31 октября 2014, 14:29 1984

Большая разница. Нужна ли правда о закупочной цене?

Большая разница. Нужна ли правда о закупочной цене?

В середине октября депутат Госдумы Михаил Дегтярев (ЛДПР) предложил обязать продавцов, в том числе интернет-магазины, сообщать потребителям не только розничную, но и закупочную цену на продукты и товары. В свою очередь кафе и другие места общественного питания также должны будут указывать себестоимость каждой порции представленных в меню блюд.

Дегтярев считает, что после принятия закона маркетинговые манипуляции с ценами станут неэффективными, и магазины, наживающиеся за счет покупателя, перестанут быть рентабельными.

Соответствующие поправки в закон «О защите прав потребителей» депутатом уже подготовлены. Он полагает, что в случае вступления поправок в силу потребители смогут сами выявлять продавцов, применяющих завышенные наценки, а владельцы торговых организаций всерьез задумаются об иных, честных способах получения прибыли.

Деловой портал YA62.ru выяснил, что думают по этому поводу представители торгового и ресторанного бизнеса Рязани.


Александр Колесников, владелец магазина фермерских и натуральных продуктов «ТаЕда»:

— Не понимаю, честно говоря, какой в этом смысл? Для чего это нужно? Как это поможет покупателям? У меня нет ответов. Если данный закон вступит в силу, то очень надеюсь, что он распространится и на бензин, и на газ, и на электричество, и мы будем точно знать, какова себестоимость коммунальных услуг.


Дмитрий Бабаев, начальник отдела маркетинга сети супермаркетов «Барс»:

— Законодательством давно регламентировано, какая информация должна быть на ценниках: скидки, цены, страна-производитель, срок годности и многое другое. А теперь представьте, что нужно будет все это переделывать в товарно-учетной базе, добавляя еще одну позицию. На это уйдут деньги, но, что самое главное, время. От лица всех представителей торговли хочу заявить, что розничные и закупочные цены — это, как-никак, коммерческая тайна. Для чего их выводить на всеобщее обозрение — не понятно. Чтобы мы выложили все наши карты на стол конкурентов? Или чтобы началось «бодание» с поставщиками? Это лишь увеличит заботы и хлопоты, и будет мешать нормальной работе. Стоит понимать, что у всех магазинов разная рентабельность, мы платим разные суммы за аренду помещения, за техническое обслуживание, коммуникации, а все это влияет на формирование цены. Эта цепочка очень большая, и раз уж на то пошло, разматывать ее нужно с другого конца, а не с закупочных цен.

Мы готовы по требованию администрации города предоставить необходимую информацию непосредственно проверяющему органу, который осуществляет такого рода проверки. Мы уже работали по такой схеме, когда была инфляция. А выводить корпоративную тайну на ценник — это лишнее.


Евгений Рыбаков, директор кафе «Фонтан»:

— Какая-то глупость это, нет бы что-нибудь хорошее придумали. Для начала, стоит определиться, относительно какого веса они собираются устанавливать себестоимость блюд — нетто или брутто. Потому что из одного килограмма картошки, купленной на рынке, в разные блюда может попасть разное ее количество. Некоторые рецепты проще, некоторые сложнее, и себестоимость у них будет разная, даже если в состав идут одни и те же продукты. Однако я уверен, что на нашем бизнесе это не скажется отрицательно, даже если законопроект вступит в законную силу. Чего мы только ни проходили с этими нововведениями. К тому же, рестораторы всегда найдут способ, как подойти к вопросу формально, чтобы и депутатов порадовать, и гостей не расстраивать.


Константин Гуляков, директор студии-бара «The Peashem»:

— Что это вообще за закон такой? И кто его будет регулировать, проверять? Зачем и кому это нужно? Сейчас в меню и так достаточно информации, которую необходимо прописывать по существующему законодательству, это и калорийность блюда, и многое другое. Да только этого и половина заведений Рязани не выполняет, что уж там говорить об информации о себестоимости блюд. И никак это не скажется на ресторанном бизнесе. Люди как приходили, так и будут приходить.


Инна Потоцкая, директор сети ресторанов «Звезда Магриба», «Халиф Аист» и «Нихон»:

— Подобное изменение законодательства считаю в корне неправильным. Уверена, что это приведет к очередному оттоку гостей, как и при вступлении в силу запрета на курение в кафе и ресторанах. Только на этот раз потери будут куда ощутимее. Себестоимость блюда нельзя высчитывать, исходя только из цен на продукты. Есть такие шедевры кулинарного искусства, которые дома на плите приготовить нельзя, и за это тоже, вообще-то, надо платить. У нас работают профессионалы мирового уровня, шеф-повара и шеф-кондитеры, которые ездят проходить обучение за границу. Их творчество и их труд как интеллектуальная собственность тоже должны быть оплачены. Но все эти тонкости в меню не пропишешь. Гости будут видеть только сухие цифры и разницу в стоимости, и естественно, будут воспринимать цены за блюда негативно.


Сергей Снопов, управляющий SMS CAFE:

— Дело в том, что себестоимости блюда, как таковой, в ценнике никто не увидит. Потому что в его стоимость входят не только продукты, но еще и аренда помещения, коммунальные услуги, труд поваров. Есть еще такие понятия, как авторские права и эксклюзивность, которые тоже формируют цену. Но даже если этот закон вступит в силу, люди, которые занимаются ресторанным бизнесом найдут возможность его обойти. Законопроект бессмысленный со всех точек зрения. Лучше бы сделали, как в Германии: там максимальный процент накрутки — 20%, и все действуют согласно этому правилу. 

Опрашивала Дарья Копосова

Возврат к списку

Архив новостей