30 мая 2016, 12:11 5444

«Детское питание» в борьбе за выживание. Проверка YA62

«Детское питание» в борьбе за выживание. Проверка YA62

Рязанское МП «Детское питание», которое специализируется на приготовлении еды для школьников, стало настоящей звездой эфира после выпуска программы «Ревизорро». О том, как «все плохо» на кухне предприятия, не говорил только ленивый. Чтобы немного обернуть ситуацию в свою пользу, администрация Рязани пригласила в «Детское питание» толпу журналистов и рассказала, как там «все хорошо». 

Корреспонденты Делового портала YA62.ru решили провести независимое расследование и нанесли предприятию неожиданный визит, дабы показать, наконец, как там обстоят дела на самом деле.

Справедливости ради стоит сразу отметить: не так был долог и сложен сам поход в «Детское питание», как подготовка к нему. Нельзя же было вот так просто взять... и ворваться на кухню, начиная лазать по кастрюлям. Мы люди интеллигентные, а потому нашли ближайшую от редакции медицинскую клинику и стройными рядами потянулись на обследование, чтобы получить на руки документ, необходимый для посещения предприятия детского питания — синенькие медкнижки.

Фото 1 Медком.jpg

В «Медкоме» нас предупредили сразу: осмотр будет строгий, потому что работа с продуктами — дело серьезное. Результатов ждать пришлось порядка недели, а за это время пройти флюорографию, непривитые прививки, терапевта, психиатра и другие кабинеты, в которые ноги здорового человека предпочитают не входить.

Убедившись в том, что мы полностью здоровы, и получив об этом на руки свидетельства государственного образца, мы отправились по аптекам, дабы закончить образ стражей проверки детского общепита. Удивительно, но найти в центре города одноразовые халаты и шапочки стало настоящей проблемой и превратилось в многочасовой квест. Хорошо хоть, перчатки, маски и бахилы в Рязани не в дефиците. Вооружившись камерами и серьезным настроем, команда YA62.ru отправилась по адресу.

Фото 2 Вход в столовую МП Детское питание.jpg

В чем основная прелесть неожиданных рейдов? В том, что никто об этом нашествии не предупрежден, а значит, не вооружен, и можно зафиксировать состояние проверяемого предприятия таким, какое оно есть на самом деле. Однако ворваться без разрешения в кухню «Детского питания» мы по закону не можем (несмотря на все возгласы ведущих «Ревизорро»), а потому звоним директору МП — Наталье Широковой. На удивление, никакого сопротивления нам оказано не было, и по телефону она с радостью разрешила нам пройти. Сперва. Но потом тут же перезвонила и объяснила, что без разрешения пресс-службы администрации Рязани впустить нас, оказывается, нельзя.

С этого момента начинается самое интересное — как мы это называем, «выигрывание времени». Пока пресс-служба мэрии просит нас подождать, подтвердить, что у нас есть лицензия СМИ, что мы сделали медицинские книжки, что пришли с бахилками и миром — проходят драгоценные 15 минут, за которые сделать ремонт в помещении, конечно, нельзя, но убрать то, что может показаться подозрительным — вполне.

Пока ждали, когда нам дадут добро, из столовой для малоимущих, которую обслуживает также МП «Детское питание», вышла бабушка:

– Вы ведь их не закроете? – с надеждой спросила она.

– Нет, мы только хотим посмотреть, как кухня работает, – честно открываем секреты.

– Я сюда уже много лет хожу, тут так вкусно всегда готовят, и девочки вежливые. Все дают, и первое, и второе. Так что вы уж их не закрывайте, – просит пенсионерка, покидая столовую.

В это время  нас без боя пропускают в помещение кухни.

Фото 3 Кухня.jpg

Первое отличие, которое бросается в глаза после просмотра передачи «Ревизорро» – это чистота. Кухня белая, светлая, и невооруженным взглядом никаких нарушений выявить невозможно. К тому же у нас, естественно, отсутствуют разного рода приборы, моментально измеряющие уровень бактерицидной среды в кастрюлях и пестицидов в грушах. Однако глаза на месте, и мы начинаем смотреть в оба, пока заведующая производством МП «Детское питание» Елена Середина проводит экскурсию по подведомственной ей территории.

– Все оборудование в кухне новое, старого уже ничего нет, – рассказывает сотрудница предприятия. – Еды готовится много, на 20 школ, завтраки и обеды. Сотрудники «Детского питания» работают в две смены. На плитах всегда находится много котлов, потому что именно в них готовится гарнир.

