13 августа 2015, 16:20 1856

Григорий Лукьянов: что ждет Россию на Ближнем Востоке

Григорий Лукьянов: что ждет Россию на Ближнем Востоке

После украинского кризиса, эмбарго на европейские продукты и ухудшения отношений с Соединенными Штатами внешнеполитический курс России изменился на Восток. Говоря об этом, многие подразумевают укрепление отношений с нашим главным стратегическим партнером – Китаем. Но помимо Китая российский политический истеблишмент выстраивает тесное сотрудничество со странами Ближнего Востока. Одной из ведущих тем остается сирийский конфликт. Россия активно участвует в арабо-израильском конфликте в качестве регулирующей стороны. После эмбарго мы все чаще обращаемся за импортной продукцией к Египту и Тунису. Востоковед и преподаватель НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов приехал в Рязань с лекцией «Поворот на Восток: что ждет Россию на Ближнем Востоке и как мы к этому пришли», где он подробно рассказал о том, нуждается ли арабский мир в нас, а мы — в арабском мире.

С Востока на Запад

Свое выступление Лукьянов начал с того, что смена политической парадигмы России, ее разворот на Восток породили убеждение, что в арабском мире нас любят и ждут. Но по его опыту, по многочисленным контактам с представителями Ближнего Востока, путешествиям в арабские страны у него сложилось впечатление, что это не совсем так. Лекцию он начал с подробного экскурса в историю российско-арабских отношений со времен СССР до наших дней. Опыт контактов между арабо-мусульманским миром и Россией имеет долгую историю. В XX веке, с образованием Советского Союза, мы распространили сферу своего влияния на Ближний Восток, где мы помогали побороть колониальные империалистические страны. Тем не менее, борьба с колониализмом закончилась достаточно быстро – в 60-е годы. К началу 70-х сформировалась та политическая карта, которую мы видим сегодня.

1.jpg

К началу 90-х годов с международной политической карты исчезло такое государство, как Советский Союз. Вместе с ним сократилось присутствие России в странах Ближнего Востока. По мнению Лукьянова, отстранение от арабских стран началось незадолго до развала Советского Союза. В качестве примера лектор привел случай, когда в 1990 году Ирак оккупировал Кувейт, и в 1991 была проведена так называемая операция «Буря в пустыне». Операция проходила под эгидой США, и во время голосования СССР встал на сторону тех стран, которые осудили позицию Ирака, хотя на протяжении 70-80-х годов Ирак был стратегическим партнером Советского Союза. Отказавшись от этого союза, СССР продемонстрировал свое желание повернуться от Востока к Западу, чтобы совместно решить кризис между Ираком и Кувейтом. Самостоятельная позиция, отличная от США и Европы, в это время практически прекращает существовать.

В 90-е годы интересы Российской Федерации оставались основными. Россию больше не интересовала идея всеобщего равенства, идея строительства коммунизма, идея добиться равенства всех народов в международных организациях. Россию в девяностых и нулевых в первую очередь волновало собственное выживание. Безусловно, это не могло остаться незамеченным для стран Ближнего Востока. Россию начали забывать. Все меньше людей уезжало в РФ получать образование. Все большей популярностью пользовались европейские и американские вузы. Конечной точкой трудовой миграции становятся страны Запада.

2.jpg

Пока внутри государства преследовали свои интересы, в обществе все больше возникал вопрос «а нужен ли нам этот Ближний Восток?». Вначале 2000-х на телевидении появляются сюжеты о Ближнем Востоке. Но этот интерес связан не с арабскими странами, а с участием США в конфликте с ними. Вторжение американцев в Ирак никак не могли обойти стороной. Уверенность в том, что страны Ближнего Востока не нужны, поколебалась вместе с терактом 11 сентября. В это время США принимают на себя обязанности мирового жандарма в борьбе с исламистским террором. Первым государством, которое поддержало Америку в этой борьбе, была Российская Федерация. Путин предоставил людей из российских спецслужб для поиска виновников.

3.jpg

– Когда США вторгаются в Афганистан – они пользуются полной поддержкой российской армии и российской разведки. Если вторжение в Ирак было объяснено американцами, как наличие химического оружия, которое может быть использовано против них, то в России в это химическое оружие никто не верил. Но мы верили, что в Ираке есть некая поддержка радикального исламизма, который был и в России, в частности в Чечне. Наличие общей проблемы в виде исламистского международного терроризма объединило Российскую Федерацию и США в начале 2000-х годов. Тем не менее ситуация не смогла стабилизироваться. В 2008 году конфликт в Грузии, в 2013-2014 годах конфликт на Украине вносят разлад в отношения России и Запада. Несмотря на то, что угроза исламского терроризма усилилась, бороться с ней Россия и США предпочитают раздельно. И на этом фоне в поиске союзников Россия выбирает «поворот» на Восток.

