11 июня 2015, 13:57 3808

Один день с XIII веком. Репортаж из глубины столетий

Один день с XIII веком. Репортаж из глубины столетий

Раскопки возле Центробанка на месте будущего музейного комплекса, который планируется построить в Рязани к 2018 году, самые крупномасштабные в городе, после, конечно же, раскопок в Кремле. Запланировано изучить порядка 500 кв. м площади, а если понадобится, то и больше. 

Но главное для археологов — суметь переварить и систематизировать полученную информацию. На раскопки выделено два месяца, и участники экспедиции уверены, что к концу июня основные работы будут закончены. Чтобы успеть побывать на раскопках до того, как они подойдут к концу, корреспондент YA62.ru решил провести целый день под раскаленным солнцем на том месте, где откапывается история.


9:00

Сейчас на территории будущего музея находится уже два раскопа: с одним работа практически завершена, с другим — только берет свое начало. По словам археологов, они захватывают все площади, на которых разрешено вести работу. А рабочий день у них начинается, как и у многих — в 9:00.

На раскопах работа ведется одновременно: на момент написания материала на первом раскопе археологи приблизились к XIV веку, на втором (более свежем) работа шла на уровне XIX-XX веков. Замначальника экспедиции Денис Зайцев, который лучше остальных знает, как нужно копать, чтобы не пропустить ничего ценного, помогает коллеге выдержать правильный горизонт в процессе расчистки нижних слоев грунта. А для этого необходимо установить такой хитрый прибор, как нивелир.

Нивелир.jpg


10:00

— Когда устанавливаем нивелир, то ориентируемся на шарик воздуха, — рассказывает Денис в процессе установки аппарата. — Если он находится в центре, значит прибор стоит в абсолютно горизонтальной плоскости. Чтобы шарик выплыл на центр, необходимо произвести регулировку всех параметров. Все это нужно, чтобы контролировать уровень глубины раскопок.

Это — археолог Илья и ему нужно выйти на уровень нижней ступени. И без этой штуки он ровно ничего не сделает. Мы возвращаемся к нивелиру, оставляя археологу Илье разлинованный рейк. Он ставит прибор на нижнюю ступень раскопок, а мы в свою очередь фиксируем в оптический прицел нивелира высоту 294. Именно этой отметкой будет руководствоваться копатель Илья, аккуратно, слой за слоем расчищая раскоп. Погрешность допускается, но небольшая — до двух сантиметров.

Археолог Илья отмеряет уровень.jpg


11:00

Работа археолога заканчивается там, где начинается так называемый материк. За этой границей начинается геология, потому что следов антропогенного вмешательства уже нет. Главная задача экспедиции на сегодня — дойти до материка на всей рабочей территории раскопов. Помимо очень старых находок есть и относительно новые: например, резиновые галоши 60-х годов.

Следы XX века — так ласково называют археологи помойку, ярко выраженную в разрезе первого раскопа. Сверху над ней виднеется прослойка плодородного грунта. Он не родной, его сюда привезли. Ниже находится глинистый слой со щебенкой — это следы разрушений 1991 года, когда сносили улицу. По словам Дениса, для того и делается профиль раскопа, чтобы наглядно увидеть, как развивалась история, как жили люди.

Профиль раскопа.jpg


12:00

Археологи никогда не загадывают заранее, что могут найти в месте раскопок, и радуются тому, что попадается по факту. Находок довольно много, и большинство из них относятся к периоду XIX-XX века. На первом раскопе, правда, посчастливилось найти и более древние вещи — фрагменты стеклянных браслетов, которые датируются XII-XIV веками.

— В большом количестве находятся разного рода бутылки: аптекарские, парфюмерные, из питейных заведений, — рассказывает и показывает Олеся Фатюнина, научный сотрудник отдела археологии Рязанского историко-архитектурного музея заповедника, а на раскопках просто заведующая камеральной лабораторией. — На некоторых можно прочитать даже надписи о содержимом. Вот вчерашние наши находки. Как раз зачищали слой и обнаружили крестики. Здесь мы их не моем, не чистим. Этим должны заниматься специалисты-реставраторы музея, которые с помощью специальных реактивов приведут их в надлежащий вид.

Советские монеты, казалось бы, что в них интересного? Какой-то 1969 год. Но тем не менее, любая монета является определяющим элементом для датирования культурного слоя.

Каждый день к Олесе поступает 20-25 индивидуальных находок, не считая массового материала: костей животных, осколков глиняной посуды, металлических изделий, назначение которых не определено. Все находки каждый день отправляются в музей, где они хранятся, там же составляются их описи.

Индивидуальные находки.jpg


14:00

Раскопки ведутся по определенной методике. Раскоп разбивается на квадраты 2х2 метра, каждый квадрат копается отдельно, чтобы не перепутать. Почему так? Чтобы было удобнее расчертить раскоп на бумаге и заносить туда данные поквадратно. Результаты каждых 20 см слоя земли, снятого с площади, фиксируются вручную, записываются и зарисовываются.