Фото 4 Кастрюля на плите.jpg

– Для каждого процесса приготовления у нас свое оборудование. И если на плитах в кастрюлях варится гарнир, то в автоматических котлах — первое и кисель.

Здесь-то мы и замечаем первое нарушение: половник, которым повар помешивает готовящийся кисель, никак не маркирован. Руководство ссылается на то, что черпак новый и не успели наклеить маркировку. А наш бдительный фотограф и по совместительству шеф-редактор еще и отслоившуюся щепку на деревянной рукояти черпака углядел. Через объектив оно всяко виднее.

Фото 5 Черпак.jpg

Дальше идем к духовым шкафам, в которых готовятся рис и гречка, тушеные куры, котлеты. Продукты выкладываются в противни, которые устанавливаются внутрь. Фотокамера зафиксировала, что шкафы внизу грязные, имеют жировые подтеки.

– Так как процесс приготовления только что завершился, мы еще не успели все как следует убрать, – объяснила Елена Середина.

Как выяснилось, команда YA62.ru попала в самый разгар уборки помещения, помогая сотрудникам находить не видимые глазу загрязнения.

Фото 6 Духовой шкаф.jpg

– А это с чем кастрюля? – я не знаю даже, как зовут ведущую «Ревизорро», но в роль вживаюсь быстро.

– Панировка для котлет, – отвечают сотрудники.

– А на крышке что? Капли крови?

– Да, только что готовить закончили, не успели убрать.

– Это могло попасть в панировку. Она будет дальше использоваться?

– Нет, выкинем, – обещает Елена Викторовна.

Фото 7 Крышка от панировки.jpg

Проходим в цех с камерами охлаждения. Там находится несколько холодильников с табличками: «Мясо», «Рыба», «Полуфабрикаты». Просим открыть, чтобы посмотреть, в каких условиях и в каком состоянии хранятся продукты. Все чисто, на упаковках с курами свежие даты. А вот котлеты в контейнерах стоят без опознавательных знаков и маркировки.

– Ну что же вы так? Даже после «Ревизорро» ничего не изменилось?

– Так как же на них наклеишь маркировку? Они же в морозилке, – отвечают сотрудники.

– Когда котлетки слеплены? – не унимаюсь.

– Сегодня.

– А как я об этом узнаю, если нет маркировки?

Фото 8 котлеты без маркировки.jpg

На одном из холодильников лежит, и, судя по слою пыли, довольно давно, сложенная в несколько раз пленка.

– Это от двери холодильника, уберем! – отвечает Елена Викторовна.

И обязательно стоит протереть там пыль. Этого не делали давно.

Фото 9 Пыль.jpg

– Муха! – проследила глазами и заметила, как насекомое село на халат шеф-редактора. Муха одна, не страшная, вялая.

– Не наша, – констатировала наш экскурсовод. – У нас тут мух быть не может, кругом сетки на окнах. Из института залетела.

Справедливости ради стоит отметить, что ни тараканов, ни их следов обнаружено не было. История с прусаком, показанным со всех ракурсов в нашумевшей телепередаче, вызывает величайшие сомнения как у сотрудников кухни, так и у некоторых знакомых с тараканами не по наслышке журналистов YA62.ru.

Фото 10 Нет тараканов.jpg

Выходим в комнату, где стоят столы для разделки продуктов, сырых и готовых. Поверхности, на которых происходит работа, подписаны, не перепутаешь. Вопросов могло бы и не возникнуть, если бы не странная таинственная ситуация:

– А где ножи?

Ответить на этот вопрос ни в устной, ни в наглядной форме сотрудники предприятия нам так и не смогли. Оставляем это на их совести, но рискуем предположить, что на инструментах просто нет маркировок, и режут ими все подряд.

Медком.gif

Зато мы со всех сторон рассмотрели точилку для ножей. Коробка, в которой она хранится, настолько грязная, что, либо инструментом давно не пользовались... «либо одно из двух».

Фото 11 Коробка от точилки для ножей.jpg

В цеху, где хранятся крупы, тепло и сухо. Все мешки, в том числе и распакованные, прикрыты, на всех есть маркировки, в которых прописан срок употребления.

– Вот это пшено, кстати, первого сентября варить уже нельзя, – показываю на этикетку.