С Запада на Восток

Перестройка отношений в арабском мире начинается в 2011 году, во время так называемой «Арабской весны». Это серия выступлений, приведшая к смене политического режима или его глубокой трансформации. Во время «Арабской весны» активизировалась Россия. Поворот на Восток случился не во время кризиса отношений с Украиной, он произошел несколько раньше. Российское правительство решило реанимировать отношения с арабскими странами, но проблема оказалась в том, что точек соприкосновения с ними у нас практически нет. В экономике мы — конкуренты на нефтегазовом рынке. Мы — конкуренты в борьбе за иностранные инвестиции из развитых стран Европы, США, Японии и Китая. Мы — конкуренты на европейском рынке по потреблению товаров из Европы и по поставкам товаров в Европу. Мы поставляем энергоносители и обмениваем их на технологии. Общих интересов у нас в этом отношении практически нет. В большинстве арабских стран никто не знает, чего хочет наше политическое руководство.

4.jpg

В вопросе арабо-израильского конфликта, с одной стороны Россия исторически поддерживала Палестину. Но с другой, с начала 90-х активно развивала отношения с Израилем. Произошла миграция бывших выходцев из Советского Союза, это сильно повлияло на экономическое и политическое взаимодействие двух стран. Те конфликты, которые были между Россией и Израилем во времена Советского Союза, остались в прошлом, что вызывает неоднозначную реакцию в арабском мире. То, что Россия дружит с Израилем – не дает ей плюсов в отношении со странами Ближнего Востока.

Ситуация с Сирией также остается неоднозначной:

– С позиции СМИ мы оказались в положении, когда злые американцы хотят свергнуть доброго друга России – президента Сирии Башара Асада. А мы активно выступаем за вето на любое вмешательство в ситуацию в Сирии. Позицию касательно Сирии не понимает практически никто. России не было на Ближнем Востоке 15-20 лет. Вдруг Россия объявляется, и первое, с чего она начинает: «Мы защитим Сирию. Сирия – наш друг». Многие объясняют поддержку сирийского режима Путиным, тем, что он ищет таких же таких же авторитарных лидеров, с которыми он может построить отношения и создать альтернативу США. Но это далеко не так. Россия видит в Сирии некий плацдарм, где режим может свергнуть оппозицию, где закончится война, и возвращение России в арабский мир начнется именно с нее.

Сейчас было введено так называемое эмбарго, и ответными санкциями РФ перестала потреблять товары, экспортируемые из Европы. Мы начали их брать из стран Ближнего Востока. Когда арабские страны посчитали издержки на транспортировку, то оказалось, что поставлять в Россию продукты – это буквально поставлять золото. Никто не будет покупать бананы по двести рублей и финики по шестьсот. Поэтому перспектива взаимодействий на основе среднесрочной выгоды не видна ни для России, ни для стран Ближнего Востока. Все, что Россия делает на Ближнем Востоке, делается с расчетом на длительную перспективу. В этом смысле российский политический истеблишмент чувствует свою уверенность и планирует оставаться у руля длительное время. Это видно, как минимум из того, что в отношении арабских стран власть мыслит стратегически.

5.jpg

Россия выстраивает дружественные отношения с Ираном – страной, которая не может дать ничего, кроме военных технологий. В данный момент Иран активно развивает ядерные технологии. Позиция России оставалась стойкой на протяжении 20 лет. Иран имеет право на разработку ядерных технологий и должен их использовать для создания ядерного оружия, а западные государства не должны вмешиваться в его суверенные права. Недавно были сняты санкции с целью отказа Ирана от ядерных технологий. Но зачем это России? То, что сейчас на рынке появляется много нефти, и мы сильно от этого страдаем, не столь важно, как то, что мы из Ирана сделаем своего союзника.

Подводя итог, Лукьянов отметил, что предсказать будущее отношений между Ближним Востоком и Россией трудно, если рассматривать только политику государств. Если говорить о взаимодействии обществ – арабского и российского, то этого взаимодействия просто нет. Проблема исламистского экстремизма все еще остается актуальной для России, что формирует определенное отношение к представителям арабского мира. Российские власти предприняли слабую попытку решить вопрос с сирийскими беженцами и не нашли никакого одобрения в обществе. Больше миллиона сирийских беженцев не смогли остаться в России. Для того, чтобы решить эту проблему, нужно поменять отношение к арабам как к представителям другой культуры и религии. Какие бы взгляды, интересы и цели не ставило бы перед нами государство, пока оно не найдет поддержки в обществе, все эти усилия будут во многом тщетны.

Лекцию слушала Мария Забурдаева


Возврат к списку

Архив новостей