18 февраля 2016, 14:12 2059

Неместные. От Мачу-Пикчу до Рязанского кремля

Неместные. От Мачу-Пикчу до Рязанского кремля

Приехать в другую страну с туристическим визитом — это одно, а вот приехать и задержаться среди чужой культуры на несколько лет, а то и на всю жизнь — совсем другая история. Язык, менталитет, быт, погодные условия... Привыкнуть ко всему этому стоит большого труда. Но еще больших усилий стоит иностранцам адаптироваться и почувствовать себя в чужих краях уютно.

В 2012 году ВВС Перу направили в Россию на обучение своих лучших курсантов, один из которых — Ройер Лоайза Суэльдо – попал в Рязанское военно-воздушное десантное училище. Корреспондент Делового портала YA62.ru узнал, каково перуанцу живется в нашем городе вдали от солнечной Лимы.

Знакомство с Россией

Ройер приехал в Россию в конце сентября. На улице уже стояла осень, и совсем не золотая. С Москвой познакомиться не успел, из аэропорта сразу отправили на железнодорожный вокзал, а оттуда в Рязань, о которой в Перу никогда ничего не слышали. Поезд бежал вперед, все дальше от столицы, за окном мелькала увядающая природа: деревья почти без листвы, желтые поля с пожухлой травой.

— В поезде через окно посмотрел на природу, на серые листья. И удивился, ведь у нас так не бывает, у нас всегда зелень. Но я увидел совсем другой мир. Листья были желтые, серые. Было не очень холодно, но потом, когда началась зима, я окончательно понял, что в России – делится впечатлениями Ройер.

Русская зима удивила рязанского гостя тем, что оказалась совсем не такой, как о ней рассказывают за границей или пишут в книгах. Нет лютых холодов, заставляющих цепенеть от малейшего дуновения ветра, долговременных белоснежных просторов, и люди ходят не в необъятных тулупах и огромных меховых шапках.

— Есть такой стереотип, что в России всегда холодно, но я узнал, что здесь бывает и лето. Даже для меня бывает жарко. Как-то даже было 34 градуса! – рассказывает Ройер. — А вообще здесь зимой, как оказалось, холодно только где-то около месяца, остальное время погода не сильно морозная, можно спокойно ходить гулять по улице.

В Петербурге.jpg

В зимней Рязани Ройер впервые познакомился со снегом. До своей поездки в Россию он и не знал, что такое ловить ртом падающие с неба пушистые хлопья воды, хрустеть белой землей под ногами, лепить снеговика и играть в снежки, а самое важное – кататься на лыжах.

— Мне очень нравится кататься на лыжах, — с воодушевлением рассказывает курсант. — Здесь я впервые это попробовал, сейчас постепенно учусь, часто падаю. Но хорошо, что снег такой мягкий и падать совсем не больно. Снег я люблю, правда, когда оттепель, он превращается в грязь, тогда мне не нравится, что становится трудно ходить по дорогам.


«Дороги нормальные, а вот тротуаров нет»

За два с половиной года жизни в Рязани Ройер уже успел оценить качество русских дорог в разные времена года. И если зимой главной проблемой для него стала лишь плохая проходимость, то в летние месяцы большее удивление вызвало, представьте себе, не ямы и выбоины на центральных трассах города, а отсутствие тротуаров. Он не мог понять, почему пешеходные дорожки хорошо обустроены только в центре, в других же районах Рязани они просто отсутствуют. Объяснить этот казус так Ройеру никто и не смог, да и навряд ли сможет.

Успел изучить рязанский гость и общественный транспорт и даже составил свою личную классификацию. По мнению Ройера, в грузных размеренных троллейбусах, например, ездят в основном люди в возрасте, а вот в проворных маршрутках уже контингент помоложе. Но чаще всего, конечно, Ройер передвигается по городу на такси: так проще добираться по нужному адресу и не блуждать, тем более, когда увольнение имеет четкие временные рамки. В салонах автомобилей рязанских таксистов он испытал на себе разное отношение: кто-то проявлял искреннее любопытство, кто-то сажал иностранца с опаской, а кто-то даже демонстрировал открытую неприязнь.

— Бывает по-разному. Есть такие, с кем я хочу поговорить, что-то спрашиваю, они просто четко, сухо отвечают. А есть другие, которые задают сами вопросы, интересуются: кто я, что делаю. Ну, пару раз было так, что на меня смотрели, и я понимал, что таксисту я неприятен, потому что иностранец. По его лицу было видно, что ему неприятно. После этого я понял, что русские очень открытые в плане эмоций. Можно уже в первые минуты понять, нравишься ты этому человеку или нет, — делится мыслями Ройер.


Русский язык богат на ругательства и падежи

Но большую часть своего времени Ройер, конечно, проводит в училище. Образование, полученное в России, считается в Перу очень престижным, особенно в военной сфере. Поэтому Ройер старается как можно больше сил отдавать занятиям. Но даже несмотря на это получать образования в РФ, по его словам, гораздо легче, чем в Лиме.

— У нас там, где я учился, сессия есть всегда. Каждые две-три недели зачет, практика, зачет. А здесь только в конце семестра экзамены. Так даже лучше, мне так больше нравится. Потому что больше свободного времени выходит, — рассказывает курсант. 

