26 июня 2019, 11:11 9927

«Огонь идет!» Последствия учений на полигоне в Сельцах

«Огонь идет!» Последствия учений на полигоне в Сельцах

В датско-шведском сериале «Мост» на границе двух стран был обнаружен труп. В нашей с вами российской реальности на границе двух областей был создан лесной пожар, от которого все ведомства пытались по возможности откреститься. Потребовалась неделя, чтобы дым от военного полигона в Сельцах дошел до Рязани и начал душить по ночам жителей спальных районов. Во вторник, 25 июня, гарью пахло даже на площади Ленина. Наконец на ситуацию отреагировал глава региона: Николай Любимов лично съездил пообщаться с военными и пожарными на полигоне. До местных жителей, которые ежедневно страдают от тесного соседства с десантниками, губернатор, к сожалению, не доехал. Зато доехала команда YA62.ru. Мы пообщались с жителями сел Сельцы и Шехмино и выяснили, почему люди так боятся тех, кто по долгу службы призван их защищать.


Черный столб дыма над Сельцами виден, стоит только выехать в направлении Солотчинской трассы. Чтобы попасть в этот населенный пункт Рыбновского района, нужно проехать через Клепиковский район. Местность там болотистая, песчаная. Но дорога хорошая до самой военной базы, построенной впритык к Сельцам. Чем сильнее мы приближались к эпицентру пожара, тем отчетливее чувствовали запах дыма и невольно вспоминали 2010 год. Тогда Рязанская область горела от засухи, а сейчас — от военной глупости.

– На полигоне в лесу проходили учения, – рассказывают жители Селец. – Военные стреляли трассерами, а он скачет по земле. Сушь стоит страшная, трава как солома. И через каждые 200 метров все загорается.

– А военные не понимали, что в 30-градусную жару это пожароопасно?

– Не понимали, конечно. Откуда им понять? Шойгу дал приказ выполнить. У нас же над каждым солдатом по 150 начальников.

Фото 1. Военная база.jpg

Жители Селец, которым приходится делить территорию с военной частью и полигоном ВДВ, на соседей своих жалуются постоянно. Да только жалобы эти никому не интересны. Дело в том, что во время учений, когда на полигоне взрывают снаряды, у людей дрожат стекла в домах и трещат по швам кирпичные стены. А в 2017 году появилась информация о строительстве нового полигона для десантников, который должен был приблизиться к населенному пункту практически вплотную. Люди создали петицию, писали письма, обращались во все инстанции. Ответ был один: это земли Министерства обороны, а внешний враг не дремлет, потому ситуация безвыходная и полигон необходим как воздух. Помимо прочих неудобств больше всего жители боялись именно лесных пожаров: по словам местных, военные «поджигают их» практически каждый год, просто не обо всех инцидентах пишут в СМИ. Но какое может быть дело до пожарной безопасности населения, когда надо готовиться к встрече с врагом.

– Пожар произошел на новом полигоне, – предполагают местные жители. – Рано утром начались учения, но стреляли там не долго. Мы сразу увидели дым. Наши (так местные называют сотрудников пожарной охраны в Сельцах. – Прим. ред.) позвонили десантникам, говорят: у вас там пожар, давайте мы приедем, поможем. А те отвечают: не надо, мы сами справимся, все под контролем. Прошло несколько часов, прежде чем военные признали, что у них там никакого контроля нет. Нам говорили: сидите и охраняйте населенный пункт. А как его охранять, если все машины сломаны?

– А кто тушил?

– Солдатики, два вертолета, авиация. А остальные — все пожарные. Десантники тоже, наверное. У военных вообще много техники тут стоит. Но ведь половина не на ходу.

Фото 2 Пожар в лесу.jpg

Стоит отметить, что если Сельцам понадобится эвакуация, то даже сам этот процесс может стать смертельной ловушкой для местных жителей. Дело в том, что дорога в этот населенный пункт отсутствует. Но есть направления, больше похожие на зыбучие пески. Нам повезло утопить в них машину прямо рядом с границей военной части, и милые солдатики помогли вынести ее из барханов практически на руках. У немногословных десантников удалось выяснить, что дорога эта единственная, дальше будет еще хуже, пожар не потушили. Четыре километра до Сельцев мы шли пешком со скоростью черепахи, увязая ногами в песке и напрочь уничтожая обувь. Если застрять на такой дороге во время лесного пожара, можно остаться здесь навсегда.

– Машины ломаются у нас постоянно, карданы рвутся даже на внедорожниках, – рассказывает местный житель, положивший на дороге военного значения не одного железного коня. – Как-то ехал по дороге на Белоомут (Московская область. – Прим. ред.), мне сказали — хорошая дорога! А там ямы с меня ростом. Бросил машину, три часа шел до дома пешком.

Фото 3 Дорога Сельцы.jpg

Местные говорят, что для оказания экстренной медицинской помощи в селе есть медик. «Скорую» в Сельцы вызвать практически нереально, а в военную медсанчасть гражданских не принимают. Если кому-то становится плохо, просят соседа на внедорожнике довезти до асфальта, а там уже пациента «принимает» скорая помощь.

