24 августа 2015, 11:43 1814

Закон о кулуарах. О лоббизме в России

Закон о кулуарах. О лоббизме в России Досье
Сергей Бизюкин Родился 13 января 1982 года в поселке Александро-Невский Новодеревенского района Рязанской области.  В 2004 году с отличием окончил факультет истории и международных отношений РГПУ им. С.А. Есенина. В 2007 году защитил кандидатскую диссертацию. В 2011 году окончил Московскую академию государственного и муниципального управления. Работал школьным учителем. В 2005 –2007 гг. – президент фонда «Центр изучения проблем Европейской Цивилизации».  С 2007 г. работает в сфере журналистики. Помощник депутата Государственной думы РФ. Эксперт по лидерству. Автор книг «Дальний Восток в оборонительной стратегии Великобритании (1932 – 1939)»; «Рождение лидера. Начни, пока не поздно».

– Совсем недавно на рассмотрение комитета по экономической политике Государственной думы был внесен очередной проект закона о лоббизме. Но, с учетом особенностей российского парламента, документ, вероятно, принят не будет. Как не был принят целый ряд его предшественников.

– Откуда такая вероятность?

– Есть несколько причин. Во-первых, это достаточно серьезное решение, которое не может быть принято без широкого общественного обсуждения. Во-вторых, законопроект был внесен представителем оппозиционной партии. Не думаю, что парламентское большинство позволит оппонентам получить лавры автора такого закона. Ну и в-третьих, на мой взгляд, документ объективно слабоват. Собственно, никакого регулирования лоббистской деятельности он фактически не предполагает. Ни для бизнеса, ни для чиновников. Лишь общие слова и формулировки. Его единственный плюс – введение в юридическую и официальную политическую практику самого термина. Этого явно недостаточно.

– То есть ждать закона не приходится?

– На этот раз есть определенный повод для оптимизма. Общественная дискуссия все же началась. Об этом свидетельствует, например, недавний круглый стол «Формирование и развитие института цивилизованного лоббизма», который прошел в Торгово-промышленной палате России. И в регионах тему подхватили – мы говорили об этом на встрече рязанского Бизнес-клуба. За скорейшее принятие закона о лоббизме выступает, кстати, и спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Вот только я совсем не уверен, что его успеет принять действующий созыв Госдумы. Выборы нового состава российского парламента ждут нас уже через год.


Работа убеждения

– Давай тогда по порядку: что это все-таки за зверь, не понятный нашему обществу, – лоббизм?

– Влияние на власть. Английское слово «лобби», вообще говоря, многозначное, и означает оно, в частности, кулуары. Вот есть рекреационные помещения у входа в парламент, и там толпятся все, кому нужно, чтобы появился тот или иной закон. Или чтобы действие того или иного закона отменили. В неформальной обстановке эти люди общаются с депутатами, и правдами (либо неправдами) убеждают их в том, что такой-то закон необходим.

Думаю, ни для кого не секрет, что порой сила убеждения подкрепляется серьезной денежной суммой.

– А должно быть как?

– Должно быть цивилизованно. Современный лоббизм – это система отношений между бизнесом и властью, подразумевающая активную экспертную деятельность, прозрачные технологии и налаженную обратную связь. Рамки этой системы и должны быть определены законодательно, чтобы у проверяющих органов и общественности не возникало разночтений, кто такой лоббист и какие формы работы с органами власти он может себе позволить, а какие будут нарушать права других людей или конкурирующих бизнес-структур. В США, например, лоббист должен зарегистрироваться при Сенате. При этом лоббистом считается человек, который тратит не менее 20 процентов своего времени на лоббистскую деятельность, имеет многочисленные контакты с членами законодательных и исполнительных органов власти, получил за свои услуги от своих клиентов не менее 5 000 долларов в течение 6 месяцев.

«Деятельность любого бизнеса регулируется законами, а значит нуждается в продвижении своих интересов через парламент».

– А если менее 20%?

– Тогда это несущественно для общества в целом. Он просто физически не сможет пролоббировать нечто серьезное. Может, это у него хобби – ходить по кабинетам. Профессионал же занимается лоббизмом, что называется, полный рабочий день.

Ключевой вопрос в регулировании данной сферы, который упускается в недавно внесенном законопроекте, максимальная прозрачность. Информация о том, кто и чьи представляет интересы, а также размер сумм, которые тратит та или иная компания на представление своих интересов в органах государственной власти должны быть доступны в том числе и для общественности.

Публичность позволит со временем заменить решал на профессиональных лоббистов и избежать злоупотреблений.

Регулирование должно затронуть и работу чиновников. Например, на мой взгляд, высокопоставленные госслужащие после своей отставки не должны получить право заниматься лоббизмом в сфере, которую курировали ранее. По крайней мере какое-то время. И такая практика принята в мире.


Сферы лобби

– Для каких сфер экономики закон о лоббизме наиболее актуален?

– Деятельность любого бизнеса регулируется законами, а значит нуждается в продвижении своих интересов через парламент. Вот, например, агропромышленный сектор. Мне часто приходится встречаться с руководителями сельскохозяйственных предприятий. У них есть много предложений, которые могли бы облегчить их работу. Но нет ни профессионалов для того, чтобы убедить в необходимости принятия конкретных мер депутатов, ни правового поля для этого.

Тут же можно сказать и про малый или средний бизнес – это именно та структура, для которой лобби – единственная возможность отстоять свои интересы перед власть имущими. Вспомните, сколько копий было сломано в Рязани по поводу создания мебельного кластера в Соколовке! Общественность твердит одно, власть – другое, бизнес доказывает свою лояльность обеим сторонам... А на самом деле тут непаханное поле для работы лоббиста, который и должен «разрулить ситуацию» таким образом, чтобы все заинтересованные стороны только выиграли.

– А если услугами лоббистов воспользуются производители табака или алкоголя?

– Замечательно. Закон для всех один. Это значительно лучше, чем коррупционные схемы. Это одно из основных преимуществ законодательного регулирования лоббистской деятельности. Не получится честной игры, если правила вообще отсутствуют. Их появление сделает взаимодействие власти и бизнеса более прозрачным, улучшит конструктивное взаимодействие, а значит улучшит и качество государственного управления. Понятно, что это не панацея от всех бед, но, по крайней мере, еще одно ограничение для коррупции. Я думаю, что со временем и в нашей стране появятся специальные учебные заведения, где будут готовить специалистов по лоббизму. Будет понятна схема, по которой взаимодействуют чиновники и предприниматели. Но для этого необходим закон. Будем ждать итогов его рассмотрения в Думе.

Общался Дмитрий Бантле

Возврат к списку

Архив новостей