01 декабря 2014, 14:41 3170

Искусство держать планку

Культурный отдых в Рязани — это и теперь проблема. Что уж говорить про 2008 год, когда культурно-развлекательных заведений в городе было в разы меньше? Да и те, что были, походили одно на другое как близнецы. В такой-то обстановке создателей будущего «Дома культуры» и осенила мысль открыть клуб нового формата.
Искусство держать планку Досье
Иван Вотяков Родился 6 декабря 1983 г. в Рязани, учился в школах номер 3 и 34. Закончил Академию ФСИН РФ, экономический факультет. После служил в органах ФСИН по Рязанской области, недолго работал в одном из рязанских банков. Женат. КМС по легкой атлетике.

Кирпичи на стенах

— Любой бизнес начинается с идеи, а идея пришла спонтанно, — рассказывает один из основателей клуба «ДК» Иван Вотяков. — Изначально нам с единомышленниками просто хотелось «потусоваться». И мы не имели каких-то особенных амбиций, открывая клуб. Мы создавали комфортное место для себя и своих друзей, потому что тусоваться по имеющимся в городе клубам тогда быстро надоедало.

— Почему?

— Потому что везде было одно и то же. Да оно и сейчас осталось по-прежнему (улыбается). Есть популярные у молодежи места, и эта молодежь курсирует из одного такого места в другое. Иногда приезжают ди-джеи и музыканты такого «универсально-попсового» формата, и как умеют развлекают народ. В целом это было скучно. Такие клубы безлики, в них, скажем так, стандартный набор услуг: вот бар, вот танцпол — и веселись как хочешь. В Москве в этом плане гораздо разнообразнее, но там и клубов столько, что обязательно найдешь что-то себе по душе. Вот я побывал в нескольких московских клубах и подумал, что нам тоже нужно заведение с неповторимой атмосферой.

— Вам с единомышленниками?

— Как показала практика, не только нам — многим людям... Мы сделали небольшой ремонт в этом помещении (беседуем непосредственно в ДК на улице Павлова — Ред.) Много средств не вкладывали, потому что, как я говорил, больших амбиций по поводу этого заведения как бизнеса не было. Да и откуда им взяться — ведь это не суперприбыльный бизнес, а, скорее, наоборот — хорошо, если он оказывается рентабельным. Так что, как видите, у нас тут голые кирпичные стены, но они очень неплохо вписались в общую картину, создали антураж, всем понравилось. В таком вот виде открылись шесть лет назад.

У нас сразу хорошо пошли электронные вечеринки: мой тогдашний партнер по бизнесу, Вадим Кассе, работал на них как ди-джей, играл сам и приглашал других ди-джеев, которые, как ему казалось, вписывались в формат клуба. Для него это тоже был не способ заработать, а самореализация.

— А для тебя?

— И для меня тоже! Ну, когда вам 25 лет, вам хочется как-то выразиться, раскрыться. Вот мы и стали делать то, что нам нравилось. Я на тот момент имел некоторый опыт работы в банке и, как мне казалось, умел очень хорошо считать деньги. Сейчас, конечно, я понимаю, что многие умеют это делать куда как лучше (улыбается). А Вадим работал больше как арт-директор: придумывал концепцию вечеринок, доставал оборудование, приглашал московских знакомых играть у нас.

Примерно полгода мы держались на одних вечеринках, потом стало очевидно, что необходимо какое-то развитие. Потому что электронная музыка каждые выходные — это тоже скучно.

интерьер

Фото с сайта rzn-style.ru


Сцена и бар

— Что вы сделали для развития?

— Мы решили стать разнообразнее, позвали Ирину Кошевую делать концерты, я сам люблю музыку разных стилей, поэтому двигаться в этом направлении было очень интересно. И вот настал тот день, когда к нам впервые приехала группа. Не ди-джей с пультом и пластинками, а настоящая группа с инструментами и мощным творческим зарядом.

Сразу обнаружился и ряд проблем: группу надо где-то заселить, накормить, ну и как-то материально отблагодарить, причем желательно так, чтобы ребята захотели приехать к нам еще раз. Все это, конечно, решаемо, но все равно на первом серьезном концерте мы ушли в глубокий минус: цена билета изначально была установлена невысокой, чтобы привлечь побольше народа.

— Что это была за группа?

— «Маркшейдер кунст».

— Ух ты!

