02 ноября 2015, 13:30 2193

Игорь Сурин: завод на Алтае — стратегический проект

Рязанская компания «Русская кожа» построит в городе Заринске Алтайского края новый завод на промплощадке в 4,5 га. Власти Алтая обещают запустить завод не позднее августа 2017 года. По предварительным оценкам, инвестиции в строительство завода составят 1-1,3 млрд рублей. Рязанский деловой портал YA62.ru решил узнать все подробности данного проекта и обратился к председателю Совета директоров группы компаний «Русская кожа» Игорю Сурину.
Игорь Сурин: завод на Алтае — стратегический проект Досье
Игорь Сурин Игорь Николаевич Сурин — председатель совета директоров ГК «Русская кожа». Родился в Рязани в 1966 году. Имеет два высших образования: 1997 год — Рязанский государственный педагогический университет, 2002 год — Московская академия экономики и права. С 2001 по 2011 годы работал коммерческим директором АО «Русская кожа», с января по июнь 2011 года был заместителем директора компании. С января 2009 года — замдиректора ФПК «Инвест». С июля 2011 года председатель совета директоров ГК «Русская кожа». С августа 2015 года президент ФПК «Инвест».

— Как возникла идея строительства завода на Алтае?

— Инициатором строительства кожевенного завода на территории Алтайского края была сама администрация того региона. Нас пригласили на встречу с губернатором Александром Карлиным в Москву. Предложение показалось нам интересным, мы приехали. Он попросил рассмотреть возможность строительства завода по переработке шкур свиней, овец и мелких животных.

— Почему такое предложение было сделано именно вам?

— Мы являемся самым крупным кожевенным предприятием, имеем большой опыт переработки. Проект не дешевый, масштабный, только крупная компания может осилить.

— Чем этот проект важен для Алтайского края? В чем резонность его открытия именно там?

— За последние 30 лет было закрыто примерно 30 кожевенных заводов по ряду причин: сырья становилось меньше, многие предприятия морально устарели, многие не смогли приспособиться при перестройке. На сегодняшний день работает порядка 25 кожевенных заводов. Раньше все заводы строились в центральной полосе, как наиболее развитой с точки зрения животноводства. За Уралом на сегодняшний день не осталось ни одного кожевенного завода. Там было несколько, но они уже закрылись. Если взять распределение поголовья скота, то в Сибирском федеральном округе находится более 25%. Алтай занимает второе и третье места по мясному и молочному скотоводству. Активно развиваются программы по разведению скота, потому что развивать какое-либо производство там сложно, а сельское хозяйство развивается хорошо. Соответственно переработка строится вокруг этого: сельскохозяйственные продукты — в продукты питания, а также побочной продукции. В частности, шкуры являются побочным продуктом мясного скотоводства.

— Изменится ли промышленная отрасль в Алтайском крае после создания там кожевенного производства?

— Данный проект должен послужить импульсом для развития других производств, для которых кожа будет являться материалом. Мебель, обувь, сумки и так далее. Все это тоже важно.

— Почему был выбран именно этот город?

— Нам было предложено множество площадок на территории Алтайского края. Выбор пал на Заринск, потому что этот город относится к разряду моногородов. Необходимо развивать его социальную среду. Так как будет идти региональная поддержка, мы учли и социальный фактор. Там на сегодняшний день фактически одно крупное предприятие, где вынуждены работать люди или ездить вахтовым методом в другие регионы.

— Вести сырье из Сибири в Рязань слишком дорого?

— Это такая жуткая логистика. Большие затраты на перевозку (транспортировку) уменьшают добавочную стоимость произведенного материала. Долгая транспортировка уменьшает качество сырья ,так как такой материал должен как можно быстрее запускаться в производство и перерабатываться. Эти факторы привели к тому, что для нас интересно расширить свое производство в том регионе. Вообще предприятия промышленные строятся либо рядом с рынком сбыта, либо рядом с сырьем. Это вовсе не означает, что мы собираемся сократить объем производства в Рязани.

— Федеральные СМИ не исключают нехватки первичного сырья, однако это расходится с вашими словами.

— Это мнение ошибочно. Сырьевой ресурс там есть. И он должен перерабатываться непосредственно в том регионе, а он частично вывозиться в другие страны. Часть сырьевого продукта сибирского региона перевозится в соседние государства: Казахстан, Монголию, Китай. Даже не перерабатывается, просто вывозится. А мы наоборот рассчитываем не только перерабатывать тот сырьевой ресурс, но и подтянуть сырье из Казахстана, так как там переработка слабо развита.

«Данный проект должен послужить импульсом для развития других производств, для которых кожа будет являться материалом. Мебель, обувь, сумки и так далее. Все это тоже важно».

— Наши коллеги также пишут, что мощность алтайского предприятия будет в четыре раза меньше рязанского. С чем это связано?

— Мы рассчитали, какой объем мы сможем сейчас там собирать и перерабатывать. Возможность расширения всегда есть: если будет больше сырьевого ресурса, то мощность всегда можно будет расширить. Мы строим завод с такой возможностью наращивания мощностей.

— Будет ли построена связь между рязанским и алтайским предприятиями?

— Мы планируем построить некую синергетическую связь. Главным предприятием будет являться Рязанский кожевенный завод. Мы построим такую кооперацию с тем регионом, что те виды сырьевого ресурса, которые целесообразнее доработать в Рязани, будут отправляться сюда и наоборот: какие будут востребованы в том регионе, увозиться на Алтай. Мы сможем делать синергетический обмен и увеличивать добавочную стоимость за счет правильного перераспределения.

— Каков срок окупаемости проекта?

— Он зависит от множества факторов, в том числе и от стоимости инвестиций, и от конъюнктуры рынка: какая будет стоимость сырья. Мы считали, что ориентировочно он не превысит 10 лет. А для подобного строительства это очень хорошие показатели. При благоприятных условиях, конечно, намного раньше окупится.

— Как будет строиться менеджмент алтайского предприятия?

— Мы не собираемся изобретать велосипед и как у нас уже есть, так и будем строить там. Будем применять успешный опыт. Естественно, у нас есть персонал, который хочет развиваться, стать руководителями. Достойного человека поставим руководителем. Остальных будем обучать. За полгода до пуска завода начнется набор и обучение сотрудников.

— Есть вариант того, что топ-менеджеры будут из Рязани?

— Это не обязательное условие, но такой вариант возможен.

— Если поступит такое же интересное предложение от какого-либо еще региона, готовы ли будете его принять?

— Мы получаем много разных предложений, все рассматриваем, но не все принимаем. В данном случае много факторов совпало: и заинтересованность наша приблизиться к сырьевому ресурсу, и стратегическая необходимость создания переработки в том регионе, и высокая заинтересованность властей Алтая в создании подобного предприятия. Решение является не только экономическим, но и стратегическим. Если будут поступать такие предложения, то мы, естественно, будем их рассматривать. Но сначала надо этот проект реализовать.

— Планируется ли расширение рязанского предприятия?

— Мы планируем не расширять, а использовать существующие мощности. Мы ведем очень существенную модернизацию наших мощностей с целью повышения эффективности. Переходим на более экологичное оборудование, менее энергоемкое. Ну, и там мы планируем строить предприятие, которое имело бы энергосберегающее и экологически более современное оборудование.

Вопросы задавала Кристина Феофанова

Возврат к списку

Архив новостей