26 мая 2014 2612

Капитал в своей области

Говорят, деньги прописки не имеют: когда их достаточно, можно их использовать без привязки к географическим координатам внутри государства. Ну, а если ваши интересы «привязаны» ко вполне определенной местности — именно, Рязани и Рязанской области? Об особенностях работы регионального банка портал YA62.ru побеседовал с председателем правления Прио-Внешторгбанка (ОАО) Михаилом Волковым.
Капитал в своей области Досье
Михаил Волков Родился в городе Бугуруслан Оренбургской области. В 1982 году приехал в Рязань — поступать в Радиотехнический институт. С 1993 года работает в «Прио-Внешторгбанке». Прошел путь от экономиста до председателя правления.

— Михаил Владимирович, на сегодняшний день «Прио-Внешторгбанк» остался, по сути, единственным банком с полностью рязанским капиталом. Чем сейчас отличается банк региональный от банка федерального? За счет чего конкурирует с федеральными структурами?

— Действительно, у нас 100-процентный рязанский капитал. И очевидно, что любой вопрос мы можем решить оперативнее, чем местные отделения федеральных банков, поскольку не нужно советоваться с вышестоящим органом где-нибудь в Москве. Это универсальное преимущество регионального банка.

Но есть и еще один немаловажный фактор, которым не могут похвастать федеральные кредитные учреждения: если мы даем деньги предпринимателю, то вместе с ним проходим все стадии развития его проекта.

— Как это?

— Когда человек берет кредит, он думает о реализации своих бизнес-планов. Ведь никто из предпринимателей не ставит перед собой задачу привести свое предприятие к краху. А мы, поскольку кредитованием занимаемся постоянно, видим, что иногда, как правило в силу нештатных ситуаций, проект оказывается под угрозой и банк рискует безвозвратно потерять выданные средства. Возникает вопрос: как в такой нештатной ситуации вести себя банку?

Можно начать жестко требовать от предпринимателя выполнения его обязательств. Это нормально, это юридически обосновано, так зачастую и поступают федеральные кредитные учреждения. Но для нас-то важнее, чтобы проект, под который мы выделили средства, все-таки заработал, чтобы он стал прибыльным — поэтому мы вместе с предпринимателем садимся и начинаем думать, искать решение. Как правило, найти его удается. Если наш заемщик попал в тяжелую ситуацию, мы до последнего момента готовы обсуждать пути выхода — выигрышные как для банка, так и для предпринимателя.

— А если сотрудничества не получается?

— Только когда сам предприниматель не хочет диалога, мы можем поступать достаточно жестко. Порой бывает, находятся «консультанты», которые в трудную минуту нашептывают предпринимателю какие-то «тайные ходы», благодаря которым, якобы, можно не возвращать кредит... Но нельзя уйти от ответственности. Когда банк пытаются обмануть — неважно, на какую сумму, руководствуясь циничным «банк от этого не обеднеет» — то человек, который пытается это сделать, теряет все. Это наша принципиальная позиция, ведь из 100 выданных в кредит рублей 90 — это деньги вкладчиков, предприятий, предпринимателей, то есть деньги, которые общество доверило нам в управление. В то же время мы всегда открыты для диалога: давайте обсуждать проблему, а не убегать от нее.


«Неравнодушный бизнес»

— А о выходе в другие регионы не думали?

— У нас нет задач по географической экспансии, хотя есть клиенты и хорошие партнеры в других регионах. Но и на рязанской земле дел нам пока хватает. Создатель нашего банка, а на сегодня его крупнейший акционер, Владимир Александрович Мазаев и другие акционеры стратегически связывают банк с Рязанью. Ведь к делу можно относиться по-разному. Некоторые проповедуют тезис равнодушия к бизнесу: это когда деньги зарабатываются на чем можно, и ты не «прикипаешь» к какому-то одному проекту, а легко переключаешься на разные виды деятельности. У нас обратная картина: наш банк — дело всей нашей жизни.

— Поэтому у вас такая социальная политика: вы поддерживаете культурные мероприятия, помогаете рязанским талантам...

— Наши дети, а у кого-то уже внуки, ходят по рязанской земле, учатся в рязанских школах. Все заботы города и области — это наши заботы, все радости — наши радости. Поэтому все, что делается хорошего на благо города и области, несет и некий эффект для банка, либо прямой, либо косвенный.