– Помню, стало мужу плохо, вызвала «скорую», – вспоминает местная жительница. – Они ехали два часа. Хорошо, с собой лекарства были, мужа откачала. Врачи приехали, мы с ними поздоровались, узнали, как друг у друга дела. Нет, к ним у меня какие могут быть претензии? Вы не представляете себе, что тут происходит весной и осенью — внедорожники проехать не могут. Причем раньше к Сельцам была неплохая деревенская дорога — ее всю разбили БТРами и танками. На Белоомут у нас было три дороги! Верхняя, нижняя и средняя. Сперва они угробили одну, потом другую, а затем и третью. Вы думаете, они хоть одну починили для гражданского населения? Они прямо через Сельцы гоняют сотнями единиц военную технику. Разбили все мосты, проехать страшно по ним. Но они же только ломают и ничего не чинят. Как-то была я свидетелем самого бесполезного действия со стороны военных: сперва они на поляне ползали одуванчики стригли, а когда трава пожухла — красили ее в зеленый цвет.

– Лучше бы мост починили, это хотя бы полезно...

– Боюсь, мост командир бы не оценил. То ли дело — покрашенная трава.

Фото 3.1 Жительница Села.jpg

Ломают военные в Сельцах не только дороги и мосты. Например, они копают себе без ограничений землянки в тех местах, где проходит газопровод и стоят таблички «копать запрещено». Кроме того, местные предполагают, что на территории военной части ведется незаконная добыча песка, причем делается это вдоль берега Оки, где нерестится рыба. К слову, местным жителям запрещено в этих местах шуметь, парковать машины, загрязнять окружающую среду.

– Мы говорили с начальником рыбхоза, он хороший мужик, – отмечают жители Селец. – Он бы и рад помочь, но кому жаловаться и на кого? Президенту? На военных? Они ведут себя так, словно им никто не указ.

Складывается ощущение, что единственная польза, которую военные приносят в этих краях, это выручка местному магазину продуктов. Впрочем, жители Селец этому не рады: из-за высокого спроса и платежеспособности десантников цены на продовольствие здесь весьма не сельские.

– Привыкли все ругать военных, а чем уж они особо мешают-то? – задается вопросом продавец в магазине.

– Например, тем, что из-за тяжелой техники рвутся провода и село сидит без электричества...

– Эти разрывы были всегда, – парирует «адвокат» военных. – Просто люди местные привыкли жить обособленно, они не принимают ничего нового, что пытается проникнуть на их территорию, не пытаются приспособиться и ужиться.

Фото 4 Военные в магазине.jpg

Пожары вокруг Селец сложно назвать явлением новым. И ужиться с этой опасностью тоже невозможно. Наверное, именно поэтому вокруг села все перекопано, а на речке круглосуточно стоит водяная помпа, чтобы если что сразу заправить пожарную машину.

– На наших мужчин, которые сейчас там тушат пожар, невозможно смотреть без слез, –рассказывает местная жительница. – Они спят по три часа в сутки. Приходят ночью, отключаются, снова встают и идут туда. Для Селец, говорят, сейчас угрозы пожара нет. Но это как, до первого порыва ветра в нашу сторону? Вот мне сейчас позвонили и сказали: «У нас пи…! Огонь идет. Ветер на Шехмино...» Так что объявленная чрезвычайная ситуация в Рыбновском районе — это не просто так.

Местные жители не устают вспоминать пожар 2010 года. Как они на руках выносили детей из домов ночью, когда объявили эвакуацию. Как собирали ценные вещи и уходили к реке, где стояли всю ночь и в ужасе смотрели на приближающееся красное зарево лесного пожара.

– Огонь от ближайшего дома остановился в 300 метрах, – рассказывает местная жительница. – Кто на речку побежал, у воды спасаться, а местные бабульки взяли иконы и пошли к огню. На коленях стояли возле леса, плакали, молились. Я не знаю, что там произошло, но в какой-то момент переменился ветер и пожар понесло в другую сторону от села.

Фото 5 Бочка памятник храм.jpg

Пока мы общались с жителями в Сельцах, появилась информация о том, что в Шехмине объявлено чрезвычайное положение и жителям деревни дают два часа на эвакуацию. Число очагов возгорания, вероятно из-за сильного ветра, за несколько часов увеличилось вдвое (по данным онлайн-ресурса «Космоснимки – Карта лесных пожаров»).

– Ну и что? У нас вот два дня назад объявили ЧС, и что, вы видите, что нас отсюда эвакуировали? – смеются местные. – Ничего этого не будет. В наших краях чрезвычайное положение с апреля по сентябрь. Лес, жара, для пожара хватит и одной искры.

На обратном пути мы заехали в Шехмино, чтобы узнать, как проходит эвакуация. Оказалось, что местные слышали об этом из новостей, но никакого сигнала тревоги в самой деревне не объявляли. Поэтому и эвакуацию никто не планирует. Зато слова своих братьев по несчастью о неприятном соседстве с военным полигоном подтвердили. Проблемы в Шехмине все те же: пожары, оборванные провода электропередачи. Только на дорогу местные пожаловаться не могут: здесь довольно ровный асфальт, на котором отчетливо видны свежие «заплатки».

Военные говорят: угрозы пожара для жителей населенных пунктов нет. Люди им, конечно же, больше не верят. А мы в свою очередь убеждены, что угроза будет до тех пор, пока гражданским на каждом шагу напоминают «беречь лес от огня», а военным отдают приказы поливать огнем сухую траву в шаге от населенных пунктов.

Дарья Копосова

Читай, где удобно! YA62 в Яндекс Дзен
Архив новостей