29 июня 2015, 12:26 2667

Оценка уровня жизни. Репортаж из-за колючей проволоки

Оценка уровня жизни. Репортаж из-за колючей проволоки

Вряд ли вы задавались когда-нибудь вопросом: «Как там живут заключенные в российских колониях»? Во-первых, зачем? Во-вторых, отечественный кинематограф ежегодно пачками снимает художественные фильмы об этом, и такого представления о местах не столь отдаленных обывателю вполне достаточно. А вот сотрудники УФСИН, которые каждый год ездят по колониям Рязанской области с проверками, положа руку на сердце, могут с уверенностью сказать — неплохо заключенные живут. В одной из таких плановых поездок побывал корреспондент Делового портала YA62.ru и своими глазами посмотрел на условия пребывания под стражей самого образованного контингента — бывших сотрудников правоохранительных органов.


Чтобы вовремя добраться до исправительной колонии №3 УФСИН России по Рязанской области, которая расположена на территории поселка Октябрьский Скопинского района, нужно выехать из Рязани в семь утра и провести несколько часов в пути. Мы едем вместе с представителями УФСИН и других учреждений региона на комплексную проверку, которая проводится раз в год уже на протяжении пяти лет. По словам сотрудников, такие проверки проходят с целью посмотреть на условия пребывания осужденных в местах лишения свободы, обменяться опытом с коллегами по цеху и проследить динамику улучшения качества жизни за колючей проволокой.

К слову, путь протекает вполне приятно, пока транспорт не сворачивает на скопинскую дорогу, похожую на разрытую снарядами трассу, где по обочине ехать куда комфортнее, чем по тому, что осталось от дорожного полотна.

фонтан.jpg

Возле административного здания колонии для бывших сотрудников стоит весьма живописный фонтан. И он работает. Типичная изюминка провинции, в которой мир, как в одном известном слогане, еще в порядке. Даже не верится, что за углом здания уже начинается зона. Зона, периметр которой снаружи фотографировать строго запрещается во избежание использования этих материалов заключенными для побега.

— Самих заключенных, кстати, тоже нельзя фотографировать, — поясняет Екатерина Сафонова, начальник пресс-службы УФСИН России по Рязанской области. — Разве что со спины или настолько общим планом, что лиц совсем не будет видно, даже при увеличении снимка. Здесь у нас контингент особенный, не простой. В системе разбираются. Если что случись — будут отстаивать свои права в суде.

Здесь сидят люди с двумя и тремя высшими образованиями, знающие несколько языков и прекрасно юридически подкованные. Наверное, именно поэтому они здороваются, когда проходишь мимо, и извиняются, когда нужно куда-то пройти им. Всего на территории исправительной колонии проживает 1 018 человек, из которых 911 — на зоне, и 107 — в колонии-поселении.

кровать.jpg

Это заведение строгого режима. Есть при нем и участок колонии-поселения. Первое, на что обращает внимание комиссия, — это общежития, в которых проживают осужденные. В зависимости от поведения спецконтингента и условия разные — строгие, общие и облегченные — от огромных комнат на несколько десятков человек, до уютных апартаментов на четыре лица.

По словам представителей комиссии, условия облегченного режима похожи на больничные: те, кому приходилось лежать на дневном стационаре в рязанских лечебных заведениях, прекрасно поймут все даже без иллюстраций.

— Даже лучше, чем в детских лагерях, — произносит кто-то из членов комиссии.

— …садах. Лучше, чем в детских садах, — добавляет его коллега.

В душевых на потолках лепнина, в комнатах на стенах висят картины, а столовая украшена деревянной резьбой. Казалось бы, слишком роскошно? Но все это осужденные делают своими руками. На территории колонии есть промзона, где трудится 324 заключенных. Они занимаются швейным делом, производством обуви, тротуарной плитки, резьбой по дереву, сваркой. За что и получают от 250 до 450 рублей в месяц. Эти деньги можно копить, а можно выплачивать за счет них назначенные судом компенсации.

швейный цех.jpg

— Было бы правильно ввести в колониях работу в три смены, — отметил Виктор Боборыкин, председатель общественной наблюдательной комиссии по правам человека в местах принудительного заключения. — Чтобы все, кто здесь проживает, трудились. Потому что колония должна исправлять, а не превращаться в питомник для криминала. Вы посмотрите, в каких приличных условиях они живут: чистота, плазменные телевизоры, питание на выбор. Меня однажды один заключенный просил принести ему еды с воли. Я говорю: а что такое, неужели плохо кормят? А он и отвечает: нет, кормят очень хорошо, но хочется чего-нибудь гражданского. Ну, когда, говорю, выйдешь — тогда и будешь гражданское есть.

столовая.jpg

Помимо прочих условий нормального проживания, в колонии действует клуб, в котором осужденные могут заниматься творческой самодеятельностью. Стоило нам заинтересоваться, как заведующий клубом собрал вокально-инструментальный ансамбль.

— Давайте «Мурку»! — в шутку скомандовал он. — Куда же в тюрьме без «Мурки» и колючек на проволоке?

— Мы такое не умеем, — скромно ответили музыканты и заиграли авторское. Музыка — их, слова — народные. Пели так, как не на всяком городском празднике услышишь. Даже щелкать вспышкой расхотелось. Заслушаешься. Заапплодируешься.

— Хорошо поют? Конечно, чем им еще заниматься-то? Почти у всех пожизненное... — добавляет заведующий.

ансамбль.jpg

Сложная колония, говорят участники проверки, не только потому, что контингент здесь интеллигентный, но еще и потому, что со всех регионов России осужденных сюда распределяют. В связи с чем образовалось перенаселение зоны, с которым тоже нужно что-то делать.

Заключенные идут с просьбами и предложениями к Сергею Ушакову, начальнику УФСИН по Рязанской области, но просьбы эти, к примеру, такого характера: проверить состав питьевой воды на наличие вредных веществ.

— В нашей практике уже был случай, когда заключенный просил проверить состав воды, чтобы выявить примесь и закупить те фильтры, которые будут ликвидировать именно эту примесь, — рассказывает Екатерина Сафонова. — Сознательные граждане, не то слово.

Как и в других колониях, есть в третьей свои недочеты, но, как правильно сказал общественник Виктор Боборыкин, это жизнь, и в ней всегда будет то, что захочется сделать еще лучше. Однако за последние годы уровень жизни и условия в колониях Рязанской области значительно изменились в лучшую сторону.

Но вот выходишь из зоны, и сразу чувствуется, что вот здесь — свобода, а там — нет. И, наверное, никакие комфортные условия не заменят этого ощущения.

Больше фото ЗДЕСЬ

За колючей проволокой побывала Дарья Копосова

Возврат к списку

Архив новостей