— Да. Отыграли здорово, конечно. Мы стали искать других артистов, потом еще и еще, и пришли к тому, что в сезон практически каждые выходные у нас кто-нибудь играл вживую. При этом я очень старался не сорваться в определенный стиль, что ли, — в однообразие. Не хотелось, чтобы у нас тут получился, например, чисто рокерский брутальный клуб, в который ходили бы бородатые дядьки в кожаных куртках и пили бы часами пиво. С другой стороны, не хотелось сваливаться и в другую крайность и вообще терять формат, становиться «как все».

По своему опыту могу сказать, что это — самое сложное.

— Сохранить формат?

— Даже не формат, а золотую середину, а середина эта лежит где-то между сценой и баром. Потому что сам по себе концерт как бизнес — не вариант, даже если продать все билеты и придет 100-150 человек. Вместить больше «ДК» вряд ли смог бы физически, у нас же тут не очень большая площадь. А нужно и гонорар музыкантам заплатить, и дорогу оплатить — о какой тут прибыли может идти речь? Прибыль достигается за счет работы бара.

«Cам по себе концерт как бизнес — не вариант».

А чтобы привлечь клиентов в бар, нужна соответствующая обстановка, то есть такая музыка, под которую захочется не только со слезами умиления смотреть на любимого исполнителя, но и заказать себе что-нибудь. Кухни у нас нет, да и изначально было понятно, что в нашем помещении не поставишь столы и не разместишь людей, которые сидели бы за этими столами, закусывали и слушали музыку... Это тоже вопрос формата, мы такой вариант с самого начала отмели. Значит, для поддержания рентабельности остается только бар.

И бывало так, что приезжают крутые артисты, отлично играют, все танцуют, всем весело — а в баре выручка ноль.

— А наоборот бывало?

— Чтобы выручка оказалась хорошей, а концерт — плохим? Так не бывает.

— Как же вы «балансировали»?

— Постепенно выработалась интуиция, наверное, или опыт наработался. И потом, про нас уже знали в городе, к нам ходили постоянно, приводили друзей. Появились завсегдатаи. Многие исполнители приезжали к нам по нескольку раз, хвалили, говорили, что в других городах не встречали подобных клубов. А мы просто сумели добиться индивидуальности заведения, заняли свою нишу. И так, не скатываясь в крайности, проработали почти шесть лет.


Ставка на будущее

— Но теперь «ДК» закрывается...

— Да, в первую очередь потому, что мне уже не очень интересно работать так. Прошло шесть лет, мы уже не столь юны, изменились приоритеты, изменилась жизнь. И мне, и другим членам коллектива стало сложнее находить мотивацию, да и сложилось ощущение того, что мы в этом месте сделали максимум возможного и может быть даже больше. Плюс все больше докучают различные внешние проблемы.

— Все знают, что последние годы к вам предъявлялось множество претензий с самых разных сторон.

— Да, это не секрет. Жаловались жильцы соседних домов, писали во все инстанции — хотя лично я не понимаю причин их негодования, у нас все было сделано по закону. Проверять нас приезжали самые разнообразные комиссии — от Роспотребнадзора до органов УМВД. Но нарушений никаких не нашли.

Скорее всего, жильцы были недовольны нашими посетителями: ведь те выходили на улицу, может быть, шокировали кого-нибудь своим видом...

— А соседство с домом-музеем академика Павлова никак не мешало деятельности клуба?

— Я думаю, что не мешало, потому что первое, что сделала администрация дома-музея, когда мы открылись, — поставила у нас перед окнами забор. Таким образом она решила обозначить границу своих «владений».

— И не слышат?

— А как можно что-то услышать, если все концерты у нас проходили по вечерам? Никаких «точек соприкосновения» с ними не было. Конечно, очень вероятно, что чиновники от культуры были о нас не самого лучшего мнения. Просто в силу каких-то своих устоявшихся взглядов на жизнь.

— Ну, мнение чиновника — это точно не критерий оценки заведения. И все же, что вы думаете делать в дальнейшем, после закрытия «ДК»?

— У меня есть другой бизнес, есть еще идеи, на реализацию которых теперь будет время. Ведь большинство видов малого бизнеса вести гораздо проще, чем руководить клубом. По всем тем причинам, которые я выше перечислил.

— То есть на клубном бизнесе ставишь точку?

— Может быть, если сложатся звезды, когда-нибудь я вернусь в это дело, займусь другим клубом, но если это случится, то это будет уже другой проект, не такой как «ДК».

Беседовал Дмитрий Бантле

Возврат к списку

Архив новостей