«Если мы даем деньги  предпринимателю, то вместе с ним проходим  все стадии развития его проекта».

Конечно, нельзя сказать, что вот мы провели общегородской праздник — и на следующий день к нам явилась толпа новых клиентов (смеется), но после культмассовых мероприятий настроение у людей становится лучше. А получить благодарность от простых жителей Рязани очень приятно! Это мотивирует весь коллектив банка. Нас уважают: «Твой папа где работает?» — «В «Прио-банке». — «Вот это да!» — наверное, примерно такое отношение к банку среди рязанцев.

— Известно, что вы помогаете кукольному театру...

— Мы сотрудничаем уже очень давно. Именно в зале театра проводились первые собрания акционеров — еще в эпоху «романтического капитализма» девяностых. Было очень интересно! Так, один наш акционер обязательно выходил на трибуну, горячо выступал, потом очень горячо выступал, потом хлопал дверью и уходил с собрания. Этого все ждали как шоу. Словом, театр приютил нас, когда банк был совсем молодой и зеленый. С тех пор сложились дружеские отношения с коллективом. Ребята, которые там работают, — молодцы! Они всегда на первых позициях, проводят международные фестивали, в этом году были номинированы на «Золотую маску». Мы развиваемся, они развиваются, и сложилось такое сотрудничество, которое приятно сердцу и полезно для общества.

— Как получить вашу поддержку?

— Мы рассматриваем все обращения и принимаем решения. Но в первую очередь мы помогаем детям, в том числе детям с ограниченными возможностями.


Что важно клиенту

— По каким критериям сегодня потребители выбирают банк? Все ли из этих критериев, на ваш взгляд, верные?

— Общеизвестных критериев очень много: надежность, оперативность, стабильность, близость офиса, ставки... Но банковский бизнес всю свою историю остается в неизменном виде: у кого-то банк деньги берет и платит за это какую-то часть своего дохода в виде процентов по вкладам, кому-то он дает их в кредит. Вторая функция банка — расчетная: я свои деньги не просто храню, но имею возможность рассчитываться ими по всему миру.

Ну, а предпочтения людей меняются в зависимости от внешних обстоятельств. На горизонте кризис — на первое место выходит надежность. Приходит «сытое» спокойное время — становится важна ставка. Для кого-то важна оперативность и гибкость. Для кого-то — партнерское общение. Кто-то к выбору банка относится сугубо прагматически, и это тоже нормально. Так что все зависит от ситуации.

Но вот против чего хочется предостеречь: бойтесь ссылок на административный ресурс! Если сотрудники банка козыряют тем, что за ними стоят «большие люди» — значит, хвалиться им больше нечем. Если банку, для того чтобы привлечь клиентов, необходимо ссылаться на внешние авторитеты, значит, что-то там не так.

Даже если у банка действительно есть могущественные покровители, надо ли вам, чтобы в случае ваших разногласий с банком возник конфликт с этими покровителями? Подумайте.


Отзывы лицензий

— Как судить о надежности банков, ведь в конце 2013 и начале 2014 года целый ряд их лишился лицензий?

— На самом деле Банк России никогда не прекращал отзывать лицензии у тех кредитных учреждений, которые не удовлетворяли его требованиям. А требования эти ясные и четкие. Например, первый норматив — соотношение капитала банка и его активов должно составлять не менее 10 процентов.

«Сколько  раз уже что-то в России изобреталось,  но не имело успеха, а потом приходило  как западная новинка!»

После прихода нового руководителя ЦБ РФ количество отозванных лицензий на единицу времени действительно увеличилось. На съезде Ассоциации российских банков Валентина Матвиенко сказала, что Эльвира Набиуллина делает работу предшественника. Это правда. Прежний глава ЦБ прежде всего сохранял стабильность системы, вот и поднакопили «кандидатов на выход»... Громко получилось потому, что были затронуты банки с федеральной сетью и большой клиентской базой, а также потому что тронули тех, кого раньше не трогали.