Учеба в Перу.jpg

Но, даже учитывая все плюсы, в получении образования в другой стране у иностранца всегда существует одна большая проблема – это языковой барьер. Ройер учится уже на третьем курсе, но до сих пор не может понимать все так, как бы ему хотелось. Первый год, когда курсанты-перуанцы только прибыли в Рязань, занятий по русскому языку было очень много. Это делалось для того, чтобы учащиеся смогли наработать хотя бы начальную базу. Но с каждым годом часы занятий уменьшаются, а это значит, что изучить все как надо не всегда теперь удается.

Что же касается общения, то поговорить на русском Ройер может только либо во время занятий, либо в увольнении, все остальное время иноязычные курсанты находятся в отдельных подразделениях, где общаются между собой на родном или английском языках. Но Ройер не опускает рук и любое свободное время тратит на общение в интернете и самостоятельное изучение русского.

— Мне очень нравится ваш язык. Но мне сложно научиться говорить по правилам, соблюдая грамматику, — делится иностранец. — Очень много исключений, которые просто надо запомнить. Русский, конечно, сложнее, чем мой родной язык. Когда я стал его изучать, в первую очередь, меня удивили падежи, что их у вас так много. А еще для меня стало открытием, что у вас так много разных ругательств. Я был удивлен, что везде так говорят. Но потом понял, что русским так проще выразить свои эмоции.


Грибы, блины и баня

В свободное от учебы время Ройер не только пытается в совершенстве овладеть языком, но и как можно больше узнать о русской культуре: истории, традициях, кухне. Чтобы лучше познакомиться с нашим менталитетом, прошлое лето Ройер провел у своего друга в Курганской области. Свежий воздух, наполненный ароматом летних трав и сена, янтарные, нагретые солнцем сосны, пропитанные вязкой смолой, спелые овощи в огородах и только что запаренный в родниковой воде березовый веник для бани – ни что лучше этого не передаст всю прелесть необъятной России. Все лето Ройер провел в единении с русскими традициями: парился в бане, гулял в лесу, собирал грибы и ягоды. 

Ройер Лоайза Суэльдо.jpg

— Было здорово после прогулки по лесу кушать грибной суп из тех грибов, которые сам собрал. Этот суп мне в России понравился больше всех, больше, чем щи или борщ. Правда, мне не нравится добавлять в него майонез, как делаете вы. Еще я там попробовал из ягод варенье и пирожки. Очень вкусно! – рассказывает Ройер.

Но больше чем грибной суп и варенье, курсанта впечатлила баня. По его словам, она словно оживляет. Входишь в нее усталый, выходишь — свежий, полный сил и бодрости.


Самый долгий в мире Новый год

Какое же познание традиций да без традиционных праздников! Для иностранца, живущего в России всего чуть больше двух лет, Ройер хорошо запомнил все главные русские праздники. Масленица впечатлила его вкусными блинами, Крещение – бесстрашными ночными купаниями в прорубе, Новый год – длинными выходными.

— Удивило меня то, как долго вы празднуете Новый год. И еще, что у вас есть Старый Новый год. И что с 1 по 7 января каждый день все празднуют без остановки, — удивляется Ройер. – А еще, что в полночь у вас все слушают президента. У нас такого нет. Мы в полночь выходим всем домом на улицу, пускаем салюты и поздравляем всех вокруг. Но я понял, что в России Новый год – это семейный праздник, все отмечают его отдельно.


«Моя хата с краю, никого не знаю»

Эта поговорка приходит на ум несколько раз, пока слушаешь рассказ Ройера о том, как он видит наш менталитет глазами другой страны. Он уважает все культуры, и с особым почтением относится к русской. Но после недолгого пребывания на территории России иностранец сделал вывод, что русские на самом деле не такие открытые, как принято считать за рубежом.

— Я думаю, что русские любят больше своих, чем иностранцев, - признается Ройер. — Наверное, у вас это патриотизм. Мне кажется, вы не совсем привыкли к иностранцам. Я говорю о тех людях, с которыми ты видишься на улице или в магазине, они все в себе, не очень открытые, плохо идут на контакт, но когда ты дружишь с ними, то все хорошо.

К сожалению, именно в Рязани Ройер ощущает себя не просто иностранцем, а человеком с другой планеты. Люди оборачиваются, смотрят в упор, разглядывают, не стесняясь. Оказываясь в общественном месте, Ройер становится словно заморская диковина, которую никто никогда не видел. Это и грустно, и странно одновременно, ведь мы живем в цивилизованном обществе, в многонациональной стране и давно должны были привыкнуть к тому, что существуем бок о бок с представителями разных культур. Однако на деле все обстоит иначе.

Ройер в форме ВВС Перу.jpg

— Бывает такое, что на тебя так смотрят, как будто никогда не видели. Я вижу любопытство, но люди смотрят, совершенно не стесняясь. Это неприятно. Например, в моей стране мы любим иностранцев и смотрим, конечно, на них. Но если я смотрю, я стараюсь это делать незаметно. Как-то однажды на меня так долго смотрели, что я не выдержал и сказал: «привет». Но такое бывает только в Рязани. В Москве и Петербурге я такого ни разу не встретил, а все потому, что заходишь ты в вагон метро, а там половина русские, половина иностранцы, — рассказывает Ройер.

Учиться Ройеру осталось еще три с половиной года, и, быть может, за это время в нашем городе сумеют привыкнуть к иностранцам и перестанут в них тыкать пальцем. И, может быть, тогда гостям из других стран станет чуточку уютнее в Рязани, и они захотят вернуться сюда еще не раз. Пока же, к сожалению, Ройер уверен в том, что если после обучения ему представится возможность еще раз посетить Россию, в Рязань он не вернется.

Преодолевала языковой барьер Ирина Котова

Возврат к списку

Архив новостей