16 февраля 2015, 13:42 3397

Проекты в действии. Чем живет строительный рынок Рязани

Мы живем в городе, который меняется на глазах: тут и там строятся новые здания, и порой целые кварталы меняют свой облик за год-два. Но, как писал Карл Маркс, человек тем и отличается от пчелы, что строит новый дом сначала у себя в голове, и прежде чем воплотиться в жизни, здания появляются на бумаге, над которой творят таинственные люди — проектировщики. Об особенностях проектировочного бизнеса, современном состоянии города и перспективах его развития мы беседуем с генеральным директором проектного института Промгражданпроект Валерием Кираковским.
Проекты в действии. Чем живет строительный рынок Рязани Досье
Валерий Кираковский Родился в г. Новомосковск Тульской области. Окончил Тульский политехнический институт, по распределению был направлен в Рязань. 16 лет проработал в институте Рязаньгражданпроект, затем работал на различных должностях в городской и областной администрации. В 2002 году создал свое проектное предприятие Промгражданпроект, директором которого является на сегодняшний день. Преподает в рязанском филиале Московского государственного открытого университета. Увлекается теннисом и горными лыжами.

Конкуренция условий

 Сейчас ведется много разговоров про кризис. Говорят, уже замораживаются некоторые строительные проекты. А как это отражается на бизнесе проектировщиков?

— Я не знаю строительных компаний, которые заморозили бы свои проекты. Количество заявок на покупку квартир уменьшилось  это да. Строительство  бизнес долгосрочный, и именно недвижимость в кризис  пожалуй, лучший объект для вложения денег. Если они, конечно, есть.

А на деятельности проектировщиков кризис, конечно, тоже отражается, но больше в плане конкуренции. Надо доказывать, что ваши проекты лучшие с точки зрения качества, быстроты исполнения, стоимости и т. д.

— Какие черты времени можно отметить в строительной отрасли?

— Стал очень популярен монолит. Большинство строительных компаний перешли на эту технологию, потому что это быстрее и дешевле, чем дома из кирпича с бетонными перекрытиями. Надежность же монолитных домов понятна априори: это скелетная структура, прочностные характеристики которой в разы превосходят другие материалы.

Кирпич, конечно, имеет свои достоинства с точки зрения экологии и санитарии. Кирпичные дома менее шумные  значит, меньше надо тратиться на звукоизоляцию. Отчасти жаль, что традиционных домов со сборными плитами-перекрытиями становится все меньше. Это был такой общероссийский стиль в домостроении.

— Слышал мнение, что кирпич экологичнее бетона...

— Смотря как «измерять» экологичность. В монолитном доме часто делаются ограждающие конструкции из керамических блоков, т. е. вариаций того же кирпича. А плиты-перекрытия везде бетонные. Вообще же конечно, керамика — продукт полностью естественный, а бетон  материал, созданный искусственно. Но я лично знаю много строительных компаний, которые в качестве ограждений применяют именно керамический кирпич как оптимальный для этого материал.


Типовые наработки

— Сейчас есть типовые проекты жилых домов, как это было в советское время?

 Есть, даже мы запроектировали одну типовую серию в начале 2000-х годов на улице Костычева, хотя это не очень-то актуально. Во-первых, сами застройщики хотят видеть свои дома отличными от других. Архитектура  это тоже бренд, на это смотрят люди, это важно для застройщика. С точки зрения оптимизации производства, я думаю, типовые дома могут себе позволить очень крупные домостроительные компании, которые имеют собственные домостроительные комбинаты (ДСК). СУ-155, например. Ведь строительство панельного дома требует еще и значительных транспортных расходов: панели нужно привозить с завода... Но полностью исключать типовые серии из обихода, я думаю, не стоит. С точки зрения новых строек это имеет смысл в том случае, если у застройщика есть отношения с производителями панелей. Тогда их можно применять, и соответствующие проекты тоже.

 Как выглядит Рязань на фоне окружающих городов с точки зрения архитектуры?

— Рязань в хорошем смысле выделяется. Я, например, часто бываю в Туле, и могу сказать, что ряд объектов в Рязани лучше по дизайну и архитектуре.

Краны.jpg


Точкам места нет

— Сейчас в Рязани ведется точечная застройка...

 Ну нет, точечная застройка уходит на второй план. Если вы посмотрите на карту застройки города, то увидите, что строительные компании стремятся освоить большие массивы. Это и в Дашково-Песочне, и в Канищеве, в Недостоеве.

Сейчас возможно возникновение каких-то отдельных объектов, но требования к ним с точки зрения необходимого набора услуг для проживания сейчас очень строгие: в зоне доступности должны быть и детский сад, и школа, и парковка, и т. д. Если дается разрешение на точечную застройку, значит, все эти составляющие просчитываются. Кстати, в кризис точечную застройку вести сложнее.

 Почему?

— Потому что к точечному объекту нужно подводить все коммуникации, делать стоянки, паркинги. Если посчитать затраты, себестоимость выйдет такая, что строить может оказаться совсем невыгодно. Если же вы беретесь за комплексную застройку, то себестоимость квадратного метра снижается, потому что подключение к коммуникациям осуществляется для группы зданий.

 И тем не менее, в центре Рязани было снесено немало домов, которые входили в общероссийский реестр памятников архитектуры. Можно ли в принципе как-то влиять на эту ситуацию?

