27 октября 2015, 13:17 2585

Спасти рядового Райво. Интервью с опальным учителем

В июле учитель из села Ольхи Ухоловского района Райво Штулберг рассказал, что бюджетников Рязанской области принуждают быть агитаторами «Единой России» на выборах в облдуму. Причем рассказал не друзьям на кухне, а выложил видео на Youtube. Портал YA62.ru решил узнать, как начиналась и чем закончилась история, построенная в лучших традициях русской литературы на противостоянии человека и власти.
Спасти рядового Райво. Интервью с опальным учителем Досье
Райво Штулберг Родился 5 ноября 1978 года в Рязанской области. Учился в Ольховской школе, куда потом пошел работать. Закончил Спасский педагогический колледж в 1998 году по специальностити учитель начальных классов и учитель немецкого языка. В 2003 году закончил РГПУ по специальности преподаватель русского языка и литературы, культуролог.

Листы мобилизатора

— Как этот листок попал к вам? Слышали ли вы о нем до этого?

— Всем учителям раздали специальные «обходные листы мобилизатора», которые мы должны были распространить. Каждый должен был сагитировать минимум шесть лиц, что человек должен сам проголосовать — было само собой разумеющимся. Причем сагитировать нужно было шесть жителей нашего населенного пункта. Мать, например, тут же собрала родственников, которые проживают в Касимовском районе. Но ей сказали, что нет, это не подходит. Учителям, наверное, проще собрать нужное количество людей за счет родителей учеников.

Про эти листочки услышал раньше, чем увидел лично. Знакомый нес эту агитку и удивлялся русской глупости.

— Почему вы решили сделать эту ситуацию достоянием общественности?

— Меня все это взбесило. До этого я был не то, что далек от политики, но придерживался позиции, что меня не трогает и ладно. Но накапливалось со временем и прорвало, надоело все.

— Что надоело? Давление на бюджетников?

— Ну, и это тоже. Там еще это шло с агрессией. Например, спрашивали: «Иван Иванович, чем тебя «Единая Россия» не устраивает?». Это мне напомнило эпизод из книги «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, когда заключенные возмущались качеством пайка, вышел комиссар и спросил «кто тут против советской власти?». Вот эти листочки, это что вообще такое? До сих пор никакого объяснения нет.

— А ответы на какие вопросы вам нужны?

— Зачем адрес проживания нужно в ней указывать и номер телефона? Понятное дело, что все это профанация, рассчитанная на людей старой закалки. Они решили, что попали на заметку и должны теперь голосовать за «Единую Россию», хотя в кабинку для голосования с тобой никто не зайдет и не проверит.

— До этого на учителей было какое-то давление?

— Просто говорили: «идите на выборы и голосуйте». Хотя это тоже по сути принуждение, это противоречит конституции. Ну, ладно, схожу и проголосую, за кого считаю нужным. Но тут уже пошло совсем другое давление.

— Как вы решили ответить?

— Снял ролик, который был выложен. Иногда перед человеком встает выбор, от которого он уже не может никак отмахнуться. Я мог собирать подписи и быть бараном или идти против, тут ты тоже овца, но паршивая.

— Сколько просмотров он набрал?

— Шесть с половиной тысяч просмотров. Это не так много: у некоторых по несколько сотен тысяч просмотров. Сам ролик ничего нового не дал. Я его снял для своих друзей и подписчиков в соцсети. И внезапно «Вид сбоку» о нем написал, может быть, и после этого ничего не было. Но Юрий Богомолов (председатель регионального отделения партии «Парнас» — прим. ред.) воспользовался им и решил снять с выборов ни много ни мало «Единую Россию». Естественно, у него ничего не получилось. Но стало понятно, что такого не простят.


Школа злословия

По словам Штулберга, после истории с видеороликом, всех учителей попросили вернуть листки. Его друзья рассказывали, что было решено прекратить раздачу листовок и даже был отстранен ответственный за выборы человек.

— Как мне сказал Богомолов, это был «мощный залп» и, пожалуй, самый мощный политический скандал. Не знаю, кто придумал эти листочки, но политтехнолог он так себе. Хотя единственным слабым звеном в этой цепи оказался я.

— Как на ролик отреагировали?

— Месяц никак, месяц я жил спокойно, но уже что-то назревало. Это ни в чем не выражалось. Так я думаю уже сейчас, просто вплоть до последнего момента наши завфилиала и директор никак не выдавали себя.

— Когда ситуация накалилась?

