08 мая 2014, 15:36 2482

Рязань, видевшая войну

Рязань, видевшая войну

Шагая по мощеным улицам и разглядывая нарядные здания, выкрашенные в желтый и бирюзовый цвет, мы видим сегодняшнюю Рязань — солнечную, одевшуюся в кружево майских садов. И лишь немногие жители города, заставшие его совсем иным, завернув в переулок или остановившись на площади, мысленно словно накладывают на современную картинку хроники военных лет. Какой же была наша Рязань в те страшные 4 года, которые для очевидцев тянулись вечно?

Удары небес

Хотя о начале войны объявили еще в июне, рязанцы в полной мере ощутили на себе ее ужас осенью. В октябре 1941 года немецкая авиация начала бомбардировку Рязани.

За три осенних месяца вражеские самолеты совершили 18 налетов на город и сбросили более трехсот бомб, разрушив 34 жилых дома и убив 36 человек. Во время бомбардировок 65 рязанцев получили ранения. В то время от авиабомб серьезно пострадало здание вокзала Рязань-1.

Одно из самых страшных событий произошло на месте, где сегодня расположился Центральный рынок. Семьдесят лет назад там был Молочный рынок. После сильной бомбардировки от него остались руины. Площадь была усеяна мертвыми телами, изуродованными взрывом.

Тот день, 28 ноября 1941 года, навсегда остался в памяти рязанцев живым кошмаром. По сей день очевидцы вспоминают ту картину со слезами на глазах.

В результате той бомбардировки погибли посетители Молочного рынка и маленькие дети — одна из бомб попала в детский сад № 15 на улице Кудрявцева. Воспитатели пытались перенести малышей в находившееся рядом бомбоубежище, но немногим удалось спастись.


Вдоль линии фронта

Уже в начале ноября в Рязани ввели комендантский час — он действовал со второй недели месяца. А 27 числа областной центр перешел на осадное положение. На подступах к городу изо дня в день тысячи рязанцев строили укрепления.

Театр боевых действий все четыре года находился в непосредственной близости от границ Рязанской области. И лишь на полтора месяца фашистам удалось перейти их. Истребительные батальоны и партизанские отряды пытались оказать сопротивление.

Во второй половине ноября 1941 года немецкие войска продвигались в сторону Рязани и Ряжска. И вот началась череда захватов. 24 ноября вражеские отряды заняли Михайлов, 25-го вошли в Захарово, еще через несколько дней пал Скопин.

Уже к концу ноября немецко-фашистские войска оккупировали территорию семи западных районов Рязанской области: Горловский, Михайловский, Скопинский, Чапаевский, Чернавский, Захаровский и Милославский.

Меньше чем через месяц наши начали освобождать города один за другим. Первый тяжелый бой за рязанскую землю ждал российскую армию в начале декабря. Тогда освободили Михайлов. Ко 2 января 1942 года на территории Рязанской области сняли осадное положение, и она вновь вернула себе статус прифронтовой полосы.

Тот день, 28 ноября 1941 года, навсегда остался в памяти рязанцев живым кошмаром. По сей день очевидцы вспоминают ту картину со слезами на глазах.

Из-за близости к театру военных действия на территории региона располагалось более ста эвакуационных госпиталей. Был организован Рязанский областной комитет помощи раненым бойцам и командирам.

Привезенных с фронта солдат выхаживали в Рязани, Михайлове, Сасове, Ряжске, Кораблине, Ухолове, Спасск-Рязанском, Спас-Клепиках, Туме, Шилове, Касимове, Чучкове и Александро-Невском. В госпиталь шли работать студентки и юные выпускницы медицинского училища, которых из-за возраста не брали на фронт.


Чем жила Рязань в военные годы

В годы войны Рязань приютила и выходила не только раненых. В 1941 и 1942 годах сюда эвакуировали жителей крупных городов и западных областей. Для перегона скота специально проложили дополнительную трассу. Всего в Рязанскую область за годы войны прибыло более 400 тысяч человек, эвакуированных из других районов.

Самым тяжелым для сельского хозяйства стал 1943 год — тогда к трудностям, возникшим с приходом войны, добавилась засуха. Даже в этот период Рязань оказывала помощь скотом и семенами колхозам Смоленской области, освобожденной от врага. Семьи облагались налогом — его брали деньгами и продуктами: молоком, яйцами, мясом, даже яблоками.

Ели картошку. Весной собирали прошлогоднюю мерзлую и отмачивали. Весь хлеб отправляли на фронт и его делали из картофельного крахмала.

Голод и болезни преследовали семьи. Норму картофеля и зерна, которую выдавали по трудодням, сократили почти в три раза.

«Во время войны жилось тяжело, но люди не унывали, продолжали работать, верить, после трудового дня пели песни», — вспоминает Мария Драскова. По ее словам, в какой-то момент ввели облигации номиналом 100 рублей: забирали деньги, а вместо них давали ценную бумагу. Уже после войны, в конце сороковых, когда начали гасить облигации, с ее матерью Прасковьей Максимовной произошел странный случай — ей словно напророчили, что у нее появятся деньги. «Однажды мама шла по улице, а руки держала в фартуке. Ей навстречу идет женщина и говорит: «А у тебя полный подол денег!». Cпустя несколько дней одну из облигаций погасили на 1200 рублей. Эти деньги очень помогли в те времена: удалось рассчитаться с долгами», — вспоминает Мария Сергеевна. Во время войны она была ребенком и жила вместе с сестрой и матерью в селе Морозовы Борки Сапожковского района. До них немцы не дошли, их село не бомбили. Но люди жили в страхе, что немцы придут в любой момент.

Ужас и потери, которые принесла война на рязанскую землю неизмеримы. Разрушенные дома отстроили заново, и лишь изредка можно заметить вмятину на одном из старых домов, сиротливо стоящих на обновленных улицах. А все остальное сохранилось в архивах и, главное, в памяти. Заставшие те годы рязанцы до сих пор говорят о войне с болью в голосе и слезами на глазах.

Екатерина Гришаева

Возврат к списку

Архив новостей
ПОДРОБНЫЙ ПРОГНОЗ
−1°
Пасмурно