— Комментировать такие вопросы  не в моей компетенции. Мы в центральной части города проектировали только здание Россельхозбанка на улице Свободы, которое никак не диссонирует с окружающими строениями, и камерный объект в виде пристройки на улице Ленина – банк Москвы, которая соответствует общему стилю уличной застройки. Но, если вы возьмете план города восемнадцатого века и сравните с нынешним, вы увидите, что нарезка улиц в центральной части у нас не изменилась. Если сравнить это с Москвой, что произошло там...

— Но там была реконструкция Москвы...

 Реконструкция Москвы привела к тому, что огромное количество улиц просто исчезло. Вы что, хотите, чтобы такое случилось в Рязани?

 У нас масштабы не те.

 И слава богу, что у нас в центральной части осталась классическая прямоугольная нарезка улиц. Можно проехать по улице Ленина, по Садовой, по Щедрина и по Подгорной  и с любой из них попасть на улицу Есенина. В центре Москвы такого рода преимуществ немного. А что касается сохранения деревянных памятников архитектуры — я думаю, тут нужна федеральная целевая программа. Выселять людей, которые в этих памятниках живут,  процедура очень затратная и эта проблема существует во всех старинных русских городах.


Энергию в дом!

— Есть ли сейчас спрос на проектирование домов с теми или иными энергосберегающими технологиями?

— Есть, конечно. Сами эти технологии представлены в нашем регионе в полном объеме. Есть объекты, где они используются. Мы, например, проектировали в Рыбном энергосберегающий жилой дом, где применены все энергосберегающие технологии нашего времени: и солнечные батареи, и вакуумные солнечные коллекторы для горячей воды, и тепловые насосы, которые используют энергию земли.

«Рязань - очень востребованный город! Многие хотят жить здесь, и не только рязанцы: я знаю случаи, когда люди переезжали к нам из других регионов, даже из Москвы».

Эти технологии отработаны, их единственная проблема  очень большой период окупаемости. В Европе, например, такие вещи дотируются, но не напрямую деньгами, а в рамках специальных программ. Например, если вы применяете солнечные батареи, вам назначается особый тариф, и вы получаете право, например, в ночное время продавать избыток полученной энергии в сеть. И получаете на этом некую прибыль.

Но вообще, в наших российских реалиях, применение энергосберегающих технологий я вижу в удаленных от городов районах. Например, есть деревенька, где всего 10-15 домов. Газ туда вести – слишком накладно, а солнечную или ветряную станцию там можно поставить. А что касается людей с достатком, то уже немало случаев, когда и солнечные батареи устанавливают в собственных домах, и тепловые насосы, все это есть в Рязани. Не в больших масштабах, но есть. Сначала, как правило, используют традиционные источники энергии, но постепенно начинают задумываться и о более современных.

Не нужно забывать и о том, что у нас немало традиционных энергоресурсов, и пока есть, чем отапливать. В той же Германии основная масса зданий отапливается газом или теплом от ТЭЦ. Надо иметь в виду, что в Северной Европе и в нашей стране количество солнечных часов ограничено: в зимний период традиционные источники в любом случае нужны.

 Сейчас есть какие-то требования к строительству по энергосбережению?

— Есть СНиПы, в которых прописано понятие количества тепла, которое здание может терять на квадратный метр. Это четко нормируется, а без применения теплоизоляционных материалов достичь таких характеристик невозможно. Сейчас все дома снаружи утепляются. В Рязани есть заводы, которые освоили мировую линейку теплоизоляционных материалов и выпускают их, поэтому с точки зрения энергосбережения Рязань — очень благополучный город.


Востребованный город

 Говорят, что проблема обеспеченности жильем не решается с теми темпами строительства, которые есть сейчас...

 В Рязани, на мой взгляд, темп строительства очень высокий. Посмотрите на количество кранов в городе!

 Но мировая практика  строить квадратный метр на человека в год, а у нас строится полметра...

— Но динамика в виде жилья положительная. Рязань  очень востребованный город! Многие хотят жить здесь, и не только рязанцы: я знаю случаи, когда люди переезжали к нам из других регионов, даже из Москвы.

—  Если к нам начнут массово переезжать из Москвы, проблема парковок в Рязани вряд ли когда-нибудь решится...

— Проблема парковок возникла, когда количество машин в разы превысило планируемое. Когда Рязань строилась, никто не предполагал, что в городе будет так много автомобилей. Но дело даже не в том, что их много, а в том, что они концентрируются на достаточно ограниченных территориях. Если вы поздно вечером приедете в центр, то все парковки там окажутся свободными. Где проблема? Парковки в центре забиты днем, а в спальных районах забиты ночью. Поэтому проблема в центральной части касается в большей степени не жилых домов, а организаций. Сейчас в центре вообще запрещено строить многоквартирные дома без подземного паркинга. То, что вы сейчас видите на улицах, — это машины предприятий, работникам которых негде оставить машину. Жильцам же конкретного дома по силам организовать свой собственный подземный паркинг! Его можно построить, заказав проект развития внутридомовой территории и т. д. Это в том числе вопрос организации жильцов. Надо подсчитать затраты и консолидированно выходить на администрацию с предложением организовть паркинг.

— Как будет выглядеть Рязань через 10 лет?

— 100% не хуже, чем сейчас.

—  Может быть, выше?

—  Я думаю, этажность мы уже набрали. Небоскребов под сто этажей в Рязани не появятся, а здания на 20-22 этажа уже строятся. Но на фоне города это будут акценты, а в основном - станет больше территорий комплексного развития, где будут площадки для детей, подъездные пути и паркинги. Постепенно «проблемные» участки будут приводится в порядок.

Беседовал Дмитрий Бантле

Возврат к списку

Архив новостей