29 декабря 2014, 11:12 2475

Я так живу. Валерий Шадский

Мне не стыдно, что я до сих пор играю в куклы. Потому что считаю, что это дело очень важное и нужное. Делать наших детей добрее и нести со сцены позитивное начало, пробуждать в людях человеческое — призвание не стыдное.
Я так живу. Валерий Шадский Досье
Валерий Шадский Родился 22 февраля 1949 года в Польше. Заслуженный деятель искусств РСФСР. Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, работал в Вологодском театре кукол. В 1974 году стал главным режиссером Архангельского театра кукол. С марта 1979 года главный режиссер, а затем и художественный руководитель Рязанского театра кукол.

Есть такое выражение: мир — театр, а люди в нем — актеры. Если перефразировать, то получится, что театр кукол — это театр жизни. Люди в нем и кукловоды, и куклы, а иногда и то, и другое одновременно.

Я себя к философам не отношу, но театр кукол он сам по себе философский, и каждый и великих философов проходил через него.

Театр — это попытка художника разговаривать с обществом посредством конгломерации нескольких искусств. В нем объединяются музыка, хореография, актерская игра, вокал, живопись и многое другое.

Театр кукол — это театр детей, взрослых и мудрецов. Потому что дети — они мудрецы для своего времени. Они постигают этот мир и задают такие вопросы, о которых взрослые со своим замыленным взглядом никогда бы не задумались, они, как и философы, докапываются до сути явлений. И, конечно, театр должен быть интересен взрослым, потому что в противном случае, родители туда своих детей не поведут.

Не сомневаются только идиоты и политики. Поэтому они никак и не могут понять истины.

Кукла — это художественная материализация души человеческой. Потому что внешне человек может быть красивым, а душа у него темная. И художник, создавая куклу, отражает в ней именно внутреннюю составляющую.

Если мне нужно вдохновение, я читаю две книги: «Мастер и Маргарита» и «Маленький принц». В одноq есть философия, мистика и величие любви, а в другой — мудрость детства.

Жена режиссера... это жена. Любимая, мудрая, она и муза, и несчастная женщина, если она актриса и служит в этом же театре.

К каждому актеру нужен не только особый подход, но и отход. Театр — искусство коллективное, и здесь сопрягаются разные по характеру и темпераменту люди. И объединить их в единый ансамбль и как корабль провести по фарватеру очень сложно.

Есть одна присказка, мол, артисты — это дети, но это сукины дети. На что мои актеры обычно отвечают: спасибо, папа!

У нас за кулисами бывает всякое: и грустное, и смешное, и трагическое, но закулисью — закулисово, а зрителю — сцена. С высотой помысла и истинных страстей театрального искусства.

Чтобы профессиональный глаз режиссера не замыливался, нужно внимательно всмотреться, потом закрыть глаза и подумать. Подумать. Подумать. Потом еще раз внимательно подумать и только после этого открыть глаза. И я надеюсь, это пройдет.

Думать — это так просто... И так тяжело.

Я учусь постоянно, у всех и всему. Смотришь иногда на цветок, который вылез через асфальтовую толщу, думаешь: боже мой, какое нежное хрупкое создание, а преодолел эту человеческую бетонную непробиваемость.

Современно искусство — это то, что интересно смотреть сегодняшнему зрителю. Сегодня.

Плохое искусство, когда автор не пытается проникнуть в суть явления, а занимается эпатажем. Например, на сцену выводят голых людей, зачем это?

«Спектакль, как хорошее вино: должен настояться. Правда, если для вина требуется несколько лет, то для спектакля достаточно нескольких встреч со зрителем, чтобы установился истинный аромат».

Потеря стыда — это первый шаг к потере совести. А потеря совести означает гибель человеческого общества. Потому что бессовестное общество приводит к самоуничтожению.

Я не люблю давать советы, если их не просят. Если мне советуют, то я выслушиваю всех, а делаю так, как сочту правильным.

Кажется, что зритель видит все. Однако на самом деле, мы показываем ему лишь маленькую частичку айсберга той колоссальной работы, которую должен проделать каждый актер, прежде чем выйдет на сцену.

Мне не стыдно, что я до сих пор «играю в куклы». Потому что считаю, что это дело очень важное и нужное. Делать наших детей добрее и нести со сцены позитивное начало, пробуждать в людях человеческое — призвание не стыдное.

«Мы здесь учим людей убивать, а не в куклы играть!», — говорил в армии командир роты, глядя мне в глаза. Пару раз вымыв лестницу снизу вверх, я понял простую истину: с начальством спорить не рекомендуется.

Еще бы хоть один денечек на репетиции! — думаю я за день до премьеры. Конечно же волнуюсь, сам себя ругаю, но проходит этот день и ты понимаешь, что сложилось так, как сложилось. Выйдет актер на сцену — и все, переживания как рукой снимает.

Спектакль, как хорошее вино: должен настояться. Правда, если для вина требуется несколько лет, то для спектакля достаточно нескольких встреч со зрителем, чтобы установился истинный аромат.

Сильнее всего я сопротивляюсь, когда на меня давят. Это как в физике: сила действия равна силе противодействия.

Когда ты выходишь к огромной массе людей, очень легко их повести за собой. А уж куда ты их поведешь — сады сажать или сады вырубать — зависит только от тебя. Но, как сказал кто-то из великих, в театре люди из толпы превращаются в нацию, народ.

Репортеры тоже люди. А я очень люблю людей. И если я вижу интерес в глазах журналиста, то мне приятно с ним беседовать.

Главный критик в кукольном театре — это я. Потому что я очень редко бываю доволен практически всем. Так и должно быть. Главный критик — не тот, что сверху, а тот, что внутри, тот, что не дает почивать на лаврах и отступить от курса. Пока ты чем-то недоволен, ты продолжаешь искать истину.

Я стараюсь избегать конфликтных ситуаций и глупых людей.

Лучший способ преодолевать препятствия — не создавать их. А если такое препятствие есть, то не лезть на рожон сразу. Может быть его стоит просто обойти?

Хотя, с другой стороны, преодолевать препятствия и идти вверх, гораздо лучше, чем весело и с колокольчиками ехать на санях под горку в пропасть.

Я не знаю ни одного театра, где обходятся без муз. Пока есть музы, есть и вдохновение. И, может быть, мы с ней не на короткой ноге, но нас она не забывает.

В мире огромное количество драгоценный камней, и каждый камень можно назвать лучше другого, потому что он блестит ярче. Но только попадая в руки ювелира они складываются в гармоничное произведение искусства, когда каждый камушек на своем месте. Вот так же и с артистами.

Во всем мире нам завидуют, потому что в России есть репертуарный театр. Явление редкое и является всемирным достоянием.

Мир развивается только благодаря творческому подходу людей к своей жизни, к делу, профессии, мироощущению. Когда тебя что-то не устраивает в текущем положении действительности и ты пытаешься это изменить, вот это и есть творческий подход.

Дети в театре — это счастье. Я всегда радуюсь, когда детишки приходят к нам. И я уверен, что дети, которые прошли через театр и полюбили искусство, в меньшей степени способны на какие-то подлые дела став взрослыми.

Возврат к списку

Архив новостей