поведения врача, содержит несколько основополагающих принципов, среди которых общеизвестные «не навреди» и «забота о пользе больного и доминанта его интересов». Клятва врачей России значительно упрощена, но и она содержит слова о «внимательном и заботливом отношении к пациенту». К сожалению, в реалиях районных больниц Рязанской области не всегда можно найти врачей, свято следующих принесенной клятве. В редакцию YA62.ru обратился житель Рязанской области Константин Максимов. По мнению мужчины, врачи Сасовской ЦРБ всего за неделю довели его маму до пролежней такой величины, что специалисты говорили: «Протянет максимум три месяца». Истории о том, как врачи сасовской больницы людей лечат, в материале YA62.ru.

– 10 марта 2016 года моя мама, Нина Максимова, жительница Шацка, была доставлена в Сасовскую ЦРБ с обширным инсультом головного мозга, – рассказывает свою историю Константин Максимов. – У нее парализовало всю левую половину тела. Маму увезли в реанимацию, куда меня не допускали в течение семи дней. По словам врачей, я не имел права находиться в том помещении. Единственное, что я имел право делать, это приезжать через день и покупать лекарства. Врачи писали списки на бумажках, не официальных бланках, и отправляли на первый этаж, в аптечный пункт при больнице.

Покупать приходилось вообще все. Перчатки, физраствор, все то элементарное, что должно быть в больнице и так, без дополнительных трат. Тогда у меня не было времени спорить с ними, и я безоговорочно выполнял то, что врачи сасовской больницы говорили. Таскал целыми коробками из аптечного пункта необходимые товары по списку.

По словам собеседника, чеков за покупку медикаментов в аптеке якобы не выдавали. В то время как он потратил на элементарные нужды больницы более 15 тысяч рублей.

– И так было не только со мной, – вспоминает Константин Максимов. – Каждый день в аптечный пункт была очередь. Врачи туда отправляли всех пациентов или родственников. Все закупались такими коробками, что они не проходили в окошко, фармацевты выносили покупки через дверь. Я тогда ходил к заместителю главврача, Юлии Колчевой. Просил у нее официальный лист назначения для моей мамы. Но она мне его не дала. Я сказал, что они незаконно заставляют людей покупать лекарства. Юлия Колчева ответила, что, если у вас нет денег, могли бы подойти ко мне и сказать об этом. Я спросил, что это за избирательность такая? Я гражданин России, как и моя мать. А в России базовая медицина бесплатная. На что она расплакалась и сказала, что я неблагодарный, а она со мной хотела по-хорошему. Потом начала рассказывать, что в больнице проблемы с деньгами, что им постоянно приходят какие-то штрафы. Я потом на госзакупках посмотрел, судя по информации сайта, Сасовская ЦРБ была официально обеспечена всем необходимым. Так что, по моему мнению, все эти их «рецепты» на бумажках и отправление пациентов в аптеку – это какая-то выгодная схема по зарабатыванию денег на людях, попавших в беду.

Стоит отметить, что Юлия Колчева пошла на повышение и сегодня является главным врачом Сасовской ЦРБ.

Фото 1 Рецепт.jpg

Фото 2 Рецепт.jpg

Фото 3 рецепт.jpg

Фото 4 рецепт.jpg

Через неделю маму Константина перевели в общую палату и он, наконец, смог попасть к ней. Мужчина был готов практически ко всему, но только не к тому, что он увидел.

– У мамы всего за неделю образовался обширный некроз мягких тканей крестца, – объясняет собеседник YA62.ru. – Проще говоря, у нее внизу спины появился огромный гноящийся пролежень, через который был виден позвоночник. Так как она была парализована и не двигалась, все это время она ходила под себя. На мои вопросы, как врачи такое допустили, они не отвечали. И я могу только предполагать: все семь дней санитары за ней не ухаживали вообще, не меняли белье и не переворачивали. Самого меня в реанимацию пускать отказывались.

