05 февраля 2015, 11:44 3710

Как войти в гостиничный бизнес, имея 300 тысяч в кармане

Несмотря на все перипетии, происходящие с миром, удивительно, но неискоренимыми остаются оптимисты, готовые действительно делать, а не только строить планы по пятницам за бокалом в клубах. Молодой предприниматель Иван Питюков рассказал нам о том, как открывался первый в Рязани хостел, почему франчайзинг — больше, чем просто модель бизнеса, и что наш город может предложить туристу.
Как войти в гостиничный бизнес, имея 300 тысяч в кармане Досье
Иван Питюков Родился в Рязани. После школы, поступил в Политехнический институт, там активно занимался общественной деятельностью и уже на втором курсе занялся предпринимательством. Открыл ИП и начал зарабатывать на страховании. После получения диплома, поступил в аспирантуру на экономический факультет, тогда же организовал в долях автосервис. В 2014 году открыл первый в Рязани хостел. На данный момент, является совладельцем Рязанского филиала крупнейшей Российской фотошколы Like. К запуску готовятся еще ряд проектов, в том числе в других городах.
— Что было приоритетным для вас в выборе бизнес-идеи?

— Я никогда не работал на кого-то с девяти до шести, с самого института — только бизнес. Занимался и страхованием, и автосервисом, однако меня не устраивало то, что эта работа подразумевала мое стопроцентное присутствие, — я не мог куда-либо уехать даже на неделю, потому что терял деньги, а перед путешествием приходилось делать нереально большой объем работы. После понял, что нужно искать себя в тех бизнес-сферах, где можно свести свое участие в деле до минимума. Так я наткнулся на франшизу Like. Просчитав риски и перспективы выхода на рязанский рынок, я понял, что надо делать, и открыл первый в Рязани хостел, опередив своих конкурентов на семь месяцев.

— Несмотря на недолгое существование, вы уже успели сменить место. С чем это связано?

— Чтобы обрести стабильность и выйти на новый уровень, мы нашли помещение на Радищева. Первое помещение на улице Соборной оказалось не совсем удобным — я изначально понимал, что мы оттуда съедем. Однако за то время я смог получить массу полезных знаний, опыт в прохождении бюрократических проверок и общении с внутренними органами, и все с удачным завершением — ведь вся деятельность велась абсолютно законно.

— По каким критериям вы выбирали помещение?

— В первую очередь оно должно быть качественным, просторным, с большим номерным фондом и определенным количеством санузлов. Все требования прописаны в недавно вышедшем ГОСТе. Еще до его выхода мы постарались сделать условия для проживания максимально комфортными, поэтому переделывать под новый закон ничего не пришлось.

— Как вы оцениваете новый ГОСТ?

— Как я уже говорил, мы были готовы к нему. В целом работа над этим сводом правил была проведена весьма серьезно. Этот ГОСТ ввел новое понятие в правовое поле, теперь хостел не равен гостинице. Появились четкие нормы по количеству людей, которых мы можем разместить. Введен важный пункт о запрете организации хостела в цокольных и подвальных помещениях. Безусловно, он позволит вывести с рынка недобросовестных предпринимателей, которые раньше могли беспрепятственно компрометировать нашу индустрию.

«Главная ошибка — входить агрессивно, пытаясь обрушить рынок. Это весьма распространенная ошибка для тех, кто начитался книжек и постов в социальных сетях о западных воротилах. Мы играем по другим правилам».

— Выбирая франшизу, почему вы остановились именно на Like?

— Когда о хостелах заговорили в широких кругах —а это было около полутора лет назад — речь велась об инвестициях с миллиона до десяти миллионов рублей. Мне казалось это нереальным, к тому же какой смысл вкладывать огромные деньги в хостелы, если можно потратить их с большим умом. Тогда создатель холдинга Like Аяз Шабутдинов проработал модель с минимальными инвестициями — на тот момент сумма составляла порядка 300 тысяч рублей — но это было уже вхождением в гостиничный бизнес. По большому счету, я купил не столько франшизу, сколько сильную команду единомышленников.