— В августе была общеучительская конференция. Нас — меня, брата, мать и еще одну учительницу, которую должны были наградить, направили на эту конференцию. Хотя до этого я прочитал в электронном письме (я заведую электронным оборотом школы) было написано, что явка всех обязательна. Уже было понятно, что что-то не то. На самой конференции большой начальник из полуторачасовой речи уделил мне полчаса. Я понимаю, что ему-то по барабану, но после заявления Богомолова начальнику этому велели из области.

— А в чем вас обвиняли? В том, что вы сняли видеоролик?

— Ну, да. То, что позволено одному человеку, не позволено учителю. Свелось все к тому, чтобы от политической плоскости свести все к личности. Меня обвинили врагом детей за шутки «ВКонтакте». У меня уже давно на «стене» висит такая шутка: «Здравствуйте, дети, сегодня мы с вами ничего учить не будем, потому что вы все умрете». Она гуляет по интернету с 2012 года, а я взял и репостнул. Мне сказали, что это угроза детям. А начальник заявил, что это было даже мое видеообращение. Видимо, сам не смотрел. Тут же встала уполномоченный по правам ребенка, наблюдавшая за всем этим, обещала обратиться к Астахову.

«Например, спрашивали: «Иван Иванович, чем тебя «Единая Россия» не устраивает?». Это мне напомнило эпизод из книги «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына, когда заключенные возмущались качеством пайка, вышел комиссар и спросил «кто тут против советской власти?».

— Что вы решили делать после этой конференции?

— Я поехал к Богомолову и Антону Сумину — проконсультироваться, что мне делать. В это время проходил педсовет, на который я не явился, и весь удар на себя приняла мать. Ее, конечно, жалко. Там каждый издевался как мог, и много всяких слов было сказано.

— Как произошло ваше увольнение?

— Мне позвонил директор школы, я дал ему объяснение этой шутки у меня на «стене». Он мне дал понять, что если я не уйду сам, то меня уйдут. Я написал заявление по собственному желанию, мать тоже написала, потому что состояние было уже не то. Врать не буду: завфилиалом предлагала ей остаться, но уже после того, как ей выдали трудовую. Так что предложение это было, скорее всего, «для вежливости». Нам урезали до 18 часов, а до этого у нас было по две ставки.

— Чем это мотивировали?

— Тем, что я 13 лет преподавал математику, физику и информатику, имея филологическое образование.

— А на протяжении 13 лет их это не смущало?

— Нет. Просто когда я искал работу, им нужен был не только учитель немецкого, но и математического направления. Мне предложили, я согласился. Мне понравилось, я втянулся. Сейчас даже больше себя считаю физиком, нежели филологом. Насколько я знаю, это распространенная практика, когда берут учителя не по профилю.

— Из-за чего уволили мать?

— По заявлению Богомолова в школу приходил участковый, а до этого был наш представитель от КПРФ. То ли из-за этого, то ли еще из-за чего еще завфилиала сказала матери забирать документы. Я вообще считаю, что это величайшая несправедливость. Ладно меня все это затронуло, ну а ее зачем? Она в этой школе 45 лет проработала.

— Было на вас какое-либо еще давление?

— Нет. Но по слухам завфилиала хотела подать на меня в суд на возмещение морального вреда. Она грозилась на педсовете своими родственниками в суде, хотя за сутки до этого не выглядела морально ущемленной.

— А в чем заключалась суть претензии коллег к вам?

— Я тоже задавался этим вопросом. Я что не могу свое мнение высказать? Аргументировать никто не мог. Просто как я посмел из их болота вылезти. Если я ошибаюсь, они могут меня поправить.

— Пытались ли вы найти работу в школе?

— Да, в соседней. Им очень был нужен учитель информатики. Попросили перезвонить дня через два-три. Перезвонил, мне отказали в работе. Наверное, позвонили в предыдущее место работы, узнали всю эту историю, вот и пошли на попятную.

— Чем занимаетесь сейчас?

— Стою на бирже труда, занимаюсь фрилансом. Получаю меньше, чем в школе. Но на маминой шее не вишу. С работой у нас там никак, ее просто нет.

— Рассматриваете вариант переезда в Рязань? И думаете ли искать работу в школе?

— Рассматриваю, но тут чтобы искать работу надо уже снимать квартиру. У меня есть опыт жизни в Рязани. Два или три года назад думал сюда перебираться. Что насчет школы, то да, рассматриваю такой вариант.

— А как у вас строились отношения с детьми, и как они отреагировали на ваше увольнение?

— У меня отношения с детьми были хорошие, ну, двоечники, естественно, не согласятся. Некоторые мне даже писали и спрашивали, зачем я уволился.

Вопросы задавала Кристина Феофанова

Возврат к списку

Архив новостей