05 мая 2016, 13:47 1692

Май 45-го. Как в Рязани встречали Победу

Май 45-го. Как в Рязани встречали Победу

«Особых торжеств не было: играла музыка в парке, народ танцевал. Вдруг приехал тов. Марфин и произнес короткую, но искреннюю речь; женщины заплакали...» — сообщает запись о праздновании Дня Победы в Рязани в 1945 году. Дню этому предшествовало много событий...


Прежде мая

Когда с 23 июня 1941 года началась мобилизация, в городе поселилась тревога. Жила она в глазах женщин, в напряженных лицах мужчин, концентрировалась на сборных пунктах, куда очереди стояли по четыре-пять часов: канцелярия не справлялась. Точных данных о том, где наступают немцы, почему они напали на нас, не было. И полковник на сборном пункте отмахивался от вопросов, как от мух: «Придет приказ — сами все узнаете! Завтра в 7:00 общий сбор».

«Рано утром собирались на площади у вокзала, строились шеренгами. Накануне всем уже выдали форму, и дети, которые сбежались невесть откуда, с необыкновенным удовольствием разглядывали эти ряды одинаково одетых людей... Так что с первой мировой почти ничего не изменилось, только форма» — так описывал старожил Рязани, имя которого стерлось на обложке старой тетради, мобилизацию.

По приказу почти всех направляли под Смоленск, держать оборону, которая через три недели сломалась. За это время из Рязани было призвано больше десяти тысяч человек — как планировалось. Но оставались студенты, молодые рабочие, которые ждали эвакуации вместе со своими заводами... И тут в Рязани объявляют осадное положение! Это была осень 1941 года.

На протяжении 120 км — от Зарайска, Скопина и южнее — фронт оказался полностью открытым. Воинских частей здесь не было. Немцы вошли в Михайлов, практически не встретив сопротивления, и свободно разъезжали на мотоциклах по области: их видели в Захарове, и в соседних деревнях, еще ближе к Рязани... Тогда в городе начали формировать добровольческий полк.

проводы на фронт.jpg

Оружия в тылу почти не осталось, и ополченцам выдавали винтовки из тиров Осоавиахима. Такие винтовки предоставляли отличный шанс подстрелить птичку — большего от подобного оружия ждать было нельзя. Но выхода не было. Бывший милиционер Иван Ромадин, командующий полком, так и говорил: «Побеждает тот, кто хоть с граблями пойдет в бой».

Добровольческому полку в боях участвовать не довелось: подоспела армия, и немцев из Михайлова выгнали. В январе 1942-го осадное положение с Рязани сняли. И дышать стало чуть-чуть легче: тревога отступила.


Стройка в большом стиле

Война в Рязани ощущалась теперь по-другому: в звуках немецкой речи. Уже с конца 41-го в городе стали появляться пленные немцы, которые не только строили новые дома, но и разрабатывали их проекты. Строить было где: за три последних месяца 1941 года совершилось 18 налетов на Рязань, сбросили, по весьма приблизительным официальным подсчетам, 320 бомб. Кстати, одна из бомб начисто разнесла целый детский сад...

«Многие ветераны вспоминают первое впечатление после объявления Победы — тишина».

Еще когда держалось осадное положение, в город приезжал взвод саперов, чтобы ликвидировать кремлевскую колокольню, по которой, как по маяку, бомбардировщики безошибочно находили цели даже глубокой ночью. До этого не дошло: линия фронта отошла к западу, но восстанавливать разрушенные дома и строить новые «по европейским технологиям» было нужно.

Например, здание кинотеатра «Родина» — типично немецкий проект, а точная копия этого здания есть в Бремене. Этот архитектурный стиль весьма почитали вожди Третьего рейха, называя его «большим». Хотя говорят, что еще в 20-е годы немецкие архитекторы копировали образцы русского неоконструктивизма, и на их основе создали свой державный стиль.

Пленные строили дома в проезде Грибоедова, на улице Ленина и даже за пределами Рязани — там, где появилась впоследствии улица Октябрьская. Улица эта вела к секретному заводу, который решили возвести во время войны. Называться он должен был Танкостроительным и обеспечивать фронт тяжелым вооружением. Но к тому времени, как заложили фундамент завода, наступил 1944 год, исход войны стал ясен, и государственное руководство поступило просто: прибавило к названию завода букву «С» и запустило его для мирных целей.

сельмаш в 1942 году.jpg

После войны пленные оставались в Рязани больше десяти лет. Большинство так и не дожило до репатриации. Есть даже легенда о беглом пленном, который до 1960-х скрывался в деревне Клепиковского района, а потом «легализовался», женившись на местной жительнице, с конца войны она в своем доме укрывала его...


Тишина того дня

Многие ветераны вспоминают первое впечатление после объявления Победы — тишина. 9 мая 1945 года тишина стояла и в Рязани. Эшелоны с фронта еще не начали возвращаться, парада не было, никаких торжественных мероприятий в разоренном войной городе не проводилось... Только по радио со вчерашнего вечера повторяли сообщение: «Война окончена».

Первый секретарь обкома Алексей Марфин в тот день объезжал город, останавливаясь в местах скопления горожан. По его распоряжению с полудня из радиоточек полилась музыка — впервые за четыре года. И вряд ли можно было назвать выступлениями то, что он говорил. Официальных слов для такого случая еще никто не придумал, было лишь человеческое общение, обмен эмоциями... В тот день тревога, наконец, покинула город, освобождая место для самых обычных чувств.

Дмитрий <Я помню! Я горжусь!> Бантле

Возврат к списку

Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
−1°
Пасмурно