Пока Константин требовал поменять матери обычный матрас на противопролежневый, местные эскулапы назначили пенсионерке кварцевание.

– Раз в день к ней приходила женщина с лампой и на расстоянии 10 см прогревала рану, – вспоминает собеседник. – Маме становилось только хуже, а пролежень развивался сильнее. Мне показалось, что данная процедура сделала только хуже.

Фото 5 Пролежень (2).jpg

Пролежень у Нины Максимовой не затягивался, но 21 день пребывания в стационаре Сасовской ЦРБ миновал, и по закону женщина должна была вернуться домой. К тому же, относительно основного диагноза динамика была положительная.

– Когда маму привезли домой, в ней была дыра диаметром 30 см, – вспоминает Константин. – Все гноилось. Я никогда в жизни не видел такого. Естественно, растерялся. Пригласил хирурга из Шацкой ЦРБ. Он только воткнул в рану два пальца – оттуда все вылилось. Стали очищать рану, обрабатывать. Врач шацкой больницы говорил, что с такой раной она проживет не больше трех месяцев. Оголенный позвоночник. Вы даже не представляете, сколько боли пережила моя парализованная мама. Живой человек. Я ей первое время через каждые два часа обезболивающее колол.

За то время, пока Константин ухаживал за своей мамой, он начал разбираться в пролежнях, похоже, даже лучше, чем врачи Сасовской ЦРБ. Мужчина нашел в интернете информацию о том, как женщина вылечила своего отца от подобной раны, с пошаговым описанием. Посоветовавшись с хирургом шацкой больницы, Константин решил попробовать.

– Вытягивали маму средством, которое применяется при огнестреле, – рассказывает собеседник YA62.ru. – Делали ежедневную перевязку. Я залечивал ей пролежень в течение всего года. И до сих пор он еще до конца не затянулся, хотя и по большей части зарубцевался. Сейчас у мамы вся спина в сплошном шраме. Но за все то время, пока она дома, у нее не появилось ни одного пролежня.

Фото 6 Рана спустя год.jpg

Константин Максимов до сих пор не понимает, как врачи Сасовской ЦРБ вообще смогли допустить подобное. Выходит, что вместо помощи, ухода за пациентом и главного правила «не навреди», женщина получила все диаметрально противоположное.

– Вы знаете, в сасовской больнице, возле палаты №6 , в которой лежала моя мама, висит большой плакат «Профилактика пролежней», – с иронией отмечает Константин Максимов. – Жаль, что врачам на этот плакат так же наплевать, как и на пациентов.

Фото 7 Покупные лекарства.jpg

Фото 8 Лекарства.jpg

Самое страшное во всей этой ситуации, что из-за пролежня Нину Максимову невозможно устроить в реабилитационный центр, в котором бы ей помогли справиться с последствиями инсульта. По словам ее сына, с такими болячками туда просто не берут. Сперва нужно залечить пролежень. А пока Константин Максимов, заручившись помощью хирурга Шацкой ЦРБ, чье имя мы не называем по этическим соображениям, лечит маму после сасовских врачей, последствия инсульта становятся необратимыми.

Чтобы добиться справедливости, Константин обращался в областной минздрав, прокуратуру и Следственный комитет. В результате первые прислали отписку, а Следком отказал в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления в действиях конкретных врачей.

Фото 9 Ответ Минздрава.jpg

 Фото 10 Отказ от возбуждения уголовного дела.jpg

Стоит отметить, что в постановлении Следственного комитета об отказе в возбуждении уголовного дела представлена точка зрения врачей Сасовской ЦРБ, которые участвовали в лечении пенсионерки Нины Максимовой.

В материалах отмечено, что появление пролежней – частое явление у пациентов с нарушениями работы головного или спинного мозга, и никакая профилактика не гарантирует того, что пролежень не появится. Кроме того, врачи отметили, что у Нины Максимовой был избыточный вес, что в ее возрасте также влияет на появление пролежней. Что же касается отсутствия медикаментов в больнице, заведующий анестезиологическим и реанимационным отделением Сасовской ЦРБ Виталий Кананин объясняет, что «материально-техническое обеспечение больницы низкое. Расходных материалов не хватает».

