17 сентября 2014, 11:50 1379

Диктатура концернов

Диктатура концернов

Так ли страшны концерны и маркетинг, почему корпорации все больше стремятся не к увеличению прибыли, а к власти? Ханно Бек в статье для Frankfurter Allgemeine вспоминает о выдающемся экономисте ХХ века Джоне Кеннете Гэлбрейте и анализирует его интеллектуальное наследие.

Джон Кеннет Гэлбрейт всю свою долгую жизнь опасался одной вещи — власти крупных предприятий. Он был уверен: концерны сделают большинство людей бедными и только меньшинство — богатыми.

Недавняя дискуссия о мерах по спасению банков и предприятий, которые слишком велики для разорения, ему бы, определенно, понравилась: Джон Кеннет Гэлбрейт (1908–2006) был очень упрямым, непримиримым экономистом, его мысли о появлении и власти концернов очень занимали экономистов-традиционалистов. Даже сегодня, спустя десятилетия после его важнейших публикаций, они вызывают массу дискуссий.

Рассуждения Гэлбрейта начинаются с критики классической идеи конкуренции – множество маленьких предприятий борются за рынки сбыта товаров, удовлетворяя при этом разнообразные потребности покупателей. Гэлбрейт считает такое представление идеи конкуренции устаревшим в современном индустриальном обществе – возрастающее количество более сложной продукции и усложняющиеся процессы производства изменяют общество и рынки. Технический прогресс делает производство и продукты более сложными, а это требует больше бюрократов и плановиков. Предприятия становятся усложненной структурой, которые должны управляться более крупным бюрократическим аппаратом. Внутри предприятия возникает то, что Гэлбрейт называет техноструктурой: новый класс рабочих, который объединяет в себе управление, планирование, маркетинг, контроль и власть.


Бюрократы не слишком заботятся о максимизации прибыли

Власть над предприятием находится теперь не у одного человека, а у организации. Это можно представить как безликую кафкианскую инстанцию. Как у Маркса рабочий был отчужден от своей работы, так и у Гэлбрейта – предприниматель отчужден от своего предприятия.

Победное шествие техноструктуры имеет последствия для целей предприятия: бюрократы не слишком заботятся о максимизации прибыли, так как они не очень-то много имеют с высоких доходов предприятия. Вместо этого техноструктура стремится к получению и развитию собственной власти, и речь идет не о прибыли, а о росте, объединении и привлечении покупателей. Одновременно с этим техноструктура хочет снизить риски, поэтому пытается, где это возможно, заменить торговлю планированием, устранить неопределенности и защитить свои дорогие вложения – нередко с помощью лоббирования. Это было бы хорошим объяснением возникновения крупных предприятий и их частой близости к политическому делу.

Как у Маркса рабочий был отчужден от своей работы, так и у Гэлбрейта – предприниматель отчужден от своего предприятия.

Самый коварный метод снизить риски и увеличить свое влияние по Гэлбрейту — это маркетинг, с помощью которого потребители покупают вещи, в которых они не нуждаются и, собственно, совсем их не хотят. Таким образом, на рынке появляются ненужные потребительские товары, в то время как другие блага (такие, как здравоохранение и образование) производятся в малом количестве. И работа лоббистов крупных предприятий ведет к тому, что в их интересах огромная масса денег уходит в малопродуктивные вещи, например, оружие. В этой связи возникает бросающееся в глаза сосуществование личного богатства и общественной бедности.


Есть ли выход?

Расцвет современных концернов подрывает рыночную экономику и свободную конкуренцию, вредит потребителю и суверенитету государства, приводит, кроме того, к производству ненужных товаров и обостряет неравенство в распределении доходов. Доходы теперь определяются властью, а не производительностью.

Гэлбрейт предлагает разнообразные решения проблемы: в том числе он советует увеличить расходы на социальные нужды, гарантировать предоставление рабочих мест, контролировать цены, ввести образовательные программы, которые будут финансироваться акцизными сборами и высокими подоходными налогами. Но его самая известная идея – это идея о «противодействующей силе». Крупным, мощным предприятиям должны быть противопоставлены другие не менее влиятельные организации, например, профессиональные союзы или объединения маленьких фирм. Проще говоря, клин клином вышибают.


Критика

Успех и популярность этих положений основываются еще на том, что их автор мог очень убедительно писать и выступать, как сообщают его современники. Но каждый квалифицированный экономист тут же найдет в подходе Гэлбрейта оценочное суждение: в мире Гэлбрейта есть «хорошие» и «плохие» блага, и только он (либо государство) могут определить, что «хорошо», а что «плохо». Взрослый человек не должен разделять это суждение. Также не нужно сильно верить в то, что всеми людьми можно легко манипулировать с помощью рекламных слоганов. Гэлбрейт сильно преувеличивает, предполагая, что люди не знают, что является важным, а что нет, и вместо этого позволяют навязать себе ненужные, по его мнению, вещи. Это не очень приятно. Да и кто же, как не потребители, должны решать, что им нужно купить?!

Кроме того, не нужно слепо следовать идее конкуренции Гэлбрейта, которая, по его мнению, приводит, в конечном счете, к диктатуре концернов, особенно если мы говорим об экономике, ориентированной на мелкие и средние предприятия, как, например, экономика Германии. К тому же, мы постоянно наблюдаем, как многие концерны разоряются. Эти разорившиеся концерны и крупные объединения показывают, что величина предприятия также имеет определенный производственно-экономический предел.

Но все же, если мы хотим чему-то научиться из анализа Гэлбрейта, то это следующие три положения. Во-первых, конкуренция – это лучший защитник против власти и злоупотребления властью, правильная конкурентная борьба может усложнить жизнь концернам и помешать их росту, который описывал Гэлбрейт. Во-вторых, Гэлбрейт совершенно верно распознал проблемы предприятий, у которых не единственный владелец. Различные легкомысленные поступки руководителей концернов отражают цели техноструктуры, которые описывает Гэлбрейт.

Третье наиболее сложное положение состоит в том, что политики всегда решают сами, должны ли они противостоять призывам лоббистов. Анализ Гэлбрейта нужно воспринимать скорее как напоминание о том, что человек бессилен и может позволить подкупить себя, чем как критику экономической системы в целом.

Перевод YA62.ru

Возврат к списку

Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
−1°
Дождь со снегом