— Археологи — это криминалисты и саперы, — рассказывает Игорь Стрикалов. — Почему саперы? Потому что мы копаем один раз и если где-то ошиблись, что-то не зафиксировали, то восстановить это мы уже не сможем. Поэтому очень важно четко работать с самого начала. Что же касается криминалистики, то если посмотреть на стенки раскопа, то мы увидим «слоеный пирог» истории, который рассказывает все об этом участке: когда и что было построено, уничтожено, разрушено.

Задача археолога по рисунку «пирога» восстановить цепь событий, протянувшихся через века.

Раскоп.jpg


15:00

— Вон, смотрите, понес очередной осколок стеклянного браслета из XIII века, — показывает Игорь Юрьевич на радостного археолога, который оперативно относит свою находку в камералку. — Того самого XIII века, который мы и пытаемся поймать в этом раскопе.

Возможно, по итогам раскопок для обывателя никакой сенсации не будет. Однако для истории это место весьма интересное и значимое. Здесь, по улице Некрасова, проходила линия оборонительного острога, построенного вокруг Кремля в XV веке. Ближе к Кремлю находился сам острог, а в том месте, где первый раскоп, был Черный Посад. Несмотря на то, что оба раскопа находятся в непосредственной друг от друга близости, они дают разную и потому наиболее полную картину исторических событий. Второй раскоп являет собой часть более древнюю, которая плотно застраивалась на протяжении всей истории Переяславля-Рязанского. Вторая линия оборонительных стен острога проходила приблизительно от церкви Спаса на Яру, по линии Некрасова и в сторону цирка.

Территория предпологаемого острога.jpg


16:00

Слои XVIII-XIX веков похожи в первом и во втором раскопе. Здесь можно даже различить планировку улиц по фундаментам строений, которые сохранились. Но дальше начинаются различия. Если на втором раскопе присутствует ярко выраженный XVII-XVIII век, то на первом его практически не было, говорят археологи.

— Мы предполагаем, что, поскольку первый участок находился сразу за территорией острога, то это было всполье — территория, свободная от застройки, чтобы оборонительным сооружениям не угрожала опасность пожаров, а также не закрывался обзор, — проводит экскурс в историю начальник экспедиции. — Поэтому там мало материала XVI -XVII веков. Зато на той территории обнаружено достаточно построек XIII-XV веков, однако нельзя сказать, что это был город. Скорее, пригородное поселение. К слову, достаточно крупное. Судя по материалам, во втором раскопе уже находок гораздо больше, он более насыщенный, и уверены, расскажет много интересного.

Фундамент возможной беседки.jpg


17:00

Как оказалось, у археологов есть множество инструментов, которые помогают в раскопках, к примеру — лопата. Археологи, которые не первый год работают в экспедициях, любят и берегут свою лопату также трепетно, как рыбак любимую удочку, а хоккеист свою клюшку. Самый большой инструмент — бульдозер. Он снимает верхний слой асфальта, потому что вручную это бессмысленно. Оказывается, долгое время среди археологов шли споры, можно и использовать металлоискатель во время раскопок. Считалось, что данный прибор — это от лукавого, и применять его в столь ответственном деле — моветон, свойственный охотникам за кладами.

— Сегодня допускается применять металлоискатели, — развеял миф Игорь Стрикалов. —Когда мы уже выкопали какой-то культурный слой, перебрали и вынесли в отвал, делается контрольное «пропикивание», чтобы ничего не пропустить. Опять же, при работе с новым слоем лучше пройтись по нему металлоискателем, чтобы зафиксировать и выкопать мелкие металлические вещи, такие как монеты, пломбы, пуговицы, чтобы не повредить их в процессе дальнейших раскопок.

Однако лучше любого металлоискателя работают девушки-археологи. Они перебирают всю землю каждого культурного слоя. Ее нужно тщательно просеять между пальцами, разбить все комочки, чтобы не пропустить ни единой находки.

Массовый материал не идет на хранение в музей, а прикапывается на том же раскопе, где он и был найден, чтобы если следующим поколениям археологов захочется еще раз посмотреть этот материал, у них была такая возможность. Индивидуальные находки собираются в коллекцию, а самое красивое и презентабельное выставляется в экспозицию. По итогам раскопок будет сделана выставка в Кремле, которая расскажет, что археологи нашли на месте будущего музейного центра.

Работа археологов с лопатами.jpg

Под конец рабочего дня весь периметр раскопа заставлен кедами и кроссовками. Оказывается, разуваться — это эстетство археологов. С одной стороны, этот жест необходим, чтобы не затаптывать расчищенный культурный слой. С другой стороны — босыми ногами эти люди прикасаются к прекрасному.

Обувь вне раскопа.jpg

Как оказалось, даже по окончании работы над раскопами, археологам предстоит следить за территорией будущего музея. Когда начнут копать котлован под застройку, они будут наблюдать за процессом, чтобы ничего ценного не было повреждено. Если что-то случайно обнаружится, то работы прервутся, а участники экспедиции приступят к экспресс-раскопкам на тех участках, которые покажутся наиболее интересным.

Больше фото ЗДЕСЬ

В XIII веке побывала Дарья Копосова

Возврат к списку

Архив новостей