Не последнюю роль в тревожных настроениях сыграл «черный пиар»: сотрудники некоторых федеральных банков, например, открытым текстом говорили клиентам о том, что началась чистка российской банковской системы от малых и средних, региональных... Те из вкладчиков, которые поверили и предпочли забрать вклады немедленно, потеряли проценты. Все это — следствие неблаговидных действий сотрудников тех банков, в которых выстраивают жесткую систему мотивации на привлечение клиента. Людям рассказывают небылицы, сеющие панику, только для того, чтобы заслужить лично себе премию или какую-то «галочку».

— Клиент в провинции все-таки может выбрать надежный банк?

— Об этом спросил Эльвиру Набиуллину во время своей телепрограммы Владимир Познер. И получил ответ: существует много региональных банков, в устойчивости которых нет сомнений, с которыми долгие годы привыкли работать постоянные партнеры. Я бы добавил: к числу таких относится «Прио-Внешторгбанк» (смеется).

— Но почему Банк России отзывает лицензии?

— В основном по двум причинам. Во-первых, не соблюдаются требования Банка России. Я уже говорил про первый норматив. У многих банков, которые лишились лицензий, он не превышал 2 процентов! Во-вторых, есть банки, которые нарушали требования по противодействию выводу денег из легального оборота. Еще возникают такие ситуации, когда очень много кредитов банком выдано своим же акционерам...


Будущее сегодня

— Вы видите движения капиталов во многих сферах рязанского бизнеса. Какова сейчас ситуация в экономике области? Какими видами бизнеса будет выгодно заниматься в ближайшие три-пять лет?

— Сейчас закончилось время легких денег. В бизнесе видна дифференциация: есть предприниматели, которые сумели выстроить бизнес так, что он способен работать на низкомаржинальных проектах, а есть те, которым нужна рентабельность 40—50%. Вторых все меньше. Кто умеет работать с 10-процентной рентабельностью, тот развивается и наращивает свою долю рынка. А многие предприниматели, имевшие серьезный бизнес, привыкли рассчитывать на прежнюю доходность, которой уже нет сегодня и не будет завтра.

Рязанский бизнес начинался 20-25 лет назад, и фактически те люди, которые создавали компании, ими и руководили. Сейчас начинается процесс передачи полномочий, который тоже требует и умений, и компетенции. Где-то этот процесс проходит более-менее цивилизованно и успешно, а где-то руководитель не может передать все свои функции.

Когда человек начинает задумываться о неких сомнительных «плюсах» ведения бизнеса, популярных в прошлом, как то оптимизация налогообложения, черная бухгалтерия и т. д. — он видит, что эти «плюсы» исчезают при смене управленца. Одно дело, когда у тебя самого «черная касса», какие-то записки, блокноты, тетрадки; другое — передать все это другому человеку! Он быстро поймет, что эта касса не видна не только государству, но и собственнику. И если не выстраивать «белой» работы, если твой бизнес без «оптимизации налогов» не приносит прибыли, а приносит убытки, — приходится задуматься, нужен ли он.

— Что будет с банковской системой России через 10 лет?

— В будущем повысится уровень специализации банков, произойдет переход в Интернет, наберет популярность дистанционное обслуживание. Этот процесс начался уже сейчас. Полный же уход в Интернет возможен при повышении степени прозрачности общества.

Что, к примеру, сейчас сдерживает кредитование в России? — Банки не имеют доступа к налоговой истории клиента. Но шаги к исправлению этого уже делаются: так, проект закона о банкротстве физических лиц предусматривает механизм, по которому банки будут получать информацию об официальных доходах населения.

Думаю, появится сквозная Национальная система безналичных расчетов с помощью каких-нибудь устройств, которыми можно будет рассчитываться и в маршрутке, и в палатке... Вообще банковская система России за последние четверть века — кстати, примерно с момента образования «Прио-Внешторгбанка» — сделала огромный технологический шаг. Банком России организована самая, пожалуй, продвинутая система расчетов в режиме реального времени. А ведь у нас в стране 8 часовых поясов!

Темпы развития сегодня очень хорошие, в этом Россия всегда была сильна. Даст ли Россия какие-то новые бизнес-модели в развитии банковской системы? — Время покажет. Ведь российский потребитель консервативен. Для него модно то, что уже модно на Западе. Сколько раз уже что-то в России изобреталось, но не имело успеха, а потом приходило как западная новинка!

Разбирался в банковских тонкостях Дмитрий Бантле

Возврат к списку

Архив новостей