Фото 11 Из постановления от отказе в возбуждении уголовного дела.jpg

Также в постановлении есть ответ и на вопрос, почему матери нашего собеседника не выдали противопролежневый матрас: ей его просто не хватило. Из-за чего в течение трех дней пенсионерка провела с пролежнем на обычном. Оказывается, по стандартам, на 24 больничные койки приходится всего четыре специализированных матраса.

Фото 12 Объяснение про матрас.jpg

По словам врачей, они сделали все необходимое и зависящее от них, чтобы помочь пациентке. Кроме того, к моменту выписки специалисты отметили положительный прогноз относительно ее основного диагноза. Да и тот факт, что пролежень начал затягиваться в домашних условиях врачи Сасовской ЦРБ связывают со стабилизацией мозговой деятельности.

Фото 13 Постановление.jpg

Врач Шацкой ЦРБ, который помогал Константину Максимову лечить маму, от комментариев по данному делу отказался, объяснив это тем, что его слова могут быть неэтичным по отношению к деятельности врачей Сасовской ЦРБ. В связи с чем редакция YA62.ru делает свои выводы и предполагает, что недостаточное исполнение обязанностей сасовских эскулапов в отношении пациентки действительно имело место. В противном случае собеседник мог бы легко опровергнуть информацию.

Стоит отметить, что Сасовская ЦРБ и ее специалисты неоднократно становились сомнительными героями сводки новостей. В 2015 году в больнице умер пятилетний мальчик.

В ноябре 2016 года на врача-офтальмолога той же больницы было возбуждено уголовное дело по факту лишения зрения пациента.

А вот, что пишут о работе больницы наши коллеги с сайта « Вид сбоку»: 

«В Сасовской ЦРБ не оказалось нужных лекарств. Вообще. Однако по чистой случайности необходимые медикаменты нашлись в аптечном киоске, расположенном здесь же, в больнице. При этом ларек не выдает чеков. Никаких. Врач выписывает на клочке бумаги название и количество нужного препарата, пациент, либо родственник пациента, оплачивает лекарства в киоске. И все. Согласно имеющимся в распоряжении редакции сканам подобных «рецептов», аптечный киоск в Сасовской больнице продает пациентам таким образом вообще все, включая физраствор».

Впрочем,  масштаб проблем в Сасовской ЦРБ становится понятен после разговора с и. о. главврача больницы Алексеем Будылиным, который состоялся во время посещения журналистом YA62.ru города Сасово в июле:

– Существует и проблема с кадрами. Москва под боком, и она уводит самых молодых, перспективных, активных и трудоспособных. Мы же не можем предложить специалистам достойную заработную плату в 70 тысяч рублей, как в Москве. В общем, проблемы везде одинаковые.

Также врач отметил, что существует недостаток финансирования и бывает нехватка медикаментов и расходных материалов.

Многие наверняка понимают, что ни один врач не застрахован от ошибки. В работе докторов, как ни в одной сфере деятельности, присутствует человеческий фактор. Но, по мнению редакции, даже это не оправдывает откровенно наплевательского отношения некоторых врачей к людям, чье здоровье и жизнь зависят исключительно от них.

«Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому», – гласит Клятва Гиппократа. Некоторым врачам стоит об этом задумываться, прежде чем причинять вред своим пациентам.


P. S. 

Пока материал готовился к публикации, мама Константина Максимова – Нина Максимова – скончалась. Редакция приносит искренние соболезнования ее сыну. Разбирательства по информации, опубликованной в статье, еще идут и рано ставить точку. Мы будем следить за развитием событий.

Портал YA62.ru просит считать данный материал официальным обращением в правоохранительные органы.

Михаил Агиров

Возврат к списку

Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
+11°
Пасмурно