– А оно и не доживет до этого времени, – объясняет Елена Середина. – Мы продолжаем готовить для детей, которые остаются в школьных лагерях.

Плесени или иных инородных предметов в мешках обнаружено не было. Крупы и макароны сухие, сахар сыпучий.

Фото 12 Пшено, чистое.jpg

– А мандарины свежие здесь должны стоять?

– Нет, в цехе полуфабрикатов. Просто пока что тут оставили. Потому что завтра утром они пойдут на компот. Рабочие моменты, бывает.

Фото 13 Мандарины.jpg

Здесь же стоят и жестяные банки с концентрированным молоком. Срок хранения еще не вышел, но условия не соблюдаются. На этикетке написано, что нужно хранить при температуре не более +10 °С, при этом в помещении все + 22 °С.

– Оно же здесь только до завтра, – говорит Елена Викторовна. – Детей много, такие продукты надолго на хранении не задерживаются.

Фото 14 Сотрудники.jpg

А напротив полок с молоком стоит самый загадочный предмет нашего обхода: холодильник. Он выключен, но при этом подключен в сеть. Открыть его не удалось, а что в нем содержится, как оказалось, не знают даже сами обитатели кухни. Ну, или хранят в строжайшем секрете. На всякий случай, сфотографировали для протокола.

 Холодильник.jpg

Последний пункт нашей программы — помещение, в котором моют инвентарь. Надежда на то, что хотя бы там мы найдем ножи, не оправдалась. Зато новое моющее оборудование впечатлило масштабами и удобством применения. Однако и пережиткам прошлого в виде кастрюлек для щеток и тряпок нашлось место в моечной.

– После применения все вымачивается в хлорированной воде, – объясняют сотрудники предприятия.

Но вопреки заверениям, сунув любопытный нос в кастрюлю, никаких следов хлорки мы не обнаружили, заключив, что тряпки, ветошь и щетки плавают просто в воде. Чего, кстати, делать не должны.

Фото 16 Тряпка в воде.jpg

– А где у вас хранятся ведра и швабры для мытья полов? – поставила я неразрешимую задачу. Оказалось, что весь инвентарь прячется в отдельной комнате. Причем скрывается настолько хорошо, что открыть ее невозможно, потому что ключи у уборщицы, а уборщица уже ушла. Тайная комната так и осталась непокоренной, а потому возбудила фантазию и вместе с ней массу вариантов того, что может там храниться.

Фото 17 Директор и корреспондент.jpg


Вместо заключения

Никаких страшных нарушений и ужаса кромешного, который показали в «Ревизорро», в МП «Детское питание» мы не увидели. Персонал ходит по форме, волосы убраны под шапочки, обувь закрытая. На предприятии установлены лампы, которые обеззараживают помещение в круглосуточном режиме. Котлы и емкости для переноски еды — чистые, аж блестят. Что же касается тех нарушений, которые нашли мы, — руководство «Детского питания» обещало за летние каникулы все исправить и привести в порядок.

P. S. К вопросу о работе в перчатках. По санитарным нормам, без перчаток нельзя трогать продукты, которые в дальнейшем не будут подвергнуты термической обработке. Так что замечание госпожи ведущей «Ревизорро» о том, что работницы предприятия лепили котлеты без перчаток, лишено законодательных оснований. После лепки полуфабрикаты сперва замораживаются, потом жарятся.

Дарья <Как Гоголь завещал> Копосова

Возврат к списку

Это нравится:0Да/0Нет
30.05.2016 16:16:08
На последнем фото головной убор ненаблюдаетсЯ...
Ссылка Это нравится:0Да/0Нет
Это нравится:0Да/0Нет
30.05.2016 19:45:28
Андрей, это директор МП "Детское питание") Она не принимает непосредственного участия в процессе приготовления пищи, да и дальше моечной комнаты она не проходила.
Родитель Ссылка Это нравится:0Да/0Нет
Это нравится:0Да/0Нет
30.05.2016 21:28:11
В последние дни перед каникулами сын почувствовал себя плохо после посещения школьной столовой. На следующий день девочка из его класса не пришла на занятия из-за того, что у неё болел живот... Совпадение? Я уже не говорю про то, что за учебный год несколько раз забирала сына из школы раньше времени из-за рвоты и болей в животе.
Ссылка Это нравится:0Да/0Нет
Архив новостей