— Не многовато ли денег за одних единомышленников?

— На самом деле модель — действительно стоящая, как и темпы развития холдинга. Многие так называемые «федеральные сети» имеют только три хостела на всю страну, в Like же входили на тот момент уже 30. Мощь сети дает сильный бонус, снижает расходы на рекламу и обмен клиентами. К тому же не стоит недооценивать команду — мы все общаемся, передавая опыт друг другу, мы точно знаем, что работает, а что нет, наиболее успешные модели мы адаптируем под свой город. Создание контента, оптимальные системы бронирования, подсчеты общей прибыльности — я трачу значительно меньше времени, чем если бы занимался всем этим сам.

— Какая основная статья расходов в этом бизнесе?

— Первая при открытии — мебель и аренда, после — только аренда, зарплатная часть с этим даже и не сравнится.

NVA0_aE7bHs.jpg

— Рязань кажется не очень туристическим городом, вы считаете, хостел будет иметь популярность?

— Сейчас Переяславль-Рязанский включен в число объектов культурного наследия федерального значения. Я думаю, это привлечет сюда какое-то число туристов. Впрочем, говорить о том, что мы ориентируемся только на них, не совсем правильно, есть же и те, кто ездят в командировки, на спортивные мероприятия. Безусловно, это вопрос поиска и подбора целевой аудитории, и создания рынка. Сейчас в России большая часть людей слова «хостел» — «хостес» — «хоспис» — «хостинг» относят в одну группу малоизведанных слов и понятий, а кто-то, возможно, даже считает их матерными.

— Все-таки ваша целевая аудитория — молодежь?

— Молодежи приезжает много, но и старшее поколение уже начинает понимать выгоду подобного проживания. Хостел — это в первую очередь мини-гостиница, ориентированная на людей, которые достаточно неприхотливы (им не нужна огромная плазма на стене, джакузи и панорамный вид на Кремль), но место обитания они выбирают все-таки приличное. Многие молодые бизнесмены выбирают хостелы не только из-за значительной разницы в цене, но и потому, что это общение, новые и полезные контакты. К примеру, в первые недели нашей работы мы принимали тульских ребят, которые открывали здесь журнал, связанный со свадебной индустрией. Немного пообщавшись со мной, они сразу же получили контакты фотографов, директоров свадебных салонов. Порой и 15 минут бывает достаточно, чтобы обрести полезное.

— Нынешняя кризисная ситуация повлияла?

— Сначала мы очень ему обрадовались, мол забудут все о пентхаусах, прекратят доллары из окон на мостовую выкидывать, «народ попрет в хостелы». Однако вышло немного иначе — многим компаниям так бюджеты урезали, что ездить народ прекратил вообще. Если раньше были командировки, туристические группы, сейчас тишь да гладь, хотя после Нового года ситуация начала выправляться.

— Все же некоторые компании решили поднять в это время цены, как с этим у вас?

— Мы решили не поднимать цены. Во многих других городах такая мера была принята, впрочем, оно и понятно: все дорожает, а кушать хочется. У нас не выросла ни аренда, ни коммунальные платежи, чай и печеньки вроде бы тоже. Конечно, исключать повышение цен я не буду, но в нашем случае они поднимутся только тогда, когда мы сможем достичь определенного уровня качества.

— Если кто-то все-таки решится открыть еще один хостел сейчас, чего бы вы советовали избежать?

— Главная ошибка — входить агрессивно, пытаясь обрушить рынок. Это весьма распространенная ошибка для тех, кто начитался книжек и постов в социальных сетях о западных воротилах. Мы играем по другим правилам — жесткий демпинг на данном рынке приведет к плохим последствиям и для демпингующего, и для уже работающих компаний. Сейчас надо расширять рынок, развиваться, добиваться высокого качества в предоставлении услуг, а не пытаться откусить большой кусок от маленького пирога.

Общалась Карина Кожаринова


DNJjuEJoR9Q.jpg

Возврат к